Фото №1 - Итоги-2020: Мы резко прозрели и поняли – без врачей мир не способен выжить
Фото
Городская инфекционная больница им. Боткина

Рокировка года

Год начинался со смены правительства РФ и перестановки в высшем руководстве системы здравоохранения. Премьер-министром России стал Михаил Мишустин и вернул в руководство отраслью Татьяну Голикову – до 2012 года она была министром Минздравсоцразвития, а теперь курирует социалку и медицину в должности вице-премьера.

Михаил Мурашко возглавил Минздрав, до этого назначения он руководил Росздравнадзором. Сначала появилась информация о том, что в освобожденное им кресло пересядет Вероника Скворцова. Но она, скорее всего, не была готова работать с Татьяной Голиковой и под руководством бывшего подчиненного. Результат: с должности руководителя Федерального медико-биологического агентства (ФМБА) сняли бессменного Владимира Уйбу – его назначили заместителем министра здравоохранения, и уже через месяц «сослали» в Республику Коми временно исполняющим обязанности главы региона. А Веронику Скворцову назначили руководителем ФМБА, которое указом президента «О структуре федеральных органов исполнительной власти» выведено из подчинения Минздрава, как когда-то это произошло с Роспотребнадзором.

За Скворцовой в ФМБА ушли и ее заместители - Татьяна Яковлева и Сергей Краевой. В заместители экс-министр взяла и уволенную с должности председателя Федерального фонда ОМС Наталью Стадченко. Михаил Мишустин новым председателем ФОМС назначил Елену Чернякову.

Катастрофа года

Пока мы следили за перестановками в правительстве, мир уже наблюдал за борьбой Китая с новым коронавирусом. К тому времени (11 января) мы уже знали, что в одной из больниц Уханя умер первый человек с диагностированной пневмонией, которую вызвал неизвестный вирус.

Китайские врачи испытывали разные способы борьбы с болезнью. На основании их опыта уже 29 января Минздрав опубликовал первую версию временных рекомендаций по профилактике, диагностике и лечению заразившихся новой инфекцией, вызывающей пневмонию. Тогда ее называли 2019-nCoV. Ее официальное название - COVID-19, то есть заболевание, вызванное коронавирусом 2019 года (Corona Virus Disease 2019), появилось только 12 февраля.

Чтобы не допустить распространение коронавируса, въезд для жителей Китая в Россию ограничили с 20 февраля. К этому времени уже «полыхала» Европа. В Петербурге вместо того, чтобы заботиться о защитных средствах для врачей и населения, о подготовке системы к встрече с коронавирусом у себя дома, прибывающих из Китая госпитализировали в инфекционную больницу им. Боткина по распоряжению Роспотребнадзора. Госпитализация сопровождалась их побегами, скандалами и даже судами.

Увольнение года

Несогласие главного врача Боткинской больницы Алексея Яковлева с применением этих и отсутствием более важных мер стало причиной его увольнения. Известного инфекциониста, доктора медицинских наук уволили – он стал, по сути, первой жертвой коронавируса в Петербурге.

Первый заболевший ковидом в Петербурге появился 2 марта, коронавирус он привез из Италии. В тот же день, 2 марта, Законодательное собрание Петербурга рассматривало кандидатуру нового социального вице-губернатора Олега Эргашева, предложенную губернатором Александром Бегловым вместо Анны Митяниной - она переместилась на должность Уполномоченного по правам ребенка в Петербурге.

Команды года от Роспотребнадзора

В Москве уже во всю вводились строгие ограничительные меры, а в Петербурге говорили, что регион отстает от Москвы на две недели по скорости распространения коронавируса. Говорили до тех пор, пока к концу месяца Роспотребнадзор не начал демонстрировать строгость петербургских ограничительных мер, позакрывав всё – от приема в поликлиниках и посещений общепита до огромных многопрофильных больниц, в которых выявлялись инфицированные пациенты и медперсонал. Самый масштабный карантин, в котором заболели все, случился в НИИ им. Вредена.

Оглядываясь назад, многие уверены уже в том, что распространению коронавируса весной очень «помогли» эти самые карантины, а не только полное отсутствие средств индивидуальной защиты в медицинских учреждениях.

Постановления петербургского Роспотребнадзора об ограничениях вызывали негодование, причем справедливое: они были непонятными, редактировались несколько раз и порой вызывали оторопь. Как например, постановление о совместительстве для врачей или то, в котором предписывалось хоронить пациентов с коронавирусом в цинковых гробах (через месяц оно было отменено).

Трагедии года

Апрель, май, июнь – самые страшные месяцы. Медицинские работники умирали. Беспрецедентный случай в истории нашей медицины: 27 апреля на строительном ограждении Дома Радио на Малой Садовой — прямо напротив здания городского комитета по здравоохранению появился стихийный народный мемориал. Напомним, первые девять фотографий врачей принесла Ирина Маслова. Он просуществовал почти семь месяцев. Теперь центром притяжения для всех, кто хочет почтить память погибших медиков становится еще не открытый мемориал на Карповке - это пока лишь вмонтированная в скамейку табличка с надписью о том, что скоро здесь появится Печальный Ангел работы петербургского скульптора Романа Шустрова, тоже умершего от ковида.

Читайте также: «Красная зона»

В 2020 году Петербург простился и с известными всему миру медиками.

В марте умер легендарный гематолог Борис Афанасьев, впервые в России пересадивший костный мозг ребенку, создатель Института детской гематологии и трансплантологии им. Горбачевой, заведующий кафедрой гематологии, трансфузиологии и трансплантологии ПСПбГМУ им. Павлова.

10 июня умер от ковида известный не только стране, но и мировому медицинскому сообществу профессор Юрий Астахов. Он 35 лет возглавлял офтальмологическую службу Петербурга, под его руководством она создавалась и развивалась.

Умирали от ковида петербуржцы. Только весной специальная комиссия, устанавливающая «ковидные» смерти, сообщала в среднем о 5 умерших от ковида в день. Никто в такую статистику не верил, особенно если учесть, что цинковые гробы были востребованы.

Проверка года

А общая смертность – от всех причин - росла и росла. В результате в Петербург прибыла комиссия Минздрава. Она сделала много выводов о городской системе здравоохранения. О том, что в городе игнорируется распоряжение о выполнении тестов на коронавирус в течение 48 часов. О том, что разобщено амбулаторное и стационарное звенья. О том, что напрасно остановили плановую помощь и диспансеризацию, лишили помощи пациентов с сердечно-сосудистыми и другими проблемами, смертность которых за полгода выросла. О том, что маршрутизация пациентов с разными болезнями неэффективная и т.д.

Минздрав подвел итог: в городе нет единого управления здравоохранением. И рекомендовал создать координационные центры и перестать перепропрофилировать все больницы подряд под ковид. В результате у председателя комздрава появился новый заместитель для налаживания связи между комитетом и поликлиниками Дмитрий Мотовилов. Он перешел на эту работу из администрации Калининского района.

С началом второй волны в Петербурге попытались сохранять плановую и экстренную помощь пациентам, чьи проблемы со здоровьем не связаны с ковидом. Но уровень заболеваемости растет так, что стационарам, работавшим в ковиде в первую волну, пришлось возвращаться в инфекционный режим. Растет и смертность среди заболевших: если в марте о каждом умершем сообщалось в отдельных новостях, то теперь, когда их несколько десятков в ежедневной статистике, просто называются цифры.

Знаковые имена года

2020 год изменил систему здравоохранения не только коронавирусом. Руководящие посты покинули, как еще недавно казалось, незаменимые руководители учреждений федерального подчинения: Директор НМИЦ детской ортопедии и травматологии им. Турнера Алексей Баиндурашвили, директор Детского научно-клинического центра инфекционных болезней (бывший НИИДИ) Юрий Лобзин, главный врач Северо-западного окружного медицинского научно-клинического центра им. Соколова (Клиническая больница №122) Яков Накатис. Городскую систему здравоохранения покинули Алексей Яковлев, главный врач Городской больницы им. Боткина, Олег Емельянов, главный врач Мариинской больницы, Анатолий Каган, главный врач Детской городской больницы №1, Сергей Свистун главный врач Психиатрической больницы святого Николая Чудотворца, Валерий Парфенов, директор НИИ скорой помощи им. Джанелидзе.

Назначения года

Смена власти в петербургском здравоохранении началась с вице-губернатора по здравоохранению и социальной политике. В марте им стал Олег Эргашев. А затем последовали назначения:

Городская больница №38 им. Семашко в Пушкине - Александр Панфиленко, экс-заведующий Городского организационно-методического центра рентгенологии и радиологии в КДЦ №1.

Городская клиническая инфекционная больница им. Боткина - Денис Гусев, экс-главный врач Городского центра по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями.

Городской центр по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями – Татьяна Виноградова, экс-заместитель главного врача.

Мариинская больница – Анатолий Завражнов, экс-главный хирург группы клиники «СОГАЗ Медицина».

Психиатрическая больница святого Николая Чудотворца - Андрей Отмахов, экс-заместитель главврача психиатрической больницы № 1 им. Кащенко.

ДГБ №1 - Детский городской многопрофильный клинический специализированный центр высоких медицинских технологий - Елена Плотникова, экс-заместитель главврача по амбулаторно-поликлинической работе.

НИИ скорой помощи им. Джанелидзе - Вадим Мануковский, экс-заместитель директора по клинической работе.

НМИЦ им. Турнера – экс-заместитель директора по науке Сергей Виссарионов.

Детский научно-клинический центр инфекционных болезней (бывший НИИДИ) - Александр Усков, экс-заместитель директора по научной работе.

Северо-западный окружной медицинский научно-клинический центр им. Соколова (Клиническая больница №122) - Валерий Колабутин, экс-председатель комитета по здравоохранению.

Год перемен?

Коронавирус уйдет или станет менее опасным, а оборудование, автомобили скорой помощи, закупленные в медицинские учреждения, останутся. Например, никогда еще в городе не было столько новых современных аппаратов ИВЛ. И очень хочется надеяться, что не изменится сегодняшнее отношение к медицинским работникам: мы вдруг резко прозрели и поняли – без этих людей мир просто не способен выжить.

Коронавирус утомил медицинских работников, независимо от того, в ковидных стационарах они работают или в неинфекционных. Но в том, что он изменил их и нас, изменил систему здравоохранения и отношение к ней власти, можно не сомневаться.

© ДокторПитер