Профессор Заридзе объяснил, почему муж и жена одновременно могут заболеть раком
Фото
iStockphoto

О раке стали больше говорить, но не болеть им. Напротив, благодаря новым методам терапии, ситуация с онкологией улучшается: удается справляться с неизлечимыми до этого видами рака. «Рак легкого», «меланома» уже не звучат, как приговор. Есть успешные примеры, когда, если не удавалось полностью избавиться от заболевания, то получалось значительно продлить жизнь людям с таким диагнозом.

Давид Заридзе
Давид Заридзе
Медицина

Президент Противоракового общества России, заведующий отделом клинической эпидемиологии «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина», доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент РАН.

Разобрать рак на молекулы

- Можно точно сказать, что за последнее время не появилось агрессивных форм рака, и нет никаких оснований, чтобы они появились, — рассказал в беседе с порталом «Доктор Питер» президент Противоракового общества России, заведующий отделом клинической эпидемиологии «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина», доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент РАМН Давид Заридзе. — Не изменилось и само течение рака.

Зато поменялась диагностика: если ранее диагноз ставили по результатам гистологии, то теперь врачи дают характеристику опухоли и по молекулярному строению. И это очень важное достижение, потому что оно позволяет подходить к лечению более прицельно (Target-цель).

- Взять для примера немелкоклеточный рак легкого, один из самых распространенных. Раньше его делили на плоскоклеточный и аденокарциному. Благодаря характеристике на молекулярном уровне его стали делить еще на рак с KRAS мутацией или без нее, EGFR положительный и отрицательный, — объяснил профессор Давид Заридзе. — Конечно, это влияет на методы лечения, есть таргетные препараты, которые очень эффективны благодаря направленному действию.

В итоге, если 5-10 лет назад рак легкого считался неизлечимым, популяционные показатели пятилетней выживаемости, по данным ученых США, были на уровне 18 процентов, то сейчас они значительно выше и достигают 25-30 процентов.

- На основании молекулярного строения опухолей, врачи могут их классифицировать и назначать необходимую терапию, а также разрабатывать новые таргетные препараты, — говорит онколог.

«Опухолевые трюки»

Помимо таргетных препаратов, которые эксперт «Доктора Питера» уже относит к «старой истории», онколечение продолжает развиваться, причем семимильными шагами.

- Новая парадигма терапии — это иммунотерапия, — объяснил Давид Георгиевич. — Она построена на естественной реакции организма. Иммунная система устроена таким образом, что, обнаруживая опухоль, она должна отвергать ее.

Если этого не происходит по каким-то причинам, помочь иммунитету должны иммунопрепараты. Они воздействуют на контрольные точки, которые расположены на т-клетках и могут блокировать иммунный ответ

- Возможности иммунотерапии безграничны, это колоссальный прогресс, хотя надо признать, что некоторые формы опухолей сопротивляются, — говорит профессор Заридзе. — Пока врачам не удается определить особенности тех случаев, которые не отвечают на иммунотерапию. Опухоли пытаются нас обмануть, а мы учимся разгадывать их загадки.

Когда причиной рака могут стать обследования

Сейчас диагностика рака перешла на новый уровень, но не в плане новых возможностей: обнаружив у себя хоть какое-то, даже незначительное нарушение в работе организма, принято подозревать рак. И на врачей ложится бремя назначать различные варианты диагностики, чтобы опровергнуть это распространенное убеждение. Дневная сонливость, бессонница, усталость — даже эти состояния могут заставить подозревать у себя рак.

- Хочется еще раз подчеркнуть — у рака нет специфических симптомов, — говорит Давид Заридзе. — Болезней, кроме рака, тьма. Гиперобследования — это результат неграмотности. И это очень плохо, что врачи и клиники очень часто предлагают исследования, в которых абсолютно нет необходимости. Бесконечные ПЭТ (позитронно-эмиссионная томография), КТ (компьютерная томография), особенно КТ всего тела — это абсолютно бессмысленная диагностика. Надо больше думать о том, что визуализационные методы исследований, исключая МРТ, сопровождаются ионизирующим облучением. И основная опасность влияния радиации идет от этих методов. Все это может привести к печальным последствиям.

Действительно, с появлением новых возможностей диагностики и с достаточно широкой их доступностью, КТ используют довольно часто. Например, в стоматологии для уточнения каких-то параметров могут назначить даже не один снимок, а 3-5, делать их чуть ли не на каждом приеме у стоматолога-ортопеда.

- Пусть это малые дозы ионизирующей радиации, но они накапливаются, если вам грозит болезнь, то такая диагностика может только подстегнуть ее появление, — предупреждает президент Противоракового общества России.

Еще одна беда — всевозможные нетрадиционные виды терапии рака, которые не имеют никакого отношения к доказательной медицине.

- Если диагноз поставлен, надо идти в официальное учреждение, больницу, специализированный центр, — говорит Давид Заридзе.

Впрочем, эксперт не отвергает существование реально действующих методов нетрадиционной медицины, правда, пока они неизвестны.

- Мы издаем переводной журнал американского противоракового общества, конечно же, с их разрешения, выпускаем по 4 тетрадки в год. В последнем номере была статья, где американские представители официальной медицины вполне серьезно разбирали различные нетрадиционные методы лечения онкологии, — рассказал «Доктору Питеру» врач. — Статья очень сдержанная. Различные варианты терапии изучаются детально. Нельзя списывать со счетов китайскую медицину, аюрведу. По сути, это не медицина — это философия, которой несколько десятков столетий, это образ жизни.

Один диагноз на двоих

Кстати, образ жизни в ситуации возникновения рака может играть чуть ли не главную роль. Встречаются такие случаи, что некровные родственники, например, муж и жена, одновременно или с небольшой разницей во времени заболевают раком. Сторонники теории о том, что рак может быть заразным, подобные истории приводят, как доказательство контагиозности.

- Подобным случаям есть очень простое объяснение, — говорит Давид Заридзе. — У генетически несхожих людей в одной семье — одинаковый образ жизни. Они одинаково питаются, предпочитают животную пищу растительной, придерживаются определенного распорядка дня, мало двигаются, например, курят, не отказываются от алкоголя. Поэтому развитие рака одновременно или с коротким промежутком, это вполне закономерно.

У образа жизни риски повлиять на развитие рака гораздо выше, чем у генетических особенностей.

- Я бы сказал, что образ жизни сильно преобладает над генетическими факторами, — уточнил профессор Заридзе. — Есть две формы наследственности — мутации с высокой пенетрацией, которые приводят практически к обязательному развитию рака, от всех случаев выявленных злокачественных опухолей это не более 5-10 процентов; есть генетический полиморфизм, когда по каким-то аллелям в генах можно говорить о повышенных рисках. В случае генетического полиморфизма это не патология, а особенность, рак может появиться или не появиться. Можно сказать, что вероятность невысокая. А вот неправильный образ жизни и  окружающая среда — это 80-85 процентов всех случаев рака.

Образ жизни — это не только эндогенные (внутренние) факторы — то, что мы едим, как спим, как двигаемся и отдыхаем, но и экзогенные (внешние) — влияние окружающего мира: загрязнение воздуха, солнечная инсоляция.

Нельзя говорить о прямой связи развития рака и стресса. Если брать тот же пример с мужем, женой и развившимся через короткое время после первого случая онкологическим заболеванием, вряд ли второй из них спровоцировал стресс.

- Для того, чтобы рак развился, нужны годы, для того, чтобы умереть от рака, тоже нужны годы, — объяснил Давид Заридзе.

Еще раз о питании

- Есть международное агентство по исследованию рака, на одном из заседаний рабочей группы, на котором я присутствовал, оценивали канцерогенность различных продуктов питания, — рассказал «Доктору Питеру» профессор Заридзе. — Однозначно канцерогенным фактором признали обработанные мясные продукты. К ним относятся колбаса, ветчина, сосиски. В нашей стране их очень уважают. Речь идет не о том, чтобы не прикасаться к таким продуктам, но уж точно они не должны быть основной едой.

Скорее всего, канцерогенным является красное мясо, то есть все мясо, кроме птицы и рыбы. Но по нему решение не настолько однозначное, есть данные, что риск рака повышается.

- Питаться надо простыми овощами, побольше зелени, фруктов — это реально снижает риск возникновения онкологии. Питание должно быть разнообразным, без табу, просто делать упор на растительной пище, рыбе, птице, — рекомендует онколог. — При этом переход на правильное питание уже после установленного диагноза также улучшает прогнозы. Хорошо работает это в комплексе со снижением веса и увеличением физической активности.