ковид антитела
Фото
IStockphoto

Ученые из Бостонского университета решили провести неожиданное исследование-эксперимент. За основу взяли два штамма коронавируса: «уханьский» — самый первый, который появился в конце 2019 года, — и относительно новый штамм «омикрон», который прославился тем, что быстро распространяется по странам и стремительно заражает всех, даже привитых и недавно переболевших.

Что сделали ученые

Исследователи объединили шиповидный S-белок «омикрона» с первоначальным «уханьским» штаммом коронавируса. Этот белок — уникальная структура, которая связывается с человеческими клетками и проникает внутрь. Именно в мутации «омикрон» собраны «следы» предыдущих штаммов, поэтому он такой заразный и живучий.

Важная деталь: отдельно «омикрон» вызывает легкие симптомы болезни у мышей, а отдельно изначальный вариант коронавируса приводит к высокой летальности.

Смесь штаммов получилась гремучая и опасная. Это подтвердил эксперимент на лабораторных мышах. Ученые заразили всех грызунов новым мутантом. Результат оказался впечатляющим: мыши тяжело заболели, 80 % подопытных скончались.

Эксперимент подвергся критике. Зачем создавать новые гибриды? Ведь вирус и так постоянно мутирует, мир пытается бороться с ним уже несколько лет.

«Учитывая высокую вероятность того, что пандемия возникла в результате „побега“ созданного в лаборатории коронавируса в Ухане, эти эксперименты кажутся неразумными», — цитирует Daily Mail профессора микробиологии в британском Университете Восточной Англии Дэвида Ливермора.

Сами экспериментаторы говорят, что у них не было цели сделать вирус еще более опасным и смертоносным. Такие исследования необходимы, чтобы понять, как может повести себя «омикрон», к каким мутациям следует готовиться. К тому же нет доказательств, что гибридный штамм может быть так же опасен для человеческого организма, как и для организма мышей.

Мнение эксперта

«Доктор Питер» спросил у иммунолога Николая Крючкова про эксперимент. Зачем это потребовалось ученым? И как это может повлиять на развитие пандемии в будущем?

Николай Крючков
Николай Крючков
Медицина

Врач-иммунолог, кандидат медицинских наук

— Ученые не «скрещивали» штаммы друг с другом, они занимались созданием химерного рекомбинантного вируса. Давайте немного отмотаем назад: исходный вариант коронавируса, тот самый «уханьский» штамм, был очень патогенным, но относительно мало заразным. Изначально у вируса не было всего «шифра» к человеческим клеткам, ему было сложно в них попасть, — рассказывает иммунолог.

Время шло, вирус адаптировался в окружающей среде, эволюционировал, научился лучше проникать в человеческих организм и стал прекрасно там себя чувствовать.

Учены понимают, что линии исходного коронавируса и линии «омикрона» существенно различаются между собой. Поэтому исследователи решили выяснить: если создать химерный штамм коронавируса, то какие свойства он на себя перетащит? Что будет, если вирус возьмет все самое сильное от первоначального «дикого» типа плюс заберет все лучшее от эволюционного «омикрона»?

— Благодаря эксперименту ученым удалось выяснить, что патогенность и заразность определяет не только S-белок, о котором так много говорили. Да, в большей степени ответственность ложится на него, но есть еще и другие участки вируса, которым ранее не уделяли должного внимания. Как оказалось, они тоже влияют, насколько штамм быстро заражает, проникает в организм, — говорит Николай Крючков.

Кроме того, такие исследования помогают понять следующие аспекты:

  • какие еще есть функции у вируса;

  • какая у него может быть заразность;

  • какие мутации нужно считать наиболее опасными;

  • за какими изменениями надо пристальнее следить;

  • как работает иммунная система: приобретенный и врожденный иммунитет.

У самых патогенных инфекций меньше шансов вызвать пандемию. В этом плюс химеры.

Бостонские ученые выяснили, что патогенность у экспериментального штамма крайне высока — заразились все мыши. Большая часть не смогли победить вирус. Отсюда появляется страх: если произойдет утечка из лаборатории, это точно будет грозить миру новой пандемией.

На самом деле все не совсем так, говорит иммунолог.

— Теоретически можно найти такое сочетание, которое способно вызвать пандемию. Но, во-первых, мы не знаем, как химера будет вести себя в популяции. Во-вторых, сможет ли она вытеснить уже имеющиеся штаммы? Скорее всего, нет. Ведь чтобы была эпидемия, необходимо, чтобы вирус «широко шагнул». Для этого летальность должна быть невысокой — это точно не вариант химеры, — говорит Николай Крючков.

Любая инфекция с коротким периодом болезни и высокой летальностью купируется сама собой. У нее будет слишком мало времени, чтобы распространиться. Плюс такие инфекционные болезни сразу же обращают на себя внимание всех ответственных за это структур — объявляют карантин, открывают госпитали, всех зараженных быстро изолируют.

— Если инфекция не летальная, как, например, ОРВИ, то это никого особо не интересует. В истории с ковидом летальность составляла 1,5–3 % от всех заразившихся. Даже такой, казалось бы, маленький процент уже сильно заметен. Из-за того, что заразившихся было гораздо больше умерших, новым штаммам удалось успешно распространиться, — заключил эксперт.