что происходит в больнице с теми, кто хотел совершить суицид
Фото
iStockphoto

Шарфик, который все испортил

Поругались, с кем не бывает, наговорили друг другу много неприятных слов. Но продолжение ссоры оказалось очень нетипичным. Петербурженка Ирина (имя изменено по ее просьбе — прим. ред.) повздорила с младшим сыном. Некоторые слова, которые наговорил ей молодой мужчина, были очень обидными.

- Я расплакалась из-за несправедливости, почувствовала себя плохо, была слабость, сердце сильно колотилось, — рассказала Ирина в беседе с «Доктором Питером». — У меня на шее был шелковый платок, довольно тугой, пришлось его развязать, чтобы легче стало дышать, — уточняет очень важные детали того вечера женщина.

Сын испугался за состояние матери и вызвал скорую помощь. «Скорая» приехала довольно быстро. Все как обычно: осмотрели, опросили, сделали ЭКГ. Внимание медиков привлек след от шелкового платка на шее. Они о чем-то тихо поговорили с сыном Ирины, а после заверили женщину, что ей буквально необходима госпитализация.

- Разве я не могу написать отказ, мне уже лучше? — уточнила Ирина, но получила отрицательный ответ.

«Ужас от происходящего»

Скорая с женщиной отправилась в Елизаветинскую больницу. Там ее из приемного покоя препроводили в блок экзогенной интоксикации, или, если по-простому, «вытрезвитель».

- Но я была трезва, за обедом пригубила рюмку коньяка, но с этого момента прошло уже несколько часов, — недоумевает Ирина. — Поэтому я не понимала, что я там делаю.

Вокруг и правда были нетрезвые мужчины. Они кричали, требовали их отпустить, кто-то просился в туалет, некоторые были привязаны к каталкам.

- Я испытала ужас от происходящего, и не могла сообразить, почему я там нахожусь, — описывает свое состояние женщина.

Врач, который принимал Ирину, объяснил, что надо немного подождать, ей необходимо сделать рентген шейного отдела. Женщина не спорила, только просила дать ей возможность побыстрее пройти обязательные процедуры, написать отказ от госпитализации и поехать домой. Там уже начинал нервничать муж и ждали голодные коты.

- Мне предложили лечь на каталку, потому что у них такие правила, а потом абсолютно неожиданно для меня начали привязывать, расстегнули на мне одежду. Было холодно и очень стыдно, — признается Ирина.

На женщину попытались надеть памперс, от которого она отказалась, потому что не понимала, для чего это делается.

- Обращались очень грубо, мне стало очень страшно, я умоляла хотя бы дать мне возможность позвонить мужу, рассказать, где я, — вспоминает тот день Ирина.

Но телефон и личные вещи изъяли: перед глазами пересчитали деньги, вытряхнули все из сумочки, сняли с руки фитнес-браслет и оставили одну в расстегнутой одежде. Спустя некоторое время Ирину все же отвезли на рентген, после ее осмотрел оториноларинголог.

- Она взяла в руки салфетку и с силой вытянула мне язык, чтобы осмотреть горло, но ничего, как я поняла, не увидела, — вспоминает пациентка поневоле.

Нарушений нет, сами виноваты

К моменту осмотра лора стянутые довольно сильно руки онемели, невозможно было двигать пальцами, болели ноги из-за непривычного положения.

- Около 4 утра мне сообщили, что меня переводят в психиатрическую больницу им. Скворцова-Степанова, — рассказала Ирина.

Там с ней обращались отлично, признается женщина: приняли, дали успокоительное после такой страшной ночи. Когда в 9 утра пришел врач, ее осмотрели, побеседовали и… отпустили. Ирину уже встречал у дверей встревоженный ночными поисками муж.

С результатами ночной «госпитализации» Ирина обратилась в травмпункт, чтобы зафиксировать повреждения — синяки не прошли и спустя неделю. 8 июня — в полицию. Но решила все же заявление не писать. Хотела лишь добиться извинений от медперсонала Елизаветинской больницы, которые, по словам женщины, не разобравшись в причинах, обращались с ней крайне некорректно и причинили не только психологические, но и вполне физические страдания. 20 июня Ирина получила ответ от главного врача Елизаветинской больницы Сергея Петрова: в письме сказано, что никаких нарушений в отношении Ирины не было, врачи действовали по обстоятельствам и по инструкции (полный текст ответа есть в распоряжении редакции — прим. автора).

«Из анамнеза (со слов сотрудника ГССМП) известно, что 06.06.2022 Вы выпили рюмку коньяка и, после ссоры с сыном, пытались задушить себя шарфом. Вы были возбуждены, кричали, угрожали, оскорбляли медицинских работников, критика к своему состоянию отсутствовала. <…> Для предупреждения нанесения вреда себе или окружающим Вы были мягко фиксированы к каталке для лежачих больных, укрыты шерстяным одеялом, Вам надели памперс. Проведено обследование: клинический анализ крови, УЗИ плевры, ЭКГ, исследование уровня глюкозы крови, рентгенография легких и шейного отдела позвоночника. <…> 09.06.2022 в 09:38 Вы санитарным транспортом переведены в СПб ГКУЗ „Городская психиатрическая больница № 3 им. И.Н. Скворцова-Степанова“. <…> Нарушения должностной инструкции медицинскими работниками ОСМП не установлено».

- Я считаю, что все это наговор, здесь практически нет ни одного слова правды. Хотя бы даже то, что перевели меня в психиатрическую больницу №3 9 июня, — не согласна с ответом Ирина. — И я могу легко доказать, что днем 7, 8 и уж тем более 9 июня я была дома, посещала травмпункт и полицию.

Ирина ситуацию так оставлять не собирается — планирует писать жалобу в страховую компанию по ОМС и в Минздрав, чтобы там дали оценку обращению с пациентами.

Фиксация, которая спасает жизнь

Однако в этой истории не все так однозначно — примененная к Ирине фиксация, например, вполне оправдана, если человек реально собирался совершить суицид. На вопросы «Доктора Питера» о том, что происходит после того, как в «скорую» поступает вызов о попытке совершить самоубийство, ответил заведующий отделением скорой медицинской помощи Елизаветинской больницы Василий Емельянов.

Если родственники вызывают скорую с комментарием «попытка суицида», в любом ли случае человека доставляют в больницу?

- Нет, не в любом. Все решается по результатам осмотра и разговора с пациентом или родственниками. Решение о госпитализации принимает бригада скорой помощи. В случаях, когда есть сомнения, они могут проконсультироваться с дежурным по городу психиатром. Если по телефону вопрос не решается, психиатр может отправить в помощь психиатрическую бригаду.

- Есть ли какие-то подтверждающие признаки, когда бригада принимает однозначное решение о госпитализации?

- Чаще всего это суицидальные высказывания, следы на теле, повреждения. В плане передозировки препаратов подтверждением служат пустые упаковки от таблеток, пустые блистеры.

- Ставят ли под сомнение попытку суицида?

- Под сомнение диагноз, конечно, ставится, это все проверяется на уровне скорой помощи. Все сомнения трактуются в пользу здоровья пациента, и бригада, скорее всего, принимает решение о госпитализации. В случае суицида — это принудительная госпитализация. По закону о психиатрической помощи, согласие пациента и родственников не требуется.

Если к нам привозят такого пациента, у него уже есть сопроводительный лист от скорой помощи, где указана попытка суицида. Мы помещаем его или в реанимационное отделение, или в блок экзогенной интоксикации — в случае, если человек пребывает в психомоторном возбуждении или измененном состоянии сознания. Психиатр решает, есть ли суицидальные намерения, и нужно ли переводить пациента в психиатрическую клинику.

- Существуют ли какие-то инструкции, как вести себя с пациентом с попыткой суицида? Есть ли необходимость его фиксировать?

- В связи с выраженным психомоторным возбуждением при поступлении в стационар, пациенту на время выполнения необходимых жизненно важных лечебно-диагностических обследований для уточнения диагноза и установления медикаментозных назначений выполняется мягкое ограничение рук — фиксация. Помимо сбора анализов, человека с такими диагнозами ограничивают в движениях, чтобы он не мог нанести физический вред ни себе, ни окружающим.

Что касается обследований, основное — это осмотр психиатра, внешний осмотр на наличие повреждений. В случае удушья проводятся обследования на предмет наличия повреждения органов шеи. Перевод в психиатрическую больницу осуществляется после осмотра психиатра и ликвидации непосредственной угрозы для жизни (остановка кровотечения, восстановление функции жизненно важных органов). Сроков перевода определенных нет, но у нас в стационаре психиатр осматривает ежедневно. Все зависит от того, насколько быстро приедет за пациентом бригада, так как таких бригад у нас в городе не так много.

- Насколько часто поступают пациенты с попыткой суицида, можно ли говорить, что это происходит ежедневно?

- Чаще всего они и поступают ежедневно. Иногда бывает и по несколько человек.