Как работает препарат, обнаруженный в допинг-пробе Камилы Валиевой
Фото
@kamilavalieva26

Фигуристка Камила Валиева попала в допинг-скандал в Пекине. 11 февраля подтвердились сообщения о положительной пробе спортсменки, взятой еще в декабре.

В организме фигуристки был обнаружен запрещенный WADA препарат триметазидин. Об этом сообщается на сайте Международного агентства по тестированию (ITA).

Временное отстранение Валиевой было снято 9 февраля, так как пробы брали ещё 25 декабря, не в период Олимпиады. Сейчас фигуристке разрешили продолжить выступать в Пекине, однако МОК и Международный союз конькобежцев через спортивный арбитраж намерены оспорить этот допуск.


Согласно данным регистра лекарственных средств, триметазидин относится к группе антигипоксантов и антиоксидантов. Это средство регулирует энергетический метаболизм. В разделе противопоказаний значится, что из-за отсутствия достаточного количества клинических данных его не рекомендуется назначать пациентам до 18 лет.

Кардиолог, клинический фармаколог Юрий Мещеряков рассказал «Доктору Питеру», что традиционно триметазидин оказывается среди назначений у пациентов с ишемической болезнью сердца, особенно часто, если человек страдает от стенокардии.

Юрий Мещеряков
Юрий Мещеряков
медицина

Клинический фармаколог, терапевт, кардиолог центра GMS Clinic

- Сторонники применения триметазидина настаивают на наличии у препарата цитопротективных свойств, что он позитивно влияет на метаболизм кардиомиоцитов. По информации из отечественной литературы, это лекарство способствует большей продукции АТФ (аденозинтрифосфат — основной источник энергии для клеток в частности и организма в целом — Прим. ред.), препятствует образованию свободных радикалов и защищает мембраны клетки от разрушения. Но несмотря на успех препарата на аптечных прилавках, я пока не видел рандомизированных исследований, которые бы подтвердили его выдающиеся свойства, — рассказал Юрий Мещеряков.

По словам специалиста, этот препарат отличается от нашумевшего мельдония — это разные препараты с разными механизмами действия. Но оба мало изучены в условиях серьезных рандомизированных плацебо-контролируемых исследований за пределами стран-наследников советской науки.

Спортивный врач Александра Пурига отмечает, что триметазидин вряд ли влияет на эффективность спортсмена. По мнению эксперта, этот препарат — лишь «витамин для сердца».

Александра Пурига
Александра Пурига
спортивная медицина

кандидат медицинских наук, спортивный врач, реабилитолог

- Применение таких препаратов для улучшения спортивных результатов не оправданно — они не влияют ни на спортивный результат, ни на спортивную форму, чаще их назначают при брадикардии, — поясняет спортивный врач Александра Пурига. — Результатом многолетних тренировок элитных спортсменов становится адаптация организма в целом и сердечно-сосудистой системы в частности, сердце начинает работать эффективнее — сокращаясь реже, проталкивая большие объемы крови за раз. Результатом адаптации становится «спортивное сердце» — симптомокомплекс, состоящий из спортивной брадикардии (замедление пульса в покое), изменения объемов камер сердца и толщины стенок, особенностей электрической проводимости.

Врач также отметила, что прием препарата надо еще доказать. Были случи, когда он попал в организм спортсмена в составе БАДов.

- Высока вероятность попадания вещества в виде примеси, при применении БАДов. Отследить технологические ошибки в таком случае очень тяжело. При этом, как правило обнаруживается не само вещество, метаболиты, — говорит Александра Пурига. — Триметазидин ранее уже фигурировал в допинг-скандалах, например, в допинг-пробах бобслеистки Надежды Сергеевой на Олимпиаде в Пхенчхане-2018. Тогда, по словам Надежды, препарат был получен в добавке метеонин, которую ей назначала ФМБА. Факт примеси подтвердили две лаборатории (Белорусия, Австрия), после чего аргументы были приняты, а дело закрыто.

По словам главного внештатного специалиста комздрава Петербурга по спортивной медицине Михаила Дидура, триметазидин относится к группе запрещенных препаратов WADA — как во время соревнований, так и во внесоревновательный период. Он может повышать спортивную работоспособность, однако, по словам специалиста, в фигурном катании не может повлиять на результат соревнований.

Михаил Дидур
Михаил Дидур
Спортивная медицина

Главный внештатный специалист комздрава Петербурга по спортивной медицине, директор Института мозга человека, доктор медицинских наук, профессор

- Триметазидин, как и мельдоний, относится к группе препаратов метаболического ряда. Они действуют по-разному, но эффект у них похожий — улучшение метаболизма, в том числе питания мышц и клеток мозга. В клинической медицине триметазидин используется в кардиологии. Что он может дать спортсмену? Это возможность повысить спортивную работоспособность, выносливость. Метаболические препараты — препараты длительного действия. С точки зрения спортивной медицины, он может влиять у спортсмена на возможность «переварить» тренировочные нагрузки. Но, по сути, он не соревновательный. Его применение можно как-то объяснить в тех видах спорта, где на результат влияют секунды, метры и так далее. Или в игровых видах, где один может напряженно играть весь матч, а другой — только половину. Но применительно к фигурному катанию назвать его допингом нельзя — он никак не влияет на результат. В этом виде спорта идет техническо-эстетическая оценка, там нет измерения скорости или силы. Понятно, что для четверного прыжка тоже нужна сила, но на силу этот препарат как раз не влияет.

В то же время, как отмечает Михаил Дидур, в спорте действует презумпция виновности — при том, что запрещенный препарат может попасть в организм спортсмена как и где угодно.

- Разговор о том, что список запрещенных препаратов избыточно расширен, идет уже десятки лет идет. Нерешенным на сегодня остается и вопрос несанкционированного попадания в организм спортсмена запрещенного вещества. Теоретически это вещество может попасть в организм как угодно — через воду, пищу, постельное белье в гостинице и так далее.

Когда я слышу, что у кого-то найдены следы чего-то запрещенного, понимаю — эти следы могли быть хоть на ложке в ресторане.

Но в отличие от того же уголовного кодекса, в спорте действует презумпция виновности — нашли, значит, виновен. Можешь что угодно объяснять — неважно. Заступил за линию — виновен. Нашли в организме — виновен. Не пришел вовремя на допинг-тест — виновен. Точка. И эти правила действуют с 2003 года, — поясняет эксперт.

Нина Абросова
Нина Абросова
Спорт

Двукратная чемпионка мира по боксу, чемпионка мира по кикбоксингу, шестикратная чемпионка России по французскому боксу, победитель чемпионата мира 2016 и 2017 по водно-моторному спорту г.

- В спорте достаточно сильный фактор имеет генетика. Мне кажется, что у каждого спортсмена — молодого или опытного — должен быть генетический паспорт. Он позволит оценивать всевозможные риски, осложнения, нарушения в организме и возможности.

Что касается допингов, скажем так, «поддерживающих препаратов» — их очень много, много появляется и это очень распространенная история. Когда мне что-то рекомендовали, я категорически отказывалась. Если бы стоял вопрос принимать какой-то препарат или уйти из спорта, я бы выбрала последнее. Все эти препараты — мины замедленного действия, не изученные до конца. Непонятно, что будет через 10-20 лет из-за их приема. Где гарантия, что они не загубят спортсмена?

Еще один момент: поддерживающие препараты помогают сердцу работать, подпитывают его. Если от них отказаться, это может привести к быстрым негативным последствиям, так как сердце уже привыкло работать с «костылем».

И еще немного по поводу детей в спорте: я спортсменка, до сих пор действующий чемпион мира по гонкам на воде, но я и мама — я бы отправила своего ребенка в спорт, но мониторила бы тренировки, подход тренера.

Отдельный вопрос — зачем в фигурном катании вообще нужен допинг. Одно время считалось, что в этом виде спорта, как и в гимнастике допинг только вредит результатам, так как он плохо влияет на координацию. Но, по словам врачей, запрещенные препараты принимают и здесь — чаще всего, это диуретики растительного происхождения, которые помогают сбросить вес. Мочегонные препараты могут использовать и перед соревнованиями — для вывода уже действительно запрещенных веществ.  

В перспективе — деменция, ожирение, рак, остеоартрозы

Как ранее рассказывали спортивные врачи, употребление допинга в юности может приводить у спортсменов к онкологии, деменции и ожирению.

Так, по словам главного врача Городского врачебно-физкультурного диспансера, профессора Сергея Матвеева, последствия приема допинга у юных спортсменов непредсказуемые, поскольку врачи не знают, что тренер предлагал ребенку или что он ел самостоятельно. К примеру, прием анаболических стероидов может аукнуться более ранним началом заболеваний, которые обычно проявляются после 40-50 лет.

Для спортсменов это, в первую очередь, остеоартрозы (исчезновение хрящевой поверхности сустава, условно говоря, стирание его до костной ткани), остеохондрозы в раннем и тяжелом проявлении, артериальная гипертензия, что называется, «без причины». А если юный спортсмен принимал гормон эритропоэтин (ответственный за производство красных кровяных телец — эритроцитов) либо проводились манипуляции с кровью, возможно формирование онкологической патологии кровеносной системы.

- Профессиональная карьера спортсмена начинается очень рано 4-5 лет, зачастую заканчивается в 25-30 лет, при этом зачастую профессиональная спортивная карьера влияет на продолжительность жизни. Чрезмерные физические нагрузки приводят к развитию стресс индуцированных заболеваний и ускорению старения организма. Ускоренное старение организма более характерно для мужчин, это проявляется в «омолаживании» возрастных заболеваний, — добавляет Александра Пурига.

По словам врача спортивной медицины, штатного эксперта Российского антидопингового агентства (РУСАДА) профессора Михаила Дидура, чтобы дать какой-то препарат несовершеннолетнему спортсмену, спортивные врачи обязаны брать письменное согласие у его родителей, но на практике это может «находиться в тени» — происходить без ведома мам и пап.

В частности, по словам профессора Дидура, ключевой момент в решении тренера дать ребенку допинг — зарплата, размер которой напрямую зависит от спортивных результатов подопечных. 

И эта схема сложилась еще с советских времен. Сергей Матвеев подтверждал, что всю стратегию определяет тренер, и решающее слово не всегда за доктором. 

А по словам одного из петербургских тренеров по легкой атлетике, проблема также в том, что многие препараты из запрещенного списка свободно продаются в аптеках — их может купить любой подросток.