Дело Элины Сушкевич: неонатолога из Калининграда приговорили к 9 годам за убийство младенца
Фото
соцсети

6 сентября стало известно: суд приговорил врачей из Калининграда Элину Сушкевич и Елену Белую к 9 и 9,5 года колонии соответственно по делу об убийстве недоношенного младенца. Им также запрещено вести врачебную деятельность на протяжении 3 лет.

Отметим, что изначально прокурор просил приговорить женщин к 13 годам колонии.

Что произошло

Эта история началась еще в ноябре 2018 года. Беременная Замирахон Ахмедова попала в роддом № 4 в Калининграде на достаточно раннем сроке — всего 24-я неделя. У нее внезапно начались роды. Мальчик родился крохотным — всего 700 граммов. Как рассказывала потом его мама, исполняющая обязанности главного врач больницы Елена Белая сразу сказала, что мальчик имеет очень мало шансов выжить. Спустя 5 часов реанимации новорожденный скончался.

Следствие предполагает, что его смерть была насильственной. По версии обвинения, Белая попросила анестезиолога-реаниматолога Элину Сушкевич убить ребенка, вколов ему смертельную дозу сульфата магния — и все ради того, чтобы «не портить статистику». Мол, убить малыша было бы проще, чем реанимировать. В следственном комитете объявили: спектрографическая экспертиза показала многократное превышение в организме новорожденного сульфата магния

Уже летом 2019 года полиция задержала Сушкевич. Ей предъявили обвинение по 2-й части 105-й статьи УК РФ «Убийство малолетнего, заведомо находящегося в беспомощном состоянии».

Громкое дело привлекло внимание общественности. Врачебное сообщество выступило в поддержку Сушкевич: коллеги медика стали распространять посты с хештегом #яэлинасушкевич. Впрочем, эта история задела даже тех, кто не был связан с медицинской сферой.

Следствие тогда продолжалось более года. В итоге присяжные оправдали и Сушкевич, и Белую. Впрочем, тогда же Следственный комитет выступил с официальным заявлением: «состоятельность версии следствия основывалась исключительно на доподлинно установленных фактах».

В интервью с «Доктором Питером» Сушкевич выражала надежду, что этот случай не забудут и сделают правильные выводы, ведь в правовом поле врачи в нашей стране пока не защищены. Однако тогда она вряд ли догадывалась, что история еще не была закончена.

27 мая 2021 года Первый апелляционный суд общей юрисдикции отменил оправдательный приговор. Гособвинение сочло, что присяжные вынесли вердикт лишь под давлением эмоций из-за широкой огласки в СМИ.

4 октября 2021 года врачей отправили под арест. 

24 августа 2022 года стало известно, что присяжные в Москве в итоге признали Елену Белую и Элину Сушкевич виновными в смерти младенца. Тогда же было объявлено, что сторона защиты планирует обжаловать решение.

Что говорят врачи

Многие коллеги Сушкевич высказывались в поддержку врача. Например, руководитель Национальной медицинской палаты Леонил Рошаль заявлял, что дело оценили неправильно, а судебно-медицинскую экспертизу провели со значительными ошибками. Кроме того, он подчеркивал: заключение под стражу Сушкевич нанесло огромный урон всей Калининградской области и перинатальному центру, где и так сейчас не хватает 30% неонатологов.

- Мы будем защищать врача дальше. Я готов сидеть за нее, — говорил Рошаль.

Также в пользу Сушкевич высказывался главный внештатный детский анестезиолог-реаниматолог Минздрава РФ. Обвинения в ее адрес он называл «полным идиотизмом», подчеркивая, что ребенка не оставили в опасности. Он даже высказывал предположения, что у следователя есть личные счеты с медиками.

Активно поддерживают Сушкевич и простые люди в соцсетях. В аккаунте доктора — множество комментариев тех, кто не верил в виновность врача и надеялся на справедливый суд.

Эдуард Айламазян
Эдуард Айламазян
Медицина

Академик РАМН, заслуженный деятель науки, доктор медицинских наук, профессор кафедры акушерства, гинекологии и репродуктологии СПбГУ

Экс-директор НИИ акушерства и гинекологии им. Отта, академик РАН Эдуар Айламазян тоже высказывался по поводу дела Сушкевич.

Он говорил, что растиражированная в СМИ формулировка «убили ради статистики» не выдерживает никакой критики: ведь улучшить показатели по смертности для роддома, в котором ребенок уже родился и информация об этом занесена в базы, невозможно. Главный врач мог бы захотеть в теории, чтобы младенец скончался вне стен медучреждения. Однако в этой истории все было не так: врачи роддома вызвали бригаду неонатологов, а те действовали в соответствии с распорядком помощи глубоко недоношенном. Этот распорядок включает в себя три пункта: надо наладить воздуховод с помощью ИВЛ (искусственной вентиляции легких) и введения сурфактанта («Куросорф») для легких, начать инфузионную терапию.

Как отмечал Айламазян, он никогда не встал бы на сторону доктора, пойманного на халатности — однако история Сушкевич не про это. Он говорил, что сульфат магния при таких состояниях действительно вводят, так как он способствует обезвоживанию — так можно снять отек мозга. В определенных условиях, если препарата ввести слишком много — сердце младенца действительно может остановиться.

- Но я абсолютно уверен, что бригада неонатологов приехала не убивать, она сделала ту работу, которую делает каждый день. Подозревать, что что-то сделали не так ради статистики, глупо — гибель ребенка уже ничего не изменила бы, — заявлял врач.

Максим Ткачук
Максим Ткачук
Медицина

Заведующий отделением реанимации новорожденных ГБУЗ Республики Kарелия «Республиканский перинатальный центр»

В своих соцсетях в поддержку Сушкевич высказался заведующий отделением реанимации новорожденных Максим Ткачук. По его словам, обвинительный приговор Сушкевич — ситуация, которая может стать антонимом для словосочетания «торжество справедливости».

- Вчера ночью засадили за решетку мою коллегу, а сегодня утром я пошел на свою работу, делать то же самое, что делала она, — пишет врач, отмечая, что на момент написания текста в его отделении лежали 4 таких же малыша с весом меньше 1000 граммов, как и в истории Сушкевич.

Неонатологи каждый день делают то, чем занималась доктор Сушкевич — спасают жизни. При этом, подчеркивает Ткачук, неотложная медицина всегда на грани жизни и смерти, она всегда связана с риском, всегда есть вероятность, что спасти не удаться.

И история калининградских врачей, по мнению доктора, касается каждого — потому что уже сейчас работать анестезиологами, реаниматологами, хирургами и акушерами не идут.

Произошедшее активно обсуждают неонатологи по всей стране — история никого не оставила равнодушным.

Елена Парецкая
Елена Парецкая
аллергология-иммунология, патофизиология, педиатрия

врач аллерголог-иммунолог, врач-педиатр, патофизиолог, Junior Member WAO ( Всемирная организация по аллергии)

- Как врач-педиатр, хотела бы выступить в поддержку доктора, поскольку ситуация настолько чудовищная и нелепая, что в нее с трудом верится. Мы как врачи прикладываем все усилия для спасения малышей, на каком сроке бы они не родились. Но статистика — вещь упрямая, и к сожалению, врачи не боги и могут только постараться и использовать все свои ресурсы и возможности, чтобы выходить столь маленького ребенка.

В научных публикациях приводятся следующие данные: новорожденные, которые появились на свет на 23 неделе беременности, имеют процент выживаемости от 0 до 15%, причем только у 2% из них в дальнейшем не остается каких-либо серьезных поражений нервной системы и других грубых пороков. И риски гибели малыша, рожденного в таком сроке, в первые дни после родов максимально высоки.

Кроме того, женщина поступила в стационар экстренно, в анамнезе у нее были выкидыши, а данных о ранее проводимых обследованиях, перенесенных патологиях, приеме медикаментов — просто нет.

Да, горе родителей, ожидавших рождения младенца, не унять, но обвинять врача в убийстве — это слишком даже в подобной ситуации. Ни один врач, который работает с детьми, не решится на подобный шаг, нужно быть откровенным чудовищем. И тем более, никак нельзя говорить о предварительном сговоре, ведь мы все люди взрослые, адекватные и давшие клятву спасать жизни. После подобных историй и надуманных обвинений врачи опускают руки и боятся рискнуть ради спасения жизни. И это приводит к тому, что люди просто уходят со своей работы, и страдают в итоге наши маленькие пациенты, — говорит педиатр Алена Парецкая.

Александр Циберкин

Эндокринолог, диабетолог

t.me/funwithmedicine

В своем телеграм-канале в защиту Сушкевич выступил врач-эндокринолог Александр Циберкин. По его слова, шансы на выживание у малыша с массой тела меньше 700 грамм, родившегося у необследованной женщины с двумя выкидышами в анамнезе на таком маленьком сроке были изначально крайне малы.

- Я разбираюсь в неонатологии на уровне своей кошки, но, если вы спросите меня, то я бы сказал на порядок ниже prognosis dubia (сомнительного прогноза болезни — прим. ред). Насколько введение сурфактанта в той ситуации повлияло бы на исходы затрудняюсь сказать, но вопрос спорный, — отметил Циберкнин.

Однако в любом случае, подчеркнул врач, сам факт предъявления врачу статьи об «убийстве малолетнего, заведомо находящегося в беспомощном состоянии группой лиц по предварительному сговору» шокирует.

- Как это вообще представляется в голове у обывателей? Что сидят такие суровые калининградские неонатологии и обсуждают — ребята, давайте уже заведомо сговоримся и убьем очередного беспомощного малолетнего, а то скучно что-то? — задается вопросом врач.

Подробнее о том, какие акции проходили по всей России в поддержку Сушкевич, можно прочитать ЗДЕСЬ.