вакцинация детей от ковида
Фото
pixabay.com

Родители пожаловались в СК, прокуратуру и ФСБ

По замыслу московской мэрии, тест нужно будет повторять раз в две недели. В случае отказа от него детей просто отстранят от уроков — до тех пор, пока родители не предоставят отрицательный ПЦР. По мнению властей, такая практика поможет снизить темпы распространения вируса. Известно, что дети почти в полтора раза чаще заражают взрослых родственников, при этом сами часто болеют бессимптомно.

«Положительный экспресс-тест не будет являться ни подтвержденным случаем заболевания, ни основанием для закрытия класса на карантин, а только лишь индикатором, чтобы направить к ребенку на дом врача», — сообщила вице-мэр Москвы по социальным вопросам Анастасия Ракова.

В московской мэрии отметили, что такая практика применяется за рубежом, например, в Великобритании и Австрии. Тестирование смогут пройти все учащиеся с 1 по 11 класс, а также воспитанники дошкольных групп.

Но эксперимент вызвал резкий отпор родителей, которые уже обратились в Следственный комитет, прокуратуру и ФСБ с жалобами о противозаконности процедуры. Проверки раз в две недели они назвали профанацией и заявили, что отстранять «отказников» от уроков незаконно.

Родителей исключили из процесса тестирования их детей, объявив эту процедуру немедицинской — в отличие от тех же прививок или медосмотра.

«Экспресс-тестирование — не медицинская процедура. Поэтому для него не нужно передавать в школу никаких бумаг и подписывать согласие на проведение теста, — сообщает московский оперштаб. — Чтобы сделать экспресс-тест, не нужны специальные медицинские навыки, поскольку они разработаны для самостоятельной диагностики. Кого привлечь к экспресс-тестированию — медицинский персонал или сотрудников образовательной организации — школа решает самостоятельно».

По словам юристов, подобная трактовка — нонсенс. По закону проведение экспресс-тестов считается медицинским вмешательством и может проходить только с согласия граждан.

Мария Коробенкова

Мария Коробенкова

Юриспруденция

управляющий партнер ООО «Росмедконсалтинг»

- Медицинское вмешательство — это очень широкое понятие, — говорит медицинский юрист Мария Коробенкова. — И сбор анамнеза, и измерение температуры (которое не требует каких-то особых навыков) тоже является медицинским вмешательством. Когда мы прикрепляемся к поликлинике, мы даем информированное добровольное согласие на все эти действия. Поэтому, строго говоря, и в данном случае требуется согласие родителей на проведение медицинских манипуляций с их детьми.

Московские власти называют экспресс-тестирование на ковид «бытовой диагностикой».

- Да, мы все уже смирились с тем, что при входе в магазин нам измеряют температуру, и никакого противодействия это не вызывает, — говорит Мария Коробенкова. — Но опять же, здесь есть вопросы, насколько эти манипуляции укладываются в законодательное регулирование.

«Это противозаконная процедура!»

Проведение тестирования школьникам без согласия родителей — незаконно, — уверен юрист, эксперт по вопросам семейного права, председатель Межрегиональной общественной организации «За права семьи» Павел Парфентьев. — А утверждение оперштаба, что для проведения экспресс-тестов согласие родителей не нужно — манипуляция и неправда.

Павел Парфентьев

Юриспруденция

юрист, эксперт по вопросам семейного права, председатель Межрегиональной общественной организации «За права семьи»

t.me/parfentiev_club

- Отстранение детей от занятий в случае отказа делать экспресс-тест или ПЦР — незаконно, нарушает конституционное право ребенка на образование и является административно наказуемым правонарушением, — говорит юрист.

Будет ли экспресс-тест медицинским вмешательством? Если его проводит медицинский работник — ответ, совершенно однозначно, будет положительным, — отвечает эксперт.

Согласно ст. 2 п. 5 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», «медицинское вмешательство — выполняемые медицинским работником и иным работником, имеющим право на осуществление медицинской деятельности, по отношению к пациенту, затрагивающие физическое или психическое состояние человека и имеющие профилактическую, исследовательскую, диагностическую, лечебную, реабилитационную направленность виды медицинских обследований и (или) медицинских манипуляций».

При этом к профилактике относятся, согласно п. 6 той же статьи, любые мероприятия, направленные на «предупреждение возникновения и (или) распространения заболеваний, их раннее выявление», а к диагностике (п. 7) — направленные на «распознавание состояний или установление факта наличия либо отсутствия заболеваний, осуществляемых посредством… проведения лабораторных, инструментальных, патолого-анатомических и иных исследований». То есть проведение такого теста медработником без письменного информированного добровольного согласия незаконно.

Любой тест, затрагивающий состояние здоровья или шире — организма, человека — либо будет медицинским вмешательством, либо — в любом случае! — неким обследованием человека.

Варианта «немедицинское вмешательство и не обследование никакое» тут быть не может, он исключен. Если это — медицинское вмешательство, то производить его можно только с информированного добровольного согласия пациента (а для детей до 15 лет — родителей пациента), согласно ст. 20 Федерального закона «Об охране здоровья граждан»: «Необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является дача информированного добровольного согласия гражданина или его законного представителя на медицинское вмешательство на основании предоставленной медицинским работником в доступной форме полной информации о целях, методах оказания медицинской помощи, связанном с ними риске, возможных вариантах медицинского вмешательства, о его последствиях, а также о предполагаемых результатах оказания медицинской помощи».

Если же это — иное обследование, то проводить его в отношении школьников без согласия или против воли родителей все равно в школе нельзя. Это четко следует из ст. 44 ч. 3 п. 6 Федерального закона «Об образовании в РФ».

Родители (законные представители) несовершеннолетних обучающихся имеют право:

  • получать информацию о всех видах планируемых обследований (психологических, психолого-педагогических) обучающихся, давать согласие на проведение таких обследований или участие в таких обследованиях, отказаться от их проведения или участия в них, получать информацию о результатах проведенных обследований обучающихся.

- Но это еще не все, — говорит Павел Парфентьев. — Проведение экспресс-теста — это получение информации о состоянии здоровья ребенка. Такая информация, согласно ст. 10 ч. 1 Федерального закона «О персональных данных» относится к т.н. «специальной категории персональных данных». Их сбор, передача, любая иная обработка допускается только на основании письменного согласия родителей. Ни одно из предусмотренных законом исключений к ситуации с экспресс-тестами в школах не подходит.

При этом ФЗ «Об образовании в РФ» не дает возможности отстранять детей от учебного процесса на основании отсутствия результатов тех или иных тестов на коронавирус. Наконец, экспресс-тестирование детей без согласия родителей нарушает гарантированное Конституцией РФ право на личную неприкосновенность.

«В Европе система отлично работает»

О том, как проводится экспресс-тестирование школьников в Европе, рассказала молекулярный биолог Ирина Якутенко.

Ирина Якутенко

Ирина Якутенко

молекулярный биолог

«Родители московских школьников пожаловались в СК и прокуратуру на введение в школах обязательного тестирования на COVID-19 при помощи антиген-тестов. Мол, такая процедура вне лабораторных условий ставит под угрозу жизнь и здоровье учеников. Из Германии эти новости смотрятся примерно как: «родители школьников пожаловались на использование бутилированной воды, а не воды, набранной из ближайшей канавы» или там «родители пожаловались, что аппендицит будут лечить под наркозом при помощи скальпеля, а не заговором и травками», — пишет у себя на странице в Фейсбуке Ирина Якутенко.

По словам Якутенко, в немецких школах антиген-тесты делают уже много месяцев минимум по два раза в неделю, причем делают их себе сами школьники, начиная с первого класса. Эта система отлично работает.

Антиген-тест обладает меньшей чувствительностью, чем ПЦР-тест, зато а) результат виден сразу и б) он отлично выявляет тех, кто представляет опасность для окружающих прямо сейчас, отмечает эксперт.

«Собственно, так и происходит: тесты проводятся дважды в неделю, обычно по утрам перед уроками, и если у ученика тест оказывается положительным, его родителям и родителям его соседа по парте звонят, чтобы они забрали детей. Раньше, когда вакцинированных было меньше, а цифры по заболевшим и, главное, госпитализациям были выше, на карантин высаживали пол-класса или целый класс, сейчас в этом нет необходимости. Но чтобы быть уверенным, что это не ложное срабатывание — а такое бывает, например, если у ребенка в носу есть определенная флора, в частности, некоторые разновидности стафилококков, — ребенок в тот же день или на следующий сдает ПЦР-тест. Если он тоже оказывается положительным, заразившийся и его сосед отсиживают полный карантин, если нет — возвращаются в школу. При регулярном и повсеместном применении система отлично работает, выявляя инфицированных на стадии, пока они еще не заразили всех одноклассников».

Дети делают себе тест сами, я это несколько раз видела, и, скажем так, они залезают себе палочкой в нос очень щадяще. И все равно школьные антиген-тесты регулярно выявляют зараженных. Учителям, пожалуй, и правда не стоит делать тесты детям, они могут от усердия перестараться.

«Впрочем, как я понимаю, возмущение родителей вызвало не то, что делать тесты должны учителя (что, действительно, не лучшая идея), а сам факт, что детей будут регулярно тестировать, — говорит Ирина Якутенко. — Но я уже давно перестала удивляться новостям из России, которая, сделав одну из первых вакцин в мире, умудрилась не только привить меньше 30% населения, но еще и выйти на первое место по ежедневным смертям от ковида, обогнав Индию, Бразилию и других безусловных лидеров прошлого».