Вакцины от COVID-19 могут снижать иммунитет
Фото
iStock/Getty Images

Сенсацией публикация исследования шведских ученых неожиданно не стала. Микробиологи искали причину тяжелого течения COVID-19, а заодно вроде бы обнаружили и одно вероятное негативное последствие введения вакцины. Все дело в спайковом белке SARS-CoV-2, который умудряется замедлить восстановление повреждений ДНК, если по-научному — «ингибирует репарацию». При этом спайковый белок есть не только, собственно, у самого вируса, но и в некоторых вакцинах.

Исследование проводилось совместно департаментом молекулярных биологических наук Стокгольмского университета и кафедрой клинической микробиологии, вирусологии Университета Умео.

- Решающую роль в борьбе с инфекцией SARS-CoV-2 играет адаптивный иммунитет, он влияет на клинические исходы, однако у пациентов с тяжелой формой вируса замедленный и слабый адаптивный иммунный ответ, — уточнил один из авторов исследования Хуэй Цзян в научном журнале MDPI.

Исследователи предположили, что вирус каким-то образом препятствует адаптивному иммунитету. Опыты проводили in vitro — вне живого организма, в пробирке.

- Мы обнаружили, что спайковый белок локализуется в ядре и ингибирует репарацию повреждений ДНК, препятствую привлечению ключевых белков репарации ДНК BRCA1 и 53BP1 к месту повреждения, — заявил еще один автор работы Я-Фанг Мэй.

Если говорить простым языком: этот белок не дает подходить к поврежденному участку белкам-спасателям. Это ослабляет наш адаптивный иммунитет, который направлен на внеклеточные антигены и необходим для защиты организма от бактериальных патогенов и токсинов.

- Наши результаты раскрывают потенциальный молекулярный механизм, с помощью которого спайковый белок может препятствовать адаптивному иммунитету, и подчеркивают потенциальные побочные эффекты полноразмерных спайковых вакцин, — уточнил Я-Фанг Мэй.

SARS-CoV-2 — это оболочечный вирус, который состоит из структурных и неструктурных белков. После того, как происходит заражение, белки захватывают и нарушают регуляцию клеточного аппарата хозяина (заболевшего человека). Делают они это для того, чтобы свободно размножаться и распространять свое «потомство».

Клинические исследования показали, что новая коронавирусная инфекция влияет на количество и функцию лимфоцитов. У тех, кто переносит COVID-19 тяжело, значительно снижается количество Т-лимфоцитов, хелперных Т-клеток и Т-супрессоров. А после появления симптомов задерживаются уровни IgG и IgM.

- Эти клинические наблюдения указывают на то, что вирус влияет на адаптивную иммунную систему, — пришли к выводам исследователи. — По новым данным, система репарации (восстановления) ДНК и иммунная система защищают организм от различных угроз, и они связаны между собой. Если повреждение ДНК невозможно исправить, это усиливает патологию, которую вызвал вирус.

Результаты свидетельствуют о том, что спайковый белок захватывает механизмы восстановления повреждений ДНК и механизмы адаптивного иммунитета in vitro. 

Выводы шведских ученых не противоречат тому, что тяжелое течение ковида чаще характерно для пожилых людей, так как их система восстановления ДНК у них и так ослаблена из-за возраста и сопутствующих заболеваний.

- Наши данные указывают и на то, что вакцины на основе шипов полной длины могут замедлять восстановление ДНК, — уточнили ученые. — Результаты предполагают потенциальный побочный эффект из-за полноразмерных спайков.

Алена Макарова

Алена Макарова

Микробиология

молекулярный биолог, кандидат биологических наук, заведующая лабораторией механизмов репликации повреждений ДНК Института молекулярной генетики НИЦ «Курчатовский центр»

Статья называется «SARS–CoV–2 Spike Impairs DNA Damage Repair and Inhibits V(D)J Recombination In Vitro», то есть «Спайк-белок SARS-CoV-2 нарушает репарацию повреждений и ингибирует рекомбинацию в ПРОБИРКЕ». В работе авторы делают заявление: «Our findings reveal a potential molecular mechanism by which the spike protein might impede adaptive immunity and underscore the potential side effects of full-length spike-based vaccines», то есть «Наши результаты раскрывают ПОТЕНЦИАЛЬНЫЙ молекулярный механизм, с помощью которого спайковый белок МОЖЕТ снижать адаптивный иммунитет и объяснять побочные эффекты полноразмерных спайковых вакцин».

Авторы перестраховываются, используя слова «потенциальный механизм» и «может снижать», но даже в таком виде заявление является спекулятивным и некорректным.

Авторы не исследовали вакцины, они исследовали спайк-белок (S белок), более того, авторы не исследовали влияние белка на организм человека или даже животных, они исследовали белок в пробирке. Таким образом, в данной работе механизм влияния вакцинации на репарацию или иммунитет даже не изучался.

Не только формулировки, но и дизайн экспериментов в статье вызывает удивление. Во-первых, авторы «изучают» механизм V(D)J рекомбинации, который происходит в лимфоцитах и важен для адаптивного иммунитета, на культуре клеток HEK293T — эмбриональных почек человека. Почему они не взяли культуру клеток B-лимфоцитов?

Во-вторых, авторы искусственно экспрессировали вирусные белки Nsp1, Nsp5, Nsp13, Nsp14 и S-белок в клетке и для каждого из них наблюдали эффекты по влиянию на пролиферацию (деление) клеток. Это говорит о том, что авторы наблюдали неспецифические эффекты токсичности из-за накопления белков, которые связаны с большим уровнем накопления любого чужеродного белка в клетке. Эти эффекты хорошо известны в молекулярной биологии. Такая система (клетки, испытывающие остановку клеточного цикла и «стресс») плохо подходит для изолированного изучения влияния на репарацию, рекомбинацию, или любого другого явления.

Даже если описанное в пробирке правда, реализация предложенного авторами «потенциального механизма» после вакцинации маловероятна.

мРНК и аденовирусные вакцины вводятся внутримышечно, а не внутривенно и спайк-белок синтезируется локально внутри мышечных клеток руки, после чего «показывается» (презентуется) на поверхности клеток В-лимфоцитам и Т-лимфоцитам.

При вакцинации спайк-белок не синтезируется внутри В-лимфоцитов, в которых происходит V(D)J рекомбинация. Однако, этот механизм нельзя исключать при заражении живым вирусом SARS-Cov-2. В литературе попадались сообщения о том, что SARS-CoV-2 может инфицировать лимфоциты. Не удивлюсь, если статью в ближайшее время отзовут, как уже было ранее с другой статьей по вакцинации издательства MDPI. Если авторы, действительно, в дальнейшем вакцинируют животных и покажут изменения в репарации и V(D)J-рекомбинации в их В-лимфоцитах, тогда можно будет это всерьез обсуждать, но это вряд ли случится. Возможно, кто-то проведет такие эксперименты с живым SARS-CoV-2 на животных, вот тут нас могут ожидать открытия.

Николай Крючков

Николай Крючков

Медицина

Врач-иммунолог, кандидат медицинских наук

- Главная претензия к вакцинам на основе белка в том, что теоретически они могут стимулировать ряд патологических процессов, в основном речь шла о тромбоцитопении, тромбообразованиях, — объяснил иммунолог Николай Крючков. — Как и любые другие экзогенные (не стандартные для организма, внешние) белки, например, возникающих при онкологии, которые влияют на регулирование процессов внутри клеток.

Это теоретически может касаться инактивированных вакцин (в которых содержится «убитый» вирус):

  • «КовиВак»;

  • «Синофарм»;

  • «Синовак».

- При этом они показывают довольно низкую иммуногенность для «дельта» линии — всего до 65 процентов защиты, — уточнил Николай Крючков.

Вероятно, из-за процесса инактивации происходят какие-то изменения в вирусе.

- Еще существует большая группа вакцин: «ЭпиВакКорона», ФМБА делает сейчас что-то подобное, но опыт пока неудачный, в них содержится небольшая последовательность, которая может влиять на клеточный иммунитет, но плохо — на гуморальный, — рассказал иммунолог.

Вакцины на основе s-белка — «Спутник V», «Спутник лайт», «АстраЗенека», «Джонсон и Джонсон» в теории могут вызывать нежелательные последствия.

- Но не надо их сравнивать с самим вирусом, вирус размножается, а вектор — нет, белок же вируса появляется еще до клинических проявлений, пройдет минимум 3-4 недели при легком или среднем течении, пока он покинет ваш организм. А пока он присутствует — он будет стимулировать все негативные действия, которые возможны, — предупреждает Крючков.

По мнению шведских исследователей, альтернативой вакцине на основе спайкового белка SARS-CoV-2 может быть RBD вакцина. Сейчас сразу несколько подобных препаратов проходят клинические испытания в мире. В том числе и в России. Например, «Бетувакс КоВ-2». Иммунный ответ будет появляться в отношении маленького компонента RBD.

- В подобных вакцинах нет векторов, нет генетического материала вируса, есть только очень маленький компонент, — объяснил Николай Крючков. — Препараты пока не применяются, все они на стадии клинических исследований. Иммунный ответ будет узким, не против всех антигенов, а против наиболее важного участка — RBD. Он не обладает патологическими моментами, которые свойственны для s-белка.