Фото №1 - Иммунолог Крючков объяснил, почему система QR-кодов не поможет остановить пандемию
Фото
pexels.com

Коронавирус в Петербурге каждый день ставит все новые антирекорды, заболеваемость продолжает расти. По данным федерального оперштаба, 19 октября в Северной столице выявлено 3 220 новых заболевших, в Москве — 5 700. В регионах показатели тоже растут. Всего на сегодняшний день в России зафиксировали 33 740 новых случаев коронавируса. Из них 7,4% не имели клинических проявлений болезни. 1 015 человек умерли, 67 из них — петербуржцы.

Чтобы остановить стремительный рост, власти Петербурга решили ужесточить коронавирусные ограничения. Для этого они ввели пропускную систему по QR-кодам, которые получают переболевшие или привитые.

Как пояснили «Доктору Питеру» в комитете по здравоохранению, срок годности у кодов разный.

«QR-коды вводит комитет по промышленной политике, инновациям и торговле. Если такой код есть у вакцинированного, то он действует год. Если же его получил переболевший, то срок в 2 раза меньше — полгода», — рассказали в комитете.

Если вам не пришел QR-код, но вы переболели, то вы можете получить его только в том случае, если обращались за медпомощью. В поликлинике необходимо узнать, правильно ли внесены все данные. Код можно получить, если вы обращались не позднее 6 месяцев назад.

Если больше — то сертификат уже не будет действовать, нужно вакцинироваться.

Про новые ограничения

QR-коды начнут действовать с 1 ноября, сообщается на официальном сайте Смольного. Правила следующие:

  • с 1 ноября доступ посетителей (за исключением детей и подростков до 18 лет) на конгрессно-выставочные, спортивные и физкультурные мероприятия численностью более 40 человек возможен при наличии либо QR-кода, либо справки о медицинском отводе от вакцинации;

  • с 5 ноября необходимо предъявлять QR-код в бассейнах, фитнес-центрах, в театрах, цирках, концертных залах, кинотеатрах, в музеях и на выставках,  а также на церемонии торжественной регистрации брака;

  • с 1 декабря QR-код будет нужен для посещения общепита и объектов розничной торговли (кроме аптек, автозаправок, продовольственных магазинов, а также магазинов, не имеющих зала обслуживания).

Также с 1 по 3 ноября рекомендовано перевести сотрудников на удаленку. Работники, которые старше 60 лет и не имеют QR-кода (или справки о медотводе) должны перейти на удаленный режим работы с 1 ноября.

Экспертное мнение

Николай Крючков

Николай Крючков

Медицина

Врач-иммунолог, кандидат медицинских наук

«Меры, как обычно, запоздалые. В большинстве регионах России, как мы видим, ограничения вводятся с большим опозданием — когда показатели уже высокие, почти пик. Любая эффективная противоэпидемиологическая мера начинает действовать минимум через 3-4 недели. Само действие начинается, но эффект мы видим позже. А потом уже начнется спад. Возможно, эти меры помогут его ускорить», — говорит иммунолог.

Важно понимать, что QR-коды — это совокупность мер, они подразумевают под собой только проверку, но никакого противоэпидемиологического смысла не несут. Сейчас в разных регионах, где они «введены», действуют разные запреты: где-то на массовые мероприятия, где-то еще и на посещение ТЦ, где-то на другие вещи. Если говорить только о Петербурге, то наложить запрет на все массовые мероприятия нужно было уже давно, сейчас они сильно запоздали, это очевидно. Вспомним, как в городе в разгар эпидемии проводили различные массовые мероприятия, например, «Алые Паруса», затем был Петербургский международный экономический форум. В начале осени они тоже не закончились.

«Ограничения вводят поздно, в то время, когда волна вот-вот сама уже должна пойти на спад. И на эту мини-волну они влияния не окажут, но все же лучше, чем ничего».

Главные меры по-прежнему игнорируют

Чтобы люди меньше заражались, нужно соблюдать давно известные всем правила: носить маски, соблюдать социальную дистанцию, пользоваться антисептиками для рук. Однако народ продолжает их игнорировать.

«Вы видите сами, сколько людей на самом деле носят маски в общественном транспорте, торговых центрах — постоянно в СИЗах где-то 20%. Остальные же эти маски через несколько минут снимают или носят на подбородке. Ситуация в Петербурге, по моим наблюдениям, хуже, чем в Москве», — говорит Николай Крючков.

Проблема с QR-кодами следующая: их вводят не там, где надо, а там, где могут, то есть, в кафе, ресторанах, кино, фитнес-центрах. Такие меры могут подстегнуть население к вакцинации, создать некоторые неудобства. Часть людей решит вакцинироваться, но иммунитет будет нарабатываться месяц (это в лучшем случае), оптимально — полтора после первой инъекции. Посчитайте теперь, когда у нас реально появится хоть какой-то результат.

Когда закончится четвертая волна

«По моим прогнозам, рост заболеваемости продолжится до конца октября, потом все будет держаться на уровне недолгое время, затем начнется медленное-медленное снижение, но все равно показатели по заболевшим и умершим останутся высокими. По сути дела, это можно рассматривать как большую осенне-зимне-весеннюю волну или же как совокупность нескольких волн. Если брать только осеннюю волну, скоро должно быть какое-то движение вниз, но оно не будет радикальным, скорее, очень умеренным», — поясняет эпидемиолог.

«Если бы все постоянно пользовались санитайзерами, соблюдали дистанцию, носили маски, то уже сейчас не было бы такого количества заболевших, да и рост был бы совсем другой. В любом случае в эту суперволну будут колебательные истории, но рост точно не продлится до января, как прогнозируют некоторые эксперты — снижение начнется гораздо раньше», — уверен Николай Крючков.

Самые эффективные меры — всегда самые жесткие

QR-коды не будут действовать в аптеках, на автозаправках, в продовольственных магазинах и в общественном транспорте — местах, где всегда много людей. И почти все эти люди — со спущенными на подбородок масками или вовсе без них.

«Ввести коды в транспорте невозможно как по политическим, так и по социально-экономическим причинам. Нигде такого не было, даже в самом начале пандемии, когда новый вирус всех очень напугал. Общественный транспорт — это же всегда большое скопление людей, серьезный источник заражения и распространения вируса. Однако транспортные потоки разгружать не собираются, вводить там QR-коды — это самая крайняя мера, которой, как я думаю, точно не будет. Хотя это было бы очень эффективно. Вообще большинство мер, которые бы реально сработали, не требуют долгого внедрения, но они сами по себе довольно жесткие», — поясняет эксперт.

По мнению иммунолога, власти все время ищут какой-то баланс, но так его и не находят. В конце весны и летом его можно поймать, потому что сама природа помогает. Но сейчас не то время.

«Наша власть каждый раз делает запоздалые шаги и они, скажем так, не того размаха, который необходим, чтобы оказать реальное давление на пандемию. Но зато эти мероприятия видны, ведь нельзя сказать, что ничего не делается, создается какая-то активность, эффективность от которой — очень-очень умеренная. Я не ратую сейчас за локдаун  — он был бы уместен гораздо раньше. Но у нас же экономика, а мы ее постоянно спасаем», — резюмирует Николай Крючков.

Сейчас у пандемии есть еще одно «преимущество»: вирус стал очень заразным. В прошлом осенне-зимнем сезоне такого не было, так как не было такого обилия мутаций. Резко выросла заразность, контролировать ситуацию стало еще сложнее. С другой стороны, у нас есть вакцины — «Спутник V» и «Спутник Лайт» — и они работают. Да, они не идеальны, но все же эффективны, добавляет Крючков.

Что спасет от антиваксеров

Антипрививочники продолжают находить любые поводы, лишь бы не вакцинироваться. А ведь их довольно много. Поэтому в стране сильно пробуксовывает вакцинация и формирование коллективного иммунитета все равно произойдет преимущественно за счет переболевших, со всеми вытекающими последствиями, считает эксперт.

«Изменить ситуацию помогут решительные шаги со стороны государства. Нужно предоставлять как можно больше информации о привитых. Обнародовать подробные данные о темпах вакцинации, побочных эффектах, летальных исходах (в том числе и среди вакцинированных). Проинформировать по всем четырем вакцинам: „Спутнику V“, „ЭпиВакКороне“, „Ковиваку“ и „Спутнику Лайт“. Также нужна информация и по заболеваемости — среди вакцинированных и невакцинированных. Сколько человек в разных регионах заразились, сколько времени прошло после прививки. А этой информации ни на еженедельной, ни на ежемесячной основе нет. Это был бы большой плюс и многих аргументов антиваксеры бы лишились», — считает Николай Крючков.

И еще: нужно резко увеличить стоимость человеческой жизни в результате летального исхода от вакцинации. Сейчас выплаты от государства, если смогут доказать, что смерть наступила от прививки, составляют 300 тысяч рублей. У страховых компаний, если заранее купить полис, они больше — выплачивают около 700 тысяч. Это очень небольшие суммы, они воспринимаются плохо. У людей возникает множество сомнений: а действительно ли можно верить такой вакцине? Отсюда и антипрививочные кампании.

«Нужны резкие изменения в информационной кампании, очень сильные активные действия. В России формирование коллективного иммунитета за счет вакцинации уже не задалось. Но необходимо доказать, что прививка — это важно, и без нее вирус точно не победить», — уверен иммунолог.

В России вводят какие-то полумеры. Потом народ начинает злиться и их сразу отменяют, хотя никакого эпидемиологического обоснования нет. Такие «шараханья» из стороны в сторону очень сильно влияют на ситуацию: мы вводим ограничения сильно позже, чем нужно. И они слабее, чем нужно.

«При том запрещают то, что раздражает и неэффективно, например, нельзя было какое-то время сидеть на рядом стоящих лавочках в парках Москвы. Или нужно было носить резиновые перчатки в общественных местах. Результат пока не впечатляет», — заключил эксперт.