Нейрохирургическая операция
Фото
Алена Безменова

3 из 1000 человек в нашей стране страдают от той или иной формы эпилепсии. То есть, это 485 тысяч пациентов, у которых имеются приступы. И, как правило, это — молодые люди. Из-за заболевания они не могу окончить учебные заведения, не могут стать студентами, выйти на работу, зачастую, создать семью. По данным исследования, в России половина опрошенных готова запретить своим детям общение со сверстниками, у которых случаются эпилептические приступы.

Справиться с заболеванием может помочь хирургическое лечение. Операции уже проводятся в филиале Центра Алмазова — РНХИ им. профессора А.Л. Поленова. Одну из них провел внештатный нейрохирург Минздрава России, академик РАН, профессор, доктор медицинских наук Владимир Крылов.

Оперировали 35-летнего мужчину, диагноз ему поставили в 14 лет. Все эти годы его мучили приступы. У него точно выявлен эпиочаг. По мнению врачей, таким пациентам оперативное лечение помогает в 70-80 процентах случаев в первый год лечения, во второй — эта цифра снижается до 50 процентов.

Владимир Крылов

Владимир Крылов

Медицина

Внештатный нейрохирург Минздрава России, академик РАН, профессор, доктор медицинских наук

Операция, в конечном счете, должна привести к остановке приступов, которые испытывает пациент. Их нельзя купировать с применением медикаментозных препаратов. Мы стараемся убрать все клинические проявления.

Я сам выходец из ленинградской школы. Я окончил 1-й медицинский университет, Маяковского, 12 — это моя альма-матер, моя малая родина. Мы продолжаем заниматься тем, чем занимались наши учителя.

Любая операция на мозге — сложная и очень сложная задача.

Надеемся, что у нашего пациента больше не будет приступов, он сможет работать, общаться с друзьями. Риски осложнения минимальны, по сравнению с тем социально-клиническим эффектом, который мы ожидаем. Но, как и в любой операции — все возможно. В нейрохирургии нет несложных операций.

Врачи считают, что подобная операция должна выполняться как можно раньше. Сейчас с момента, когда пациент заболевает, до попадения к нейрохирургу проходит 18-20 лет. В идеале, должны быть не больше полутора-двух лет. Очень часто пациенты даже не подозревают, что есть такой вариант лечения.

Наталья Иванова

Наталья Иванова

Медицина

Заведующая научным отделом РНХИ им. профессора Поленова, заслуженный врач России, профессор, доктор медицинских наук

Самое важное, что решается сегодня — правильная организация помощи больным с крайне-тяжелым заболеванием. Также как в онкологии, одна из бед — позднее обращение. Десятилетиями ходят пациенты с припадками и не обращаются к врачам вообще.

Другая проблема — неправильная маршрутизация. Пациенты обращаются к неврологам, неврологи — к психиатрам, психиатры — к неврологам. Круг замкнулся, а болезнь развивается. Результаты хорошими не получаются. Удивительная неинформированность даже медицинских кругов, что существует хирургическое лечение.

Сейчас назрела необходимость более четкой маршрутизации пациентов в каждом городе, в каждом регионе. Больным оказывается помощь единой мультидисциплинарной бригадой. Но она должна быть сформирована. Примерно 40 процентов больных не отвечают правильно на современнейшие противоэпилептические препараты. Это хирургический контингент. Вы видели элегантнейшую операцию. Лет 30 назад — это была фантастика.

Алексей Улитин

Алексей Улитин

Медицина

Главный нейрохирург Петербурга, доктор медицинских наук, заведующий кафедрой нейрохирургии Института медицинского образования Центра Алмазова

Эпилепсия сопровождает человечество с самых древних времен. Одно из самых распространенных — оно уступает только инсульту и болезни Альцгеймера. Считается, что в мире около 60-70 миллионов больных с эпилепсией. Страдают в первую очередь дети, и люди трудоспособного возраста. Заболевание не смертельное, в отличие от рака и сердечно-сосудистых заболеваний, но из-за него сильно страдает качество жизни.

Эпилепсия изучается на протяжении многих столетий. До сих пор окончательный механизм возникновения не изучен. Считается, что раздражение возникает в нейронах головного мозга. У некоторых больных есть генетические предрасположенности, но открытие механизмов эпилепсии — в будущем.

Врачи считают знаковым, что подобная «показательная» операция прошла в стенах РНХИ им. профессора А.Л. Поленова. Ведь изучение эпилепсии не только в России, но и в мире, началось именно с этого института.

НИИ нейрохирургии им. Поленова
РНХИ им. профессора А.Л. Поленова
Фото
Алена Безменова
Константин Абрамов

Константин Абрамов

Медицина

Заместитель главного врача по лечебной работе, нейрохирург, кандидат медицинских наук

Все пациенты с эпилепсией требуют довольно длительного лечения, длительной предоперационной подготовки — это большой труд.

Нам удается добиться хороших результатов. Наш пациент трудоспособного возраста. При удачном стечении мы сможем добиться полного контроля над припадками.

Виктория Нездоровина

Виктория Нездоровина

Медицина

Заведующая нейрохирургическим отделением №2, кандидат медицинских наук

Решение о проведении операции принимается целой командой, состоящей из хирурга, невролога, психиатра, нейропсихолога, анестезиолога. И только благодаря их взаимодействию можно получить максимально эффективный результат.

Галина Одинцова

Галина Одинцова

Медицина

Руководитель научно-исследовательской лаборатории, кандидат медицинских наук

После хирургической операции мы возвращаемся к тому времени, когда заболевание только началось. И наша задача удержать заболевание на таком уровне. Один из наших пациентов на медикаментозной терапии добился полного контроля над приступами. Он за 3 года прожил больше, чем за 37 лет болезни: создал семью, ждет третьего ребенка. И это очень важно

30-40 процентов от общего числа больных эпилепсией страдают фармакорезистентной формой. Операции показаны примерно 10 процентам из этого числа. Ежегодно в России выполняется от 600 до 700 операций, а необходимо делать 4,5-5 тысяч вмешательств. Один из центров, где выполняются такие операции — Центр Алмазова. Здесь прекрасная школа по оперированию фармакорезистентной эпилепсии. Этот опыт эксперты хотят распространить на всю Россию. Выделять несколько отделений, которые смогут на себя брать ведение таких пациентов.

После оперативного вмешательства у 8 из 10 человек в первый год лечения можно достигнуть контроля над приступами. Спустя 2 года — у 5 из 10. Эти показатели считаются очень хорошими.