Любовь и забота приемной мамы превратили мальчика-инвалида в почти здорового ребенка
Боря спустя 2 месяца и спустя 1 год и 8 месяцев после детского дома.
Фото
Семейный архив

Конфеты, еще конфеты: шоколадные, карамельные, жевательные, десятки мешков с пластилином, цветными карандашами — примерно так сейчас выглядят кладовые детских домов. Так происходит каждый год перед праздниками, все спешат делать добро.

Ребятне, которой многие стремятся помочь, нужны не просто конфеты в декабре, а внимание и, желательно, круглый год. Тогда даже с самым больным ребенком, у которого список диагнозов не помещается в пухлой медкарте, произойдут невообразимые изменения. Как это случилось с мальчиком Борей.

Больше, чем помощь

Вера свой путь тоже когда-то начинала с волонтерства.

- То, чем так любят многие заниматься под Новый год, — говорит Вера «Доктору Питеру». — Отнести подарок, который ребенок попросил. Сейчас ленты и группы помощи полны таких призывов. Это теперь я понимаю, что если очень надо потратить деньги на сирот, лучше тогда передать средства людям, которые занимаются помощью детям через фонды.

Но так Вера думает сейчас. Она тоже начинала с подарков, потом поняла, что этого недостаточно и решила поддерживать детей из детских домов, которые оказываются в больнице.

Особой квалификации не требуется: надо приходить к конкретному ребенку, помогать ему в бытовом плане, следить за тем, чего не хватает.

- Очень часто детдомовские дети не могут сами чего-то попросить, стесняются, не привыкли, — говорит Вера.

Задача волонтера еще и спасать от скуки. Поговорить, рассказать сказку, что-то почитать вслух. Бояться, что ребенок к вам привяжется, не стоит.

- Ни разу не было такого, чтобы дети просили их забрать, — уточняет Вера.

Но женщина поняла, что даже такой помощи недостаточно, надо не просто помогать, а поднять на ноги одного из малышей. Так началась долгая дорога Веры в родительство.

Тяжелый инвалид с 3 отказами

В первую очередь Вера разобралась со своими проблемами: со здоровьем, жилплощадью. Следующий шаг — Школа приемных родителей. Этот шаг женщина считает очень важным, ведь именно там объяснят, чего ждать от детей, с какими сложностями придется столкнуться.

- Очень важно еще на этапе Школы приемных родителей понять, что ты не потянешь ребенка, успеть вовремя передумать, потому что возврат детей в детский дом — это очень тяжелый удар, их очень сложно после этого восстанавливать, — предупреждает приемная мама. — После окончания Школы за вами закрепляют курирующего психолога, который готов поддержать на разных этапах.

Наталия Замойская

Наталия Замойская

Психология

Психолог благотворительного фонда «Родительский мост»

В Школу приемных родителей могут приходить все по направлению органов опеки. Опека предлагает кандидатам на усыновление несколько школ, с которыми у них заключен договор. Наша отличается тем, что в ней довольно долгая подготовка, об этом мы сразу предупреждаем. Некоторые отсеиваются на этапе первичного приема, когда это узнают. Но такая подготовка позволяет углубиться в проблему, понять что-то о себе. Конечно, если есть время, желание и силы.

Мы открыто говорим о ресурсах и рисках кандидатов, предупреждаем заранее, что существует вероятность получить отрицательное заключение. Если есть семейные, ситуативные, возрастные кризисы предлагаем кандидатам в родители пройти курс терапии в Центрах нашего города. Вначале необходимо решить свои проблемы, чтобы желание взять ребенка не оказалось попыткой что-то заместить в жизни.

По результатам Школы приемных родителей готовится социально-психологическое заключение, в нем оцениваются ресурсы и риски кандидата.

Своего ребенка Вера искала на сайте «Дети ждут»: там публикуют не только качественные фотографии ребятни, но и подробные характеристики на них, особенности, о которых говорят воспитатели, сами дети.

- Я начала изучать сайт заранее, еще до того, как получила все документы, — призналась Вера. — И там увидела Борю, много раз возвращалась к его анкете. Мальчик числился тяжелым инвалидом с 5 группой здоровья, по обновлению анкеты я видела, что он научился вставать, потом начал ходить, говорить. Думала, что ж там за 5 группа такая, что мальчик растет, развивается, несмотря на то что у него отставание?

Тем временем мальчика перевели в детский дом в Павловске. Там находятся самые тяжелые в плане здоровья дети. Как только Вера получила документы, тут же отправилась в комитет за разрешением встретиться с ребенком.

- На первую встречу с ним я принесла книжку «Теремок», мы начали рассматривать картинки, — вспоминает Вера. — На теремок он сказал «домик», лисичку — «ав-ав», а всех остальных животных Боря просто не называл, потому что не знал, кто это.

У мальчика был целый букет диагнозов: ДЦП, умственная отсталость. Речь в 4,5 года оставалась на уровне «буль-буль, ля-ля, мама».

Вера говорит, что даже тогда уже было видно, что с мозгами у мальчика все в порядке, он хитренький, прекрасно соображал, но его попросту ничему не учили.

- Когда я принимала решение взять ребенка, то поставила себе планку, степень инвалидности, выше которой я не потяну — лежачего ребенка, ребенка, который не сможет жить без меня, — перечислила ограничения женщина. — Боря мне подошел.

У него было три отказа: то ли потенциальные родители встречались с ним, то ли просто смотрели документы…

- Боря мне понравился живостью, любознательностью, было видно, что в него только закидывай знания, а через несколько свиданий я поняла, что он еще и удивительно на меня похож, — говорит Вера.

Когда она пришла на беседу с врачом детского дома, чтобы уточнить все диагнозы, та ее огорошила: «Теперь я понимаю, почему по детскому дому поползли слухи, что кровная мамочка одумалась и пришла забирать сына». Настолько Вера и Боря были похожи.

«Давай ты будешь моей мамой»

Казалось бы, Боря дома. Хэппи энд, мальчик который нашел свою маму. А на самом деле — только начало:

Ты думаешь, что ребенок должен обрадоваться, теперь у него семья, дом, кроватка, игрушки. А ему «фиолетово» до игрушек! К нему пришла незнакомая женщина, привезла его в незнакомое место, как вести себя — непонятно.

У детей в этот момент начинается жуткий невроз. Они пытаются выплеснуть все наболевшее, начинаются истерики, требования вернуть их обратно. Без моральной подготовки с такими «сюрпризами» справиться очень сложно.

- Тем, кто решится взять ребенка, я могу посоветовать на первые три месяца взять отпуск за свой счет, или уволиться, если есть кормилец. Я брала три месяца за свой счет и все эти три месяца занималась только ребенком, — объяснила Вера.

Психолог фонда «Родительский мост» Наталия Замойская:

- Мы сопровождаем родителей уже на этапе выбора ребенка, потом — во время размещения, когда ребенок попадает в семью. Период адаптации в среднем длится полгода. Но может быть и больше. С грудничком надо находиться, как и с любым малышом, постоянно. Если ребенок постарше — то по ситуации. Но все это малопредсказуемо.

Боря был вынужден общаться со своей приемной мамой, потому что кроме нее он не знал никого. Но на каждой прогулке выискивал себе другую маму — получше. В эти 2-3 месяца ребенку абсолютно без разницы, с какой «мамой» быть. А через какое-то время у него наступает понимание.

- Боре было страшно засыпать, каждое укладывание в кровать у нас длилось по 3 часа подряд: с воплями, криками и истериками, спать нормально он начал примерно через полгода дома, а до этого мы искали варианты, чем заниматься перед сном, чтобы он успокоился, — вспоминает Вера.

Очень выручала психолог Наталия Замойская, которая курировала маму со Школы приемных родителей фонда «Родительский мост». Что-то предлагала, подсказывала.

- Сейчас у нас все хорошо с привязанностью, я «любимая мамочка» по 2-3 раза в день, но у детей из детского дома есть проблемы с привязанностью — вы маленький, к вам подходит няня, вы пытаетесь к ней привязаться, а она исчезает, потом вас переводят в другое заведение, там другая няня, еще одна… как в этой истории кому-то доверять?

Нашли пропавшую почку

Чтобы Боря догонял сверстников Вера пускала его всюду — ходить, лазать, играть в песочнице.

- Он туда прямо целиком «нырял» и часами компенсировал то, что не добрал за 4,5 года в детском доме. Быстро начал набирать физическую форму, через две недели он сам стал забираться по лесенке на горку, а до этого нужно было помогать ему ставить на каждую ступеньку ногу, — вспоминает Вера.

С речью тоже все пошло довольно энергично. У Бори было все в порядке с пассивной речью, а запустить устную помогли логопед, дефектолог и психолог. Правда, восстановить ее полностью пока не удалось.

- Отсутствие нормального общения в младенчестве крепко повреждает этот момент, — сожалеет Вера.

В больнице и вовсе произошло «чудо» — нашлась почка! Звучит забавно, но у мальчика с рождения числилось отсутствие одной почки. На УЗИ выяснилось, что почек у него все же две, обе функционируют, просто срослись.

- Только представьте, что за 4,5 года после первичного поступления ребенку ни разу после не сделали УЗИ, о каких правильных диагнозах может идти речь?! — удивлена приемная мама.

Зато в карточке числились те диагнозы, которые по возрасту уже не ставят, например бронхолегочная дисплазия — ее должны были снять или заменить на другой. Выяснилось, что с легкими у Бори все некритично. Или умственная отсталость легкой степени — ее не ставят детям, которые еще не говорят. Но Боре диагноз поставили заранее.

У Бори в карточке числится ДЦП. Этим летом ему сделали операцию, теперь он может ходить без поддержки. А к следующему лету и вовсе побежит — на это очень надеется приемная мама.

- Мой ребенок пошел в сентябре двумя ногами, — гордится достижениями сына Вера.

Но я хочу, чтобы вы понимали, одной любви, чтобы восстановить ребенка, недостаточно! Нужны специалисты, врачи, операции, прочее. И это серьезный, сложный и долгий путь.

Психолог, когда первый раз увидел Борю в его 4,5 года, оценил развитие на уровне 2,5 года. Сейчас мальчику 6,5, на свой возраст он еще пока не тянет, но до 5,5 все-таки дорос. Боря ходит в коррекционный детский сад. В первый класс пойдет тоже в коррекционную школу. Вера очень рассчитывает, что к концу начальной школы сын сможет уйти в обычную общеобразовательную.

Как любовь и забота приемной мамы превратили мальчика-инвалида в обычного ребенка
Боря 2 года дома. Жизнерадостный и спортивный.
Фото
Семейный архив

- В бытовом плане дети из детского дома очень даже самостоятельные, они умеют сами есть ложкой, одеваться, убирать за собой, — говорит приемная мама. — Боря чуть ли не с первых дней рвался подметать комнату, а когда ему выдали маленький пылесос, чуть не умер от счастья и побежал убирать свою комнату. А вот по части кругозора — полный провал.

Дети не знают, откуда все берется. Для них открытие, что пюре делается из картошки, что можно сдувать одуванчики, выбирать кашу на завтрак. Жизнь дома становится чередой мелких открытий. Боря с мамой в этом году съездили на море и уже твердо решили, что следующим летом они вновь там побывают.

- Боря и сейчас отличается от сверстников, но он очень изменился с того времени, когда я забрала его из детского дома. У детей оттуда погасшие глаза, нет эмоций на лице, они находятся в хроническом стрессе, из-за этого сильно меняется язык тела, — рассказала Вера.

Малыши могут сутулиться не из-за того, что у них проблемы со спиной, а потому, что им незачем поднимать голову. С приходом в семью все меняется.

Психолог фонда «Родительский мост» Наталия Замойская:

Человек — сложная конструкция. Всегда важно понять, почему человек решил взять ребенка, разобраться с его мотивацией. Почему именно сейчас? Бывает, что мы спасаем своего «внутреннего ребенка».

Хочу сказать, что случай с Борей очень показательный. Такие дети удивительно жизнестойкие, если они выбрались, выжили, они выдают очень мощную обратную связь. Конечно же, всегда все по-разному. Боря сам по себе очень активный, очень любознательный, вряд ли там была умственная отсталость. Но бывает и по-другому. Я за то, чтобы родители входили в эту историю с открытыми глазами. Положительные изменения возможны, но не всегда. Надо четко понимать не только свои возможности и ограничения, но возможности и ограничения ребенка.