Смертность от ковид
Фото
iStock/Getty Images

Противники вакцинация от новой коронавирусной инфекции, словно знамя, несут в массы статистику по смертности, связанной с ковидом: демонстрируют, что несмотря на то, что в некоторых регионах привилось более половины населения, летальные случаи идут в рост. Из этого делают вполне однозначный вывод: вакцины не работают!

Если в европейских странах, где иммунизация от SARS-CoV-2 перевалила за 70 процентов, заболеваемость идет в рост, а смертность показывает довольно существенное снижение, в России такими результатами не может «похвастаться» ни один регион. Даже Белгородская область, Чукотский АО и Московская область, где вакцинированы по официальной статистике около 50 процентов жителей. Ответ на чудеса российской статистики есть у демографа Алексея Ракши.

Алексей Ракша

Алексей Ракша

Демография, статистика

независимый демограф, бывший советник Росстата

«Гипердиагностика и недодиагностика»

- Исторически в каждом регионе России определяли главную причину смерти совершенно по-разному, — говорит Алексей Ракша. — При очень схожей структуре населения по полу, возрасту и нозологиям статистика смертей по определенным причинам смерти отличалась в разы. Но эти отличия хотя бы сохранялись во времени, и динамика была понятна. Определение причин смерти — наука неточная. Врач или главврач или патанатом могут иметь разное мнение в случае коморбидности (сочетания у одного пациента нескольких заболеваний).

Однако, по мнению демографа, начиная с 2012 года, в стране намеренно и целенаправленно искажают статистику по причинам смерти. Дело в том, что с внедрением «Майских указов» требовалось снизить летальность от болезней системы кровообращения. Не секрет, что в России ситуация с именно этим типом заболеваний довольно тяжелая. По данным на 2010 год, смертность составляла 805,8 случаев на 100 тысяч населения. Если сравнивать с европейскими странами, то там цифры в это время показывали около 200-300 случаев на 100 тысяч населения. Предполагалось, что снижение в России должно произойти благодаря профилактике, своевременному и успешному лечению болезней системы кровообращения (БСК), на практике все оказалось не так.

- Около 70 процентов снижения смертности от класса БСК произошло за счет перекидывания в другие классы причин смерти, — полагает Алексей Ракша. — Фактически, мы не только перестали понимать, от чего на самом деле умирают россияне, хотя мы и раньше не идеально это понимали. Но, что важнее, какой была динамика смертности по причинам смерти с 2012 года.

Получается, что те классы заболеваний, которые в указах не получили «целевых значений», стали указывать в причинах смерти. По некоторым классам показатели выросли в несколько раз.

- Это, прежде всего, эндокринка (диабет) и болезни нервной системы (аж в 6 раз!), но также старость и неизвестные и экзотические причины смерти, — приводит цифры демограф. — В итоге, если до 2012 года была посмертная массовая гипердиагностика болезней систем кровообращения, то сейчас явная недодиагностика, а с диабетом и нервной системой — наоборот.

Фактически, авторы «целевых значений» без анализа предыдущей статистики установили цифры, которые по многим классам заболевания просто невозможно было выполнить. Поэтому появились искажения в причинах смерти.

- Правдивую динамику показывает, вероятно, класс новообразований, более-менее ВИЧ, — считает Алексей Ракша.

Вопреки рекомендациям ВОЗ

Вся эта история — преамбула того, что могло произойти и происходит со статистикой по ковид. В самом начале пандемии новой коронавирусной инфекции внушалось, что ситуация, конечно, серьезная, однако ничего страшного не происходит. Первую волну, если верить статистике, Россия прошла с минимальными потерями. Конечно же, благодаря грамотным мерам, которые предприняли в самом начале подъема заболеваемости. Статистика давала вполне оптимистичные прогнозы.

- 17 марта 2020 года вышел приказ Минздрава, которым предписывалась обязательная аутопсия (вскрытие и исследование тела — прим.ред.) всех умерших предположительно из-за или с коронавирусом, — говорит Ракша. — Но уже к этому времени имелось множество случаев смерти таких пациентов, ни одному из которых диагноз U07.1 (COVID-19, вирус идентифицирован) или U07.2 (COVID-19, вирус неидентифицирован) поставлен так и не был, а были инсульты, инфаркты, пневмонии, ишемическая болезнь сердца. Между тем, в рекомендациях ВОЗ четко указано, что главной причиной смерти должно указываться событие или болезнь, запустившая цепочку событий, приведших к смерти.

Получается, что российская статистика не руководствовалась рекомендациями ВОЗ.

- В результате, за апрель 2020 по сентябрь 2021 по Оперштабу от ковида умерли 208 тысяч человек, а по Росстату — 386 тысяч, но и это всего 52 процента от 737 тысяч избыточной смертности за этот период, — приводит данные демограф. — В странах, где медстатистика намеренно не искажается, эта доля, в среднем, 80-100 процентов.

Смертность от ковид
Фото
iStock/Getty Images

По итогам, в России «начали умирать» от болезней систем кровообращения, диабета, пневмоний, болезней нервной системы, от старости и неуточненных причин смерти. Тем временем в странах с достоверной статистикой динамика смертности от этих классов заболеваний не почти не изменилась.

Обратный отсчет

Есть предположение, что благодаря указу Минздрава от 17 марта 2020 года большую долю «жертв» ковида таким образом записали, как умерших от традиционных нозологий.

- Чтобы преуменьшить масштабы эпидемии и «не пугать народ», — полагает Алексей Ракша. — Но ситуация вышла из-под контроля, прирост смертности от традиционных нозологий оказался совершенно неприличным. Именно поэтому доля официального ковида в избыточной смертности подросла.

Оперштаб осенью 2020 года занижал число умерших от ковида в 6 раз, осенью 2021-го — в 3-3,5 раза, заболевших в 2020-м — в 8 раз, в 2021-м — в 6. У Минздрава умерших меньше не в 5 раз, как в 2020 году, а «всего» в полтора-два раза.

Получается, рост смертности может быть связан не с «особой агрессивности штамма «дельта», как пытаются объяснить медики, а с более честной статистикой.

- В итоге антиваксеры и неспециалисты начинают тыкать в выросшую официальную летальность и связывать это с долей привитого населения, где тоже непонятно, сколько привиты фейково, а сколько миллионов человек — неработающими вакцинами, — говорит Ракша.

Есть подозрение, что историю с ковидом сейчас и вовсе попытаются подогнать под оптимистичную статистику. Предполагается, что он должен сойти на нет в ближайшие годы.

- Смертность выросла, а надо хорошо отчитаться, поэтому в ближайшие месяцы ее надо сократить, — предполагает демограф.

По данным Алексея Ракши, которые он озвучил порталу «Доктор Питер» на прошлой неделе уже было 28+ тысяч избыточных смертей, на позапрошлой — 26,2 тысячи. Статистика по причинам смертей считается с апреля 2020 года не по месяцам, а за год. К каким итогам мы придем за 2021 год, остается только предполагать.