Онколог Дарья Челышева о том, как заболела лейкозом
Фото
@dashelk

Думала о других и забывала о себе. Так отзываются о 34-летней онкологе-маммологе Дарье Челышевой. Она всегда внушала своим пациенткам, что рак — это еще не приговор, его можно победить, главное в это верить. Десять лет врачебной практики, руководство отделением диагностики молочных желез. И все это в один миг прервалось диагнозом «лейкоз». Несколько курсов высокодозной химиотерапии не смогли справиться с заболеванием, последний шанс — пересадка костного мозга. Дарья поделилась своей историей с «Доктором Питером».

Даша родилась в Москве, училась с 4 лет в музыкальной школе им. Рихтера: «Я пришла на вступительные экзамены с гитарой, которую мой папа выпилил из фанеры и спела весь репертуар Пугачевой. Взяли».

Но несмотря на то, что могла бы стать благодаря своим талантам прекрасным музыкантом, девочка Даша уже с детства знала, что станет врачом.

«Школа, золотая медаль, поступление в „третий мед“, такие беззаботные годы, когда ничего нет, а всего хочется. С возрастом эти понятия у некоторых меняются местами, к сожалению. Всегда знала, что буду врачом. Кафедру выбирала вопреки всем советам. Выбрала ту, где врач максимально во служении. Кто мне это вложил в голову в мои 20 с лишним лет, не знаю, но показываю туда — наверх».

Дарья проходила ординатуру и аспирантуру в Медицинском научно-исследовательском центре онкологии им. Н.Н. Блохина — его считают одним из ведущих в России, там оперируют великолепные врачи. Там же испытывают совместно с другими институтами новые методы лечения.

«Я получила там колоссальный опыт, приобрела хирургические навыки, там в стационаре всегда непредсказуемо и масштабно. После перешла в частную клинику, где за семь лет стала руководителем отделения диагностики молочных желез».

Дарья призналась, что искренне любила то, чем занималась. Она с коллегами помогала пациенткам установить диагноз — если он, конечно, был — еще на доклинической стадии, когда лечение рака наиболее эффективно. Ведь он еще не успел набрать силу и пустить корни в организме: «За три-пять лет до того, когда женщин сама сможет у себя найти уплотнение в груди. Это кропотливая, сложная и ответственная работа. Мне повезло с коллективом, состоящим из дотошных и скрупулезных зануд, как я».

Ее пациентки часто переходили в разряд подруг. Они поздравляли друг друга с днем рождения, встречались за кофе, переписывались.

«Знаете, я даже подумать не могла, сколько их у меня, сейчас они пишут слова поддержки, постоянно пишут. Друзья занимают огромное место в моем сердце, они все такие родные, такие невероятные, родили мне четырех крестных детей. Представляете, какая ответственность! А дружить — это как любить, либо бесконечно, либо не стоит начинать».

Эта уникальная, насыщенная служением, событиями и друзьями жизнь резко изменилась этим летом. Перевернулась с ног на голову — Дарья из врача-онколога превратилась в пациента онкологического центра.

«Мы с подругой поехали через Карелию в Петербург. У меня странно заболело горло, так, как никогда: с сильным отеком слизистой и невозможностью глотать. Общая слабость, желание находиться поближе к подушке и пить горячее».

Дарья пыталась лечиться средствами от простуды. Но они не приносили облегчения.

«Через три дня я решила бросить машину в Петербурге и возвращаться в Москву. Предварительно поставила себе диагноз „мононуклеоз“. Сдала общий анализ крови, получила странный результат, не поверила соотношению клеток, пересдала и получила бласты».

На следующий день Дарья сдала пункцию костного мозга в Научно-медицинском исследовательском центре гематологии, получила результаты и, соответственно, диагноз: «острый миелоидный лейкоз».

«Я упала в пропасть страшного сна. Чужого, не своего сна. Через несколько дней я начала лечение высокодозной химиотерапией. Рассказывать, как плохо и тяжело, не буду, потому что все, кто прошел, знают это. Всем, кто не сталкивался — и не нужно представлять. Просто поддерживайте и любите».

Дарья прошла уже три курса химиотерапии, но они не дали результатов. Ей нужна пересадка костного мозга. В России полностью совпадающих доноров нет. Есть шанс пройти лечение в Германии — оно поможет, если провести операцию до 27 ноября. У Дарьи осталось меньше месяца. За это время ей нужно отыскать 30 млн рублей — именно столько стоит лечение.

А пока она продолжает курс химиотерапии, чтобы избежать рецидива и очень благодарна всем, кто ее поддерживает, и за пожелания, которые отправляют ей пациенты, друзья и просто незнакомые люди.