аутизм у ребенка: симптомы
Фото
iStok/Getty Image

Аутизм или расстройство аутистического спектра (РАС), — целая группа заболеваний, из-за которых дети не могут нормально взаимодействовать с окружающими. Еще совсем недавно аутизм считался крайне редким расстройством. Сейчас данные по странам разнятся, но частота диагнозов все равно зашкаливает. Почему вдруг так резко выросло количество детей-аутистов во всем мире (в том числе, и в России), «Доктору Питеру» рассказал Главный внештатный детский психиатр Минздрава России в Северо-Западном федеральном округе, профессор Игорь Макаров.

Игорь Макаров

Психиатрия

Профессор, доктор медицинских наук, врач-психиатр. Главный внештатный детский психиатр Минздрава России в Северо-Западном федеральном округе. Председатель секции детской психиатрии Российского общества психиатров.

makarov-doctor.ru/

- Весь сыр-бор пошел, когда стали изменять и расширять критерии диагностики аутизма, — рассказывает профессор Игорь Макаров. — В конце 70-х годов в США начали говорить, что надо шире смотреть на детский аутизм. Был предложен термин «расстройство аутистического спектра». После этого пошел вал этих диагнозов.

Гламурный диагноз

На самом деле между диагнозом «ранний детский аутизм» и «расстройством аутистического спектра» глубокая пропасть. Представьте, для того, чтобы врачу поставить диагноз «воспаление легких», ему нужно послушать хрипы в легких пациента, на рентгенограмме увидеть затемнение в легких, увидеть повышенную температуру тела, кашель и так далее. А для того, чтобы поставить диагноз «спектр воспаления легких», достаточно просто кашлянуть. В результате всем, кто кашлянул, можно поставить «спектр воспаления легких», и пациентов с таким диагнозом станет больше, чем тех, кто болен истинным, классическим воспалением легких. Вот с ранним детским аутизмом так и произошло.

Безмерное расширение диагностических границ детского аутизма и появлению так называемых «расстройств аутистического спектра» не только поставило в один ряд пациентов с ранним детским аутизмом, атипичным аутизмом, органическим аутизмом и аутизмом Аспергера, но и позволило включать в круг данной патологии детей с умственной отсталостью, нарушениями речи, любыми «странностями» в поведении, синдромом Ретта, деменцией Геллера и синдромом Дауна.

- В профессиональной среде идут огромные споры о критериях диагностики детского аутизма, — говорит Игорь Макаров. — Одни специалисты, руководствуясь еще старыми классическими канонами, редко ставят этот диагноз, другие бьют себя в грудь, говоря, что «аутизм наступает» и ставить диагноз надо по расширительным критериям. Если бы этот спор происходил только между психиатрами, то дискуссии происходили между несколькими психопатологическими школами, но детский аутизм стал, как говорит мой коллега, профессор Пашковский, гламурным диагнозом. Всем стало казаться, что распознать детский аутизм очень легко, все знают его признаки, вообще в целом прекрасно разбираются в детской психиатрии. Все это привело к тому, что только ленивый о нем не говорит. Складывается впечатление, что помогать надо только детям-аутистам, а как же дети с умственной отсталостью, с шизофренией и многими другими заболеваниями… Почему для них не создаются фонды, не даются гранты, чем они хуже?

Нянечка-диагност

Негласно принято считать, что в других странах детей-аутистов больше, чем в России.

- Это лукавство, — считает профессор Макаров. — Если говорить о классическом детском аутизме, то роста практически никакого нет. Нет полыхающей эпидемии детского аутизма в мире, есть эпидемия гипердиагностики детского аутизма. У нас в стране это происходит лет 10-12.

В среднем ВОЗ оценивает показатель заболеваемости аутизмом в мире как 30–60 на 10 000 человек. В то же время в ряде стран распространенность этого заболевания оценивается значительно ниже: например, 16,8 на 10 000 в Китае, 1,9 на 10 000 в Израиле, 18 на 10 000 в Саудовской Аравии. В России распространенность детского аутизма в возрасте от 0 до 14 лет составила 68,56 на 10 000 в 2015 году.

По словам профессора Макарова, интересны не столько сами масштабы распространенности заболевания, сколько внезапное увеличение числа детей-аутистов за последние 30 лет. Так, например, в Калифорнии, было обнаружено, что зарегистрированная заболеваемость детским аутизмом выросла с начала 1990-х годов по 2007 год в 7–8 раз. Подобный рост заболеваемости был отмечен также в других штатах США и странах Европы. В России рост заболеваемости с 2014 по 2015 годы отмечен во всех областях страны вплоть до увеличения в 6,9 раза за один год в Липецкой области. А ведь еще 40 лет назад детский аутизм в самых разных странах встречался в 0,6–4,8 случая на 10 тысяч детей, напоминает эксперт.

- Диагноз «детский аутизм» ставят все кому не лень, — говорит Игорь Макаров. — Я часто сталкиваюсь с тем, когда ко мне на прием приходят родители ребенка, которому диагноз, например, поставила нянечка в детском саду, или логопед. Некоторые специалисты, вообще не имеющие отношения к клинической медицине, позволяют себе говорить: «Вы знаете, по-моему, у вашего ребенка расстройство аутистического спектра». А ведь это нанесение тяжелого морального ущерба!

Аутизм — это болезнь или поведенческий диагноз?

Принято считать, что аутизм — расстройство развития, при котором ребенок испытывает проблемы в социальной коммуникации, в обработке сенсорной информации, поэтому его называют спектральным расстройством. 

- Это игра слов, не более, — говорит профессор Макаров. — Достаточно открыть европейскую классификацию (МКБ), которая действует в России, где черным по белому написано, что аутизм отнесен к психическим заболеваниям или к психическим расстройствам. Расстройства аутистического спектра в МКБ нет, но, судя по всему, в скором времени оно там появится. Люди, выставляя диагноз РАС, бегут впереди паровоза.

Видов детского аутизма очень много. Аутизм, если брать классическое определение, делится на каннеровский тип, аспергеровский и так называемый органический. Все, что к ним не относится, — это расширительная диагностика. Все эти виды аутизма нужно дифференцировать с целым рядом заболеваний. А у нас многие псевдодиагносты ставят это диагноз всякому, кто зайдет в их кабинет. При такой логике любому больному можно ставить «расстройство психиатрического спектра», точно не ошибетесь. И этим одним большим спектром, как медным тазом, все накроется.