Россию ждет новая пандемия
Фото
iStock/Getty Images

Двадцать лет эпидемии и тридцать лет затишья. Именно так ведет себя менингококковая инфекция. Подъем заболеваемости в России фиксировали в 1920-1930-х годах, в 1970-1980-х, следующий пик ожидается в ближайшее время. И это не страшилки. Что сделать, чтобы избежать заражения, и как остановить эпидемию рассказал президент Детского научно-клинического центра детских инфекций ФМБА России, доктор медицинских наук, профессор, академик РАН Юрий Лобзин на конференции «Развитие календаря прививок в условиях COVID-19».

Юрий Владимирович Лобзин

Юрий Владимирович Лобзин

Инфекционные болезни

Президент Детского научно-клинического центра детских инфекций ФМБА России, доктор медицинских наук, профессор, академик РАН

Я, как инфекционист со стажем работы с 1974 года, постоянно сталкиваюсь с этим заболеванием. Я лично видел и лечил сотни больных менингококковой инфекцией. Поэтому все, о чем я сейчас говорю — это не пересказ научных статей, а мой личный опыт.

Если говорить о цифрах 1920–1930 годов, когда мы фиксировали первый наблюдаемый подъем инфекции, смертность составляла 85 процентов, а 15 процентов больных, которых удалось вытащить, становились глубокими инвалидами. Но тогда не было антибиотиков, не было вакцин. В семидесятые годы прошлого века результаты лечения существенно улучшились, но летальность составляла 15-20 процентов. Сейчас эту инфекцию возможно предотвратить вакциной. Иначе, даже при очень хорошем адекватном лечении, менингококковая инфекция может стать причиной смерти в течение первых 24 часов после появления первых симптомов. В семь утра появится резкая головная боль, через час она станет нестерпимой, потом высыпания, поражение внутренних органов и смерть.

Другая сторона менингококковой инфекции — тяжелые последствия. Они наблюдаются у каждого пятого выжившего: снижение слуха, судороги, нарушение двигательной функции, ампутации.

Постепенно в России идет подъем заболеваемости, не очень быстро, но он фиксируется в группах детей от 0 до 5 лет и подростков от 15 до 24 лет. В 2011 году в России появился штамм, который вызывает тяжелое течение болезни. Он постепенно вытесняет менее «злые штаммы». В Москве регистрируется 3,42 случая на сто тысяч человек, в Петербурге 2,34 случая.

По рекомендациям ВОЗ, если в стране регистрируют 2 случая на сто тысяч человек прививку от менингококковой инфекции необходимо включать в национальный календарь. Сейчас в России она есть в местном календаре 12 регионов: Иркутская область, Красноярский край, Москва, Омская область, Пермский край, Якутия, Свердловская область, Тульская область, Тюменская область, Челябинская область, Ямало-Ненецкий автономный край и Ярославская область.

Мы живем на 29-30 году затишья после прошлой пандемии. Сейчас мы в шаге от опасности. В России есть практически все штаммы, это осложняет задачу профилактики. Я уверен, что прививку от менингококковой инфекции необходимо внести в национальный календарь прививок для все детей с 9 месяцев до 5 лет.