Когда убивает не ковид, а суперинфекция. Петербургские врачи рассказали, почему больничные микробы опаснее коронавируса

09:01, 16.12.2020 / Верcия для печати / 10 комментариев

Пандемия принесла новую опасность — суперинфекцию, которая у пациентов с COVID-19, особенно находящихся на ИВЛ, вызывает смертельные осложнения. Сколько на самом деле погибает пациентов с COVID-19 от «супермикробов» и почему с ними так трудно бороться, выяснял «Доктор Питер».

Когда убивает не ковид, а суперинфекция. Петербургские врачи рассказали, почему больничные микробы опаснее коронавируса
Фото: https://search.dxy.cn

В Петербурге самые экзотичные возбудители
О том, что существует некая суперинфекция, от которой умирают пациенты с коронавирусом, заявил на конгрессе по профилактике инфекций главный врач московской больницы № 40 в Коммунарке Денис Проценко. По его словам, многие пациенты, поступившие с коронавирусом, умирают не от него, а от суперинфекции, полученной уже в стационаре.  «Особенность пациентов с COVID-19 — быстрое формирование чрезвычайно опасных бактерий-суперинфектов в их организме,— сказал Проценко. — Причем это проблемные штаммы со множественной устойчивостью, что ограничивает возможности лечения. И мы выявляем их все чаще».

Суперинфекция — один из вариантов термина «вторичная инфекция», супер- здесь играет роль приставки «над», когда одна инфекция наслаивается на другую. Проблема эта давняя, специалистам хорошо знакомая. «Ничего супер-ужасного, супер-убивающего в этом нет», говорят эксперты «Доктора Питера».

- Вирусное заболевание само влияет на сопротивляемость организма, вызывая избыточный иммунный ответ, - пресловутый цитокиновый шторм, еще и мы иммунитет подавляем многим тяжелым больным, чтобы не было обширного поражения легких. В результате имеем вторичные бактериальные инфекции, но ничего нового в этом явлении нет, -  рассказал «Доктору Питеру» профессор  Константин Лебединский, президент Федерации анестезиологов-реаниматологов России. - Все подходы отработаны. Для лечения внутригоспитальных инфекций используются специфические антибиотики, клинические фармакологи советуют нам, какие препараты назначать пациентам, проводятся специальные посевы в лабораториях, создаются антибиотикограммы, позволяющие определить чувствительность возбудителя к антибактериальным препаратам.

Читайте также: В ВОЗ предупредили о риске пандемии хуже COVID-19, потому что лечиться будет нечем

- Вторичная инфекция — очень широкое понятие. Она возникает и при хирургических вмешательствах, и после терапевтических манипуляций. Чаще всего к вирусной инфекции присоединяется бактериальная. Вот такое неблагоприятное сочетание, при котором патогенетическая терапия снижает иммунную защиту и спасает жизнь, но делает человека уязвимым для наслоения бактериальных инфекций, - говорит профессор Алексей Яковлев, профессор кафедры инфекционных болезней СПбГУ. - Список возбудителей, которые чаще всего являются причиной вторичной инфекции, широкий. Как минимум шесть возбудителей входят в этот перечень.

Интересно, что, по словам врачей, в стационарах Петербурга обитает своеобразный спектр возбудителей, который отличается от того, что чаще всего встречается в стране. Самые распространенные микробы вызываются бактерией Klebsiella pneumoniae (клебсиелла), или Acinetobacter baumannii (акинетобактер), Pseudomonas aeruginosa, которую по-русски называют синегнойная палочка.

- Это те возбудители, которые в основном встречаются в реанимационных и операционных отделениях, - рассказывает Алексей Яковлев. - Чаще всего вторичная инфекция возникает при интубации пациента в течение недели. Помимо этого существуют еще хронические инфекции, которые могут обостряться, — в ситуации с лечением COVID-19 тому есть несколько причин. Во-первых, врачи вынуждены использовать и гормоны, и моноклональные тела, которые угнетают иммунную защиту человека, делают его уязвимым перед инфекцией. Второй момент, очень важный, это масштабное, бездумное использование антимикробной терапии, которое приводит к формированию резистентности. В результате очень трудно уже в реанимации бороться со вторичной инфекцией, очень сложно правильно подобрать антибиотики.

Их широкое использование уже привело к селекции больничных микробов. Эксперты прогнозируют, что к 2050 году смертность от антибиотикорезистентных инфекций в мире может обогнать смертность от онкозаболеваний.

Госпитальные микробы самые опасные

- Смешанные инфекции встречаются намного чаще, чем их диагностируют, -  поясняет профессор Всеволод Цинзерлинг, руководитель Центра инфекционной патологии Городской больницы им. Боткина, заведующий НИО патоморфологии Центра Алмазова. - Большое количество микроорганизмов обнаруживают, прежде всего, в кишечнике. В условиях измененной реактивности происходит нарушение тканевых барьеров, в результате возможно попадание микроорганизмов в органы и среды, где они могут вызвать патологические процессы. Кроме того, очень многие имеют бессимптомные клинические инфекции — к примеру, в носоглотке. Это какие-то периодические бронхиты, постоянные подкашливания. Причины таких хронических заболеваний в большинстве случаев неизвестны. Но на поздних сроках они могут резко приводить к тяжелому состоянию. 

Самым грозным проявлением вторичной инфекции при коронавирусе считается псевдомембранозный колит (острое заболевание толстого кишечника).

- Очень тяжелое заболевание. В патологоанатомических заключениях оно встречается. Но иногда псевдомембранозный колит диагностируют при жизни человека, - рассказывает Всеволод Цинзерлинг. - В основном такие ситуации возникают при переводе пациентов из других больниц, где их, скажем мягко, не очень рационально лечили.

Читайте также: Ученые создали вакцину от смертельно опасной «супербактерии». Её жертвы есть и в России

Врачи-реаниматологи расходятся в оценке условий, при которых появляются устойчивые к антибиотикам «супер-микробы». Одни считают, что они «приходят» в стационар вместе с пациентом и в больничной среде, особенно на ИВЛ, начинают активно размножаться и «убивать». Другие врачи полагают, что устойчивые микробы живут в больнице с самого начала и уже потихоньку внедряются в пациентов в ходе лечения.

- Бывает по-разному, - говорит профессор Константин Лебединский. - Все зависит от конкретного пациента и того, когда он попадает в больницу. Если пациента привозят в стационар на позднем этапе заболевания, то нередко он уже поступает с какой-то вторичной инфекцией. А если на раннем, например, при тяжелом течении ковида пациента госпитализирует на второй-третий день, то чаще присоединяется уже госпитальная флора.

Одно несомненно - вторичная инфекция, как правило, протекает очень тяжело.

- Это касается в первую очередь госпитальных штаммов, - поясняет Алексей Яковлев. -  Потому что они формируются в лечебных учреждениях, где часто пользуются различными антибактериальными схемами и вероятность резистенции по отношению к антибиотикам у этих штаммов намного выше. Все заведующие хирургических и реанимационных отделений знают, какие микробы - госпитальные штаммы циркулируют в их отделениях. Эта проблема тесно связана с качеством дезинфицирующих средств, которыми мы пользуемся. Недаром этот вопрос был поднят даже на Совете по правам человека. То есть у нас нет  гарантии, что даже выполняя все правильные процедуры по обеззараживанию, мы пользуемся средствами, которые достоверно уничтожат всю эту микробную флору.

Реальных жертв - не более 30%

Достоверно узнать, сколько пациентов с COVID-19 погибают от вторичной инфекции, на сегодняшний день невозможно.

- Я думаю, что корректно говорить от 10 до 30 процентах, но это никак не 80 процентов летальных случаев, о которых сегодня заявляют, -  считает профессор Всеволод Цинзерлинг. - Но говорить о какой-то статистике очень сложно еще и потому, что для начала надо понять природу вторичной инфекции при пневмониях. Сегодня, чтобы определить возбудителя, его вирулентные свойства, мы полагаемся на результаты лабораторных исследований, по крайней мере, в инфекционной больнице им. Боткина посевы мокроты делаются. Но молекулярно-генетические исследования не проводятся. Как это ни странно, при всей актуальности проблемы, никаких средств на углубленное изучение патогенеза патоморфологии заболевания умерших в нашей стране вообще не выделяется. Все, что делаем мы или московские коллеги, это исключительно наш энтузиазм. 

Виноват ли COVID-19 в том, что пациент погибает от вторичной инфекции?

- Это сложный вопрос, который не имеет однозначного ответа, - говорит профессор Алексей Яковлев. - Но с позиции инфекциониста, да, виноват. Я считаю, что нельзя отделять пациентов, погибших от вторичной инфекции, от жертв пандемии.

Ирина Фигурина

© Доктор Питер

Рубрики: Инфекционные болезни

10 комментариев Оставить комментарий

Но до ковида-то никаких суперинфекций не было, наверное?
Или ковид сам по себе уже недостаточная пугалка, надо ещё страху нагнать?

До ковида подобные вам не ели антибиотики горстями

Родной, спроси у знакомых врачей (хотя вряд ли они у тебя есть), какие дозы антибиотиков используются в больничках, и какие способы введения в организм. "Горсти таблеток" покажутся тебе ничего не значащей мелочью.

Не ели горстями? три раза ха! Это у нас антибиотики только по рецептам, а в Росии всегда они были в свободной продаже и закинуться этой гадостью было нормально для большинства.

Надо свечи жечь в отделениях. тогда вся помойка будет выгорать, а так одной помойкой дышат, шпигуют себя и других

В смысле кислород будет выгорать? Это правильно, только больным его подают по магистралям и эти заразы снова его "надышат"

Внедрение европейской модели сестринского дела- жизненно необходимый шаг. В отличии от Европы у нас устойчивые антибиотики дружат с грязью от дефектов ухода.

Вот и получается, что человек попадает в больницу с травмой ноги, ему там делают операции (на ноге), а потом вдруг двухсторонняя пневмония, перевозка в другую больницу, коронавирус, реанимация, летальный исход. Реально, сейчас в больницу очень опасно для жизни попадать

суперинфекция была всегда...в 2001 г после операции дней 5 лежала в реанимации , немного на ивл, интубировали несколько раз(т.к. сама не дышала после наркоза) ..потом несколько дней в стационаре.... на 3 день после выписки опять боль в животе, госпитализация с гнойным эндометритом и высеялась вышеописанная клебсиела....100% внутрибольничная!. вроде пролечили, выписали.... через несколько дней температура и боль в грудной клетке при вдохе-опять госпитализация-выпотной плеврит с пневмонией ,опять высеялась какая то гадость. слава Богу,вылечилась. И тогда еще проводили 2 раза в день хорошую влажную уборку с дез.средствами!!! В этом году весной лежала в больнице с пневмонией-влажная уборка была в палате 1 раз в 3 дня. пыль летала клочьями, хоть сама бери тряпку, но состояние не позволяло.....Туалет общий похоже вообще раз в неделю мыли...Ответ на все один-нет санитарок. никто не хочет идти работать за такую зарплату.. И вентиляция не работает ,а служит переносчиком инфекции из палаты в палату. Как тут не будет наслоения суперинфекции? кстати, при поступлении .из 40 человек в отделении ковид подтвердился только у 6! а через 2 недели у большинства! т.е подцепили в стационаре!

Моей мамочке в 1991 г. после операции по раку желудка при капельнице уже в палате (примерно через неделю после операции) внесли с иглой синегнойную инфекцию. Месяц после воспаления в этом месте лечили компрессами с перевязками в перевязочной. Затем 2! раза - пересадка кожи с ноги на руку в месте введения иглы при капельнице более месяца назад. После первой пересадки кожи она отторглась. Только после этого сделали анализ на инфекцию в месте введения иглы при капельнице. Обнаружили синегнойную палочку, быстренько её чем-то уничтожили, и только после этого вторичная пересадка кожи с ноги на руку была эффективной - рана закрылась. Хотя сгнившие мышцы в этом месте так и не восстановились.

Написать комментарий:

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.


Самое обсуждаемое

Самое читаемое

Читать все отзывы

Нашли ошибку?

captcha Обновить картинку
×