Заразившийся коронавирусом анестезиолог-реаниматолог: «Средства защиты собирали втайне от главврача»

16:24, 23.04.2020 / Верcия для печати / 7 комментариев

Выпускник Военно-медицинской академии им. Кирова, анестезиолог-реаниматолог во втором поколении, отец троих детей 37-летний Сергей Саяпин работает в Покровской больнице с 2012 года. Сюда он и планирует вернуться, как только вылечится от COVID-19, диагноз официально уже подтвержден. Он рассказал «Доктору Питеру», как спасал пациентов с коронавирусом и почему заразился сам.

Заразившийся коронавирусом анестезиолог-реаниматолог: «Средства защиты собирали втайне от главврача»
Фото: Инстаграм: anestesiolog_narkolog

Покровская больница стала главным антигероем петербургского коронавируса. События в больнице шли по нарастающей (публичное обращение медперсонала, заявившего об отсутствии средств защиты, затем коллективное заявление медиков в прокуратуру и к губернатору), пока не рухнули в окончательное пике — на прошлой неделе произошло массовое заражение медперсонала и пациентов стационара. По данным Роспотребназора за 17 апреля, коронавирус был официально подтвержден у 67 человек.

Врачи Покровской больницы рассказали губернатору Беглову и прокурору Литвиненко, почему пациенты остаются без помощи

Анестезиолог-реаниматолог Сергей Саяпин, получив результаты своего КТ с характерной картиной для «коронавирусной пневмонии», был госпитализирован в инфекционную больницу им. Боткина. Перед отъездом он снял ролик, в котором обвинил в своем заражении главврача Покровской больницы.

- Сергей Александрович, Вы помните, как все началось? Когда вы поняли, что коронавирус уже в больнице?

- Самого первого больного с COVID-19 согласовал начмед по кардиологии переводом из другого стационара. Приезжает пациент, а вслед за ним через полчаса прилетает положительный тест на коронавирус. Потом начали привозить пациентов с пневмониями. Естественно, сразу начали закрываться отделения, куда пришли пневмонии с ковидом. Уже тогда было нам понятно, что все эти пневмонии надо расценивать как коронавирусные. Мы отправляли служебные записки администрации стационара о том, что нам необходимы средства защиты, что надо срочно зонировать больницу на чистые и грязные зоны… Но все наши обращения остались без ответа. Такое ощущение, что администрация просто понадеялась на авось: авось прокатит, авось спасемся, закрывшись на карантин.

Когда мы узнали, что к нам, в реанимацию, поступит пациент с пневмонией, и скорее всего «на одышке», которого придется вентилировать, вместе с заведующим отделением сделали какое-то подобие зонирования, подобие шлюзования боксов в самой реанимации.

- Как это выглядело?

- Выделили одну из палат, ближайших к выходу, под бокс, в котором мы переодевались, перекрыли проход по реанимации. Войти в нее можно было только через этот бокс. Но красная зона, желтая зона - все это было чисто теоретически. Ведь пациентов доставляли к нам через общий приемный покой, общий лифт, общий коридор. Просто в условиях тотального бардака мы попытались хоть как-то защитить персонал.

-Где вы брали средства защиты? Маски, костюмы, перчатки?

- Помогали спонсоры. Но их попытки доставить средства защиты в больницу по официальным каналам — через главного врача, договоры дарения натыкались на такую реакцию: «нам ничего не надо, у нас все есть». В результате СИЗы нам привозили фактически контрабандой, чтоб не увидела администрация. Получился такой подпольный склад. Я купил себе малярный комбинезон, в котором красят автомобили, в инструментальном интернет-магазине за три тысячи рублей. При интубации трахеи - инвазивной вентиляции легких пациентов с подозрением на коронавирус врач, как рекомендует Федерация анестезиологов-реаниматологов, должен максимально закрыть свое лицо. Для этих целей мы приспособили водолазные маски для серфинга.

- Они реально защищают от проникновения инфекции? 

- Как теперь выяснилось, клапан выдоха в условиях воздушного пространства (не воды) может подтравливать. Поэтому сейчас врачи их дорабатывают.

-А специальные респираторы?

- Их не было. Нам дали один респиратор  FFP-класса на весь персонал блока интенсивной терапии на 12 коек. А так были простые маски лицевые — одна на смену, на двух человек, примерно. С наличием перчаток всегда была проблема, а с приходом эпидемии вообще стало невыносимо. 

- Сколько у вас длилась смена в реанимации?

- 24 часа. Спал в красной зоне в своем малярном костюме — ну куда я от реанимации уйду? Я должен слышать мониторы, поэтому сложно назвать это сном, проваливаешься на час. В первый день, 11 апреля, поступил один пациент с четкой картиной COVID-19- «матовое стекло» на КТ, одышка, быстрое сваливание в декомпенсацию дыхательной недостаточности, в том числе на ИВЛ. На следующий день уже пошел поток. Моложе 50 лет не было никого. Весь блок на 12 коек был забит до отказа. Человек восемь были подключены сразу к аппаратам. По идее после суток дежурства в реанимации, я должен был пойти на сутки домой. Но домой я уже не ходил. Там моя семья, и не мог подвергать их риску. Фактически последнюю неделю я жил и работал в стационаре — тем более, вскоре был объявлен карантин. В воскресенье пришел первый официальный положительный тест, и в отделении прекратили прием больных. Все это время мы лечили якобы обычную внебольничную пневмонию, которую комздрав называл неинфекционным  заболеванием.

«Будет организовано порядка 10-11 шлюзов». Роспотребнадзор согласовал план защиты персонала Покровской больницы

- Аппаратов ИВЛ хватало?

- Вот с  аппаратами ИВЛ нам очень повезло. В декабре 2019 года была поставка по линии комздрава, в больницу привезли 6 новых аппаратов. Удивительное совпадение, везение, можно называть как угодно. Потому что со старыми аппаратами ситуация была бы намного хуже.

-Как вы заразились?

- Как я это вижу — из-за использования несертифицированных средств защиты произошло попадание аэрозоля из нижних дыхательных путей пациента, которому я проводил интубацию (введение с помощью специальной аппаратуры дыхательной трубки в трахею через рот), в мои дыхательные пути. То есть в пятницу, 11 апреля, когда поступил первый тяжелый пациент. В следующую пятницу — 18 апреля, я получил результаты своего КТ и положительные результаты теста своего первого пациента, которому я проводил интубацию легких. Вот так все сошлось. 

- Какие у вас были симптомы?

- Температура до 38 градусов, сухой кашель, потеря обоняния. Плюс потеря массы тела за последнюю неделю 5 килограммов. Но я это списывал на постоянное нахождение в средствах состояния защиты. Сейчас состояние намного лучше — я отоспался. 

- После выздоровления снова выйдете на работу в Покровскую больницу?

- Собираюсь, да. Переболею, какой-никакой иммунитет будет, уже преимущество.

Ирина Фигурина

© Доктор Питер

Рубрики: Инфекционные болезни, Медицинская власть, Общество, Права врача

7 комментариев Оставить комментарий

Это ещё раз говорит о том, что только открытые системы являются стойкими. Власть должна научится не только не скрывать ошибки, но и быть благодарной тем, кто их открыл. Как вы думаете, при всей скандинавской революционности, финские профсоюзы могли бы существовать без одобрения государства? Неужели они хотят разрушить финские скрепы, фальсифицировать историю про Михаэля Агриколу и Ванха Ванха Вяйнямёйнена? Конечно нет! Умное правительство использует профсоюзы для стабилизации общества и снятия общественной напряженности. Если мыть голову, то грязи становится меньше, так же и с правдой- стойкая открытость истине ликвидирует бардак в государстве.

Это все история, нынешние профсоюзы ручные и идут на коротком поводке, у вас хоть кто-то возмутiлся поднятием пенсионной планки, а у нас даже не пикнули...

Зато Роспотребнадзор хорошо поддерживал псевдомедицинские клиники, где "врачами" работали люди вообще без медицинского образования. На жалобы и требования проверок таких клиник отвечали одной фразой: "У клиники есть медицинская лицензия"

Не тут выходит, что они сами себя наказать должны, я в это не верю.

У нас вообще прокуратура есть? Почему врачи и младший медперсонал вынуждены на свой страх и риск что-то делать, при полной импотенции организаторов здравоохранения (главврачей и т. п.)?

Сколько ещё будет продолжаться эта безответственность? Роль главврача по сути сведена к какому-то очковтирательству. Вместо ответственного исполнения своих обязанностей только издеваются над сотрудниками и врут начальству.

К сожалению, виноват ВОЗ - именно они дали сильно зауженные рекомендации для использования средств защиты (PPF2-3), поэтому мед. начальники всех мастей законно, по их мнению, дают медикам на передовой только хирургические маски, которые от вируса не защищают.

Вот это настоящий герой! Скорейшего выздоровления! И не смотря на вероятную иммунизацию берегите себя!

Написать комментарий:

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.


Самое обсуждаемое

Самое читаемое

Читать все отзывы

Нашли ошибку?

captcha Обновить картинку
×