Профессор НМИЦ онкологии: Раковый регистр – не инструмент выполнения «плана по смертности»

09:55, 07.02.2020 / Верcия для печати / 2 комментария

О создании единой базы данных пациентов со злокачественными новообразованиями заявил в начале февраля министр здравоохранения Михаил Мурашко. По словам чиновника, онко-регистр появится в России уже в 2020 году. «Доктор Питер» поговорил с автором первого в стране петербургского популяционного ракового регистра профессором Вахтангом Мерабишвили о том, как статистика помогает лечить рак.

Профессор НМИЦ онкологии: Раковый регистр – не инструмент выполнения «плана по смертности»
Фото: pixabay

Онкологи потеряли контроль

Еще бывший министр здравоохранения Вероника Скворцова сообщала, что база данных онкологических пациентов заработает летом 2019 года. Анонсировалась некая «дорожная карта» ведения» пациента, в которой, по словам Скворцовой, можно будет увидеть, насколько своевременно и правильно оказана помощь, каким образом проводится лечение человека после выписки из стационара, сколько ему провели курсов химиотерапии и по каким схемам, как проводится реабилитация. Но проект неожиданно вышел из-под контроля Минздрава. 

На Петербургском международном онкологическом форуме «Белые ночи» главные онкологи страны фактически признали, что упустили все рычаги влияния на формирование и дальнейшее управление раковым регистром. В обход врачей на «закрытом совещании» в правительстве эта функция была отдана дочерней структуре госкорпорации Ростех, которая займется IT-сопровождением проекта. 

Заявление уже нового министра здравоохранения Михаила Мурашко о создании ракового регистра никакой ясности в тему не внесло. Неизвестно, сколько денег будет выделено на этот проект, кто конкретно им будет заниматься, по какому принципу будут формироваться команды регистраторов в регионах. А главное, по каким показателям будет вестись учет заболеваемости и смертности пациентов. 

- Удивительно, что регистр собираются создавать люди, вообще не понимающие сути проблемы, - сокрушается Вахтанг Мерабишвили. – Но еще больше меня пугает то, что на популяционном уровне регистра собираются оценивать эффективность лекарственных средств, что абсолютно бессмысленно. Это госпитальный уровень. Дело в том, что в популяционный регистр попадает информация о пациенте только на первом этапе его лечения — короткая выписка. Еще момент — человек может лечиться в разных клиниках, поэтому важно, чтобы не дублировались данные на одного пациента. Случалось, когда на одного человека делалось до 15 дублей! Это огромная проблема для раковых регистров. Нужны кадры. Кто их будет готовить? Новому сотруднику понадобится 3-4 года, чтобы узнать все нюансы онкологической статистики. 

Вахтанг Мерабишвили, руководитель отдела организации противораковой борьбы НМИЦ онкологии имени Н.Н. Петрова, занимается онкологической статистикой без малого 45 лет.  Больше чем он, об онкорегистре в нашей стране не знает никто. Написаны сотни статей, монографий, книг. Система учета пациентов отрабатывалась годами. Профессор Мерабишвили показывает исследования 15-летней давности, в которых анализировалось плотность случаев онкологических заболеваний по территориальному признаку, данные отображались на карте Петербурга — буквально по районам. Но эти данные оказались никому не нужны, исследования прекратились. Знания и опыт Вахтанга Мерабишвили и его команды, судя по всему, не будут востребованы и сейчас. 

- В России за последние 25 лет на всех административных территориях организованы популяционные раковые регистры, - говорит профессор. - Все они работают по международным стандартам, но, как правило, только собирают данные и не имеют возможности углубленно их разрабатывать. Необходимо существующие регистры обеспечить необходимым кадровым составом. Но он уже утвержден приказом Минздрава: это 2-3 сотрудника вместо 8-10. Создание нового регистра, по умолчанию, предусматривает уничтожение накопленной базы данных. Этого нельзя допустить! Нужно дать существующей системе развиться.

Выживаемость близка к европейской

Каждый год в мире выявляется 14 миллионов первичных случаев рака, при этом не больше трех миллионов регистрируются медицинскими структурами. Всё остальное — это так называемая экспертная оценка. Ее дают сотрудники Международного агентства по изучению рака (МАИР, ответвление Всемирной организации здравоохранения).  

В развитых странах оценка ситуации ведется по стандартизованным показателям, то есть с учетом разных факторов, а в неразвитых — по грубым. Россия входит в число стран, где статистика ведется по грубым показателям. По словам профессора Мерабишвили, многие данные по заболеваемости и смертности, выживаемости с учетом возрастного состава собираются в государственной отчетности не по базе регистров. Это административное давление всех уровней, цель которого любыми путями улучшить показатели. Поэтому система сбора показателей, существующая в стране, не дает реальных цифр по заболеваемости.  

Раковый регистр позволяет не только подсчитать пациентов, но и определить наиболее распространенные патологии, увидеть различия между регионами и спрогнозировать онкологическую заболеваемость. В результате можно грамотно спланировать работу медцентров, понять, где требуется переподготовка специалистов, обновление оборудования, закупка лекарственных препаратов. Для практикующего врача-онколога такой регистр может стать настоящим помощником в работе, позволит лучше понять пациента, увидеть, насколько лечение совпадает с современными стандартами. 

- В мире принято считать показатель пятилетней выживаемости пациентов, - говорит  Вахтанг Мерабишвили. - Это основной критерий оценки эффективности противораковых мероприятий. К примеру, в 90-е годы, когда были закрыты многие промышленные производства, мы увидели по своим динамическим рядам резкое снижение частоты рака легкого. Затем изменился характер питания людей, еда стала более здоровой, в результате мы фиксируем такое же резкое снижение заболеваемости рака желудка. А вот частота рака предстательной железы, наоборот, выросла - благодаря современным средствам диагностики.  С 90-х годов сохранилась тенденция роста рака шейки матки у молодых женщин (причина — инфицирование ВПЧ из-за неупорядоченной половой жизни), хотя сегодня темпы уже не такие высокие как раньше. А в целом общий показатель выживаемости от рака медленно, но растет, приближается к среднеевропейским цифрам.

Читайте также: Раковые регистры России и Европы: как найти отличия

«План по смертности»

Год назад был создан онкорегистр Северо-Западного федерального округа — это более миллиона наблюдений. Команда Мерабишвили курирует сейчас 17 территорий, в которых ведется популяционный раковый регистр по международным стандартам.  

Но по всей России такой базы нет. Значит, нет достоверной статистики смертности от онкологических заболеваний. Что на самом деле происходит в стране, не знают ни врачи, ни чиновники. 

По официальным данным Минздрава, в России выявляется более 50% заболеваний на ранних стадиях, по некоторым территориям даже 60%. В 2018 году президенту РФ доложили даже о неправдоподобныех 70 %. Но в реальности, настаивают специалисты, их не больше 30 –35%.

По идее все пациенты с диагнозом «рак» становятся на пожизненный учет. Данные о них, начиная с районных больниц, поступают в популяционные раковые регистры. В развитых странах данные собираются с 1 января до 31 декабря, на их обобщение дается примерно два года. В России главврачи районных онкодиспансеров обязаны предоставить данные об умерших пациентах до 20 января, но к этому времени еще не поступают сведения из Роскомстата, поэтому онкологи не располагают полной информацией за год. В результате хвосты с предыдущего года добавляются в отчетный год. Умершие сюда уже не попадают. Так получаются очень хорошие показатели. 

 - Министерство здравоохранения многие годы требует от главврачей снижения смертности населения. Но вся беда в том, что требуют грубые показатели, - рассказывает Вахтанг Мерабишвили. - Никто в мире так не делает. Везде учитывают изменение возрастного состава населения. Потому что злокачественные опухоли встречаются преимущественно у пожилых людей. С 1960-х годов прошлого века, когда появились первые публикация о смертности от рака, число людей пенсионного возраста в стране выросло с 11 до 25%. Но расчеты стандартизированных показателей свидетельствуют, что все эти годы смертность снижалась — и в целом по СССР, и по России. Но наш Минздрав фактически требует от врачей «план по смертности». Летальность на первом году заболевания сегодня составляет 22-23%, Минздрав ставит задачу довести этот показатель до 16%. Даже при благоприятных изменениях структуры заболеваемости никто в мире не в силах добиться таких показателей.

Онкологическая статистика

(По оценке профессора Вахтанга Мерабишвили)

Риск возникновения злокачественных новообразований в разных возрастных (младших и старших) группах различается в сотни раз. После 35 лет увеличение возраста на 1 год даст возрастание риска возникновения рака на 10%, а 5 лет – на 50–70%.   

Ежегодно на 100 тысяч жителей в России регистрируется 420 случая заболеваний раком и 197 умерших от этой причины. Планируемое Минздравом к 2024 году снижение смертности до 185 человек на 100 тысяч населения кажется маловероятным. Сейчас стандартизованные показатели заболеваемости злокачественными новообразованиями в России составляют менее 250 на 100 тысяч населения, тогда как в экономически развитых странах этот показатель превышает 400. В ряде экономически развитых стран смертность от рака вышла на первое место. 

Орловская, Пензенская, Курганская, Новгородская, Ивановская, Самарская, Ярославская, Брянская, Архангельская, Псковская области, Алтайский край — территории, где зафиксирован самый высокий показатель заболеваемости раком. Более 500 случаев на 100 тысяч жителей. В Ингушетии, Чечне, Дагестане и Ямало-Ненецком АО люди болеют реже всех — число первичных раков составляет менее 100 на 100 тысяч населения. 

 

Главными причинами смерти детей являлись системные новообразования лимфатической и кроветворной ткани.Но благодаря развитию медпомощи смертность с 2000 года здесь снизилась в среднем на 50 %. Отмечено существенное снижение смертности детей от рака почки. В 2017 году в целом по России учтено с этим диагнозом 102 мальчика и 110 девочек, а умерло 12 мальчиков и 12 девочек (в основном это дети в возрасте до 10 лет).

Ирина Фигурина

© Доктор Питер

Рубрики: Медицинская власть, Онкология

2 комментария Оставить комментарий

Читаешь и диву даешься. Умом Россию не понять. Как у нас вообще кто-то выживает?

Бред какой то... Какие дубли? Дубли, это когда в каждом болоте каждый отдельный кулик ведет свой отдельный регистр. (Самый лучший, естественно). Или когда человек поступил в онкоцентр с улицы, без документов и без сознания и его невозможно идентифицировать. (Ага, щаз, примут его такого, разбежались).
А в едином реестре, где всё проиндексировано, при всём желании дубль не создать. И со смертью всё проще - оно может в реальном времени из СМЭВ получать сообщения о регистрации смерти.
И боже вас упаси от команд регистраторов. Какие ещё регистраторы? Вы ещё к ним больных отправьте и какую-нибудь бумажку изобретите... Если лечебное учреждение ведет историю в своей МИС - доработают и подключат к регистру (api будет предоставлено). Если нет - добро пожаловать на портал. Да дублирование, а что делать, 21 век уже давно начался, ручки и бумажки в 20м остались.
Показатели Минздрав разработает. И таки, они будут стандартизированные, а не грубые.
Прошлую базу можно попытаться сохранить насколько удастся привести ее к новым показателям. Но там погрешность такая, что с новыми данными всё равно будет не сравнить.

И на мой взгляд - это правильно, что статистика будет вестись независимо от медучереждений, так оно будет объективней.
Денег потратят уйму, и как водится 99% непонятно на что. Ну так принято...
Это всё мое ИМХО.
Но это не трудно предсказать. В банках это началось лет 20-25 назад и всё продолжается, в пенсионном фонде, в налоговой ИМХО чуть позже, и порядка там заметно больше стало. И в медицине уже очень давно напрашивается.

Написать комментарий:

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.

Самое обсуждаемое

Самое читаемое

Читать все отзывы
Читать дальше

Нашли ошибку?

captcha Обновить картинку
×