В России сотни тысяч больных раком не знают о диагнозе из-за пандемии
Фото
iStock/Getty Image

Цифры недоучета — это рак, который никуда не делся. Он в любом случае себя проявит, но на более поздних стадиях, когда вылечить, продлить жизнь станет значительно сложнее. Уже по статистике видно, что провал в 2020-м году отразился на количестве больных в первые 9 месяцев 2021-го. При этом в некоторых регионах по цифрам видно, что растут стадии — больше диагнозов ставят на поздних сроках.

Давид Заридзе
Давид Заридзе
Медицина

Президент Противоракового общества России, заведующий отделом клинической эпидемиологии «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина», доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент РАН.

- У нас в стране по итогам 2020 года дефицит выявляемости злокачественных опухолей, — объяснил «Доктору Питеру» президент Противоракового общества России, заведующий отделом клинической эпидемиологии «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина», доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент РАМН Давид Заридзе. — В 2020-м по прогнозу должны были выявить 661 тысячу больных, «дефицит» составил 105 тысяч человек — это «недоучет» в 16 процентов.

Промедление опасно

Есть некоторые формы рака, для которых промедление в год или два может быть фатальным.

- Наиболее опасный в смысле задержки — рак легкого: минус 8780 случаев в 2020 году, — приводит цифры статистики Давид Георгиевич. — С точки зрения того, что быстрее всего прогрессирует: это 2,5 тысячи меланом, 4,5 тысячи рака желудка, 12 тысяч раков ободочной и прямой кишки, 11 тысяч рака молочной железы.

Конечно, самая опасная ситуация по раку легкого, но длительное оттягивание начала лечения других видов рака тоже недопустимо.

- Рака кожи недосчитались 24 тысячи случаев, но это волнует меньше, потому что рак кожи течет очень медленно. Это, можно даже сказать, «доброкачественная опухоль», конечно, в кавычках. В случае с раком кожи довольно большой процент гипердиагностики: люди обращаются к косметологам, они предполагают рак кожи даже там, где его нет, — описывает ситуацию профессор Заридзе. — Но меня волнует недоучет меланомы — серьезного и тяжелого заболевания, которое, если выявлено вовремя, очень хорошо поддается лечению.

Поймать рак на ранней стадии — почти синоним успешного лечения для всех видов рака. Он касается не только меланомы.

- Рак поджелудочной железы — очень тяжелое заболевание, очень трудно поддается лечению, но при этом 2 тысяч случаев не досчитались, — подчеркивает Давид Георгиевич в разговоре с «Доктором Питером». — А, например, рак предстательной железы с 9 тысячами невыявленных случаев не вызывает беспокойства, так как во всем мире идет гипердиагностика. Часто ставится диагноз там, где его нет.

Своевременный скрининг

Недоучет — это проблема не только России. К сожалению, она распространена по всему миру. Тревогу бьют онкологии Италии. Они сообщают о том, что рак стали обнаруживать на более поздних стадиях, это приводит к более позднему началу лечения и менее позитивным результатам.

- Давайте не будем обвинять в этой ситуации локдауны и ограничения, — сразу предупреждает Давид Заридзе. — Локдауны — правильная и адекватная реакция на пандемию. Да, недоучет с этим связан, но локдауны вводили из-за необходимости, в тот момент ковид был приоритетнее. Надо знать, что есть проблема, и что с ней необходимо разбираться.

Онколог предлагает сосредоточиться на следующих моментах:

  • адекватно информировать людей, что если есть жалобы — необходимо обращаться к врачу;

  • создать адекватные и комфортные условия в поликлиниках, чтобы не было очередей, а пациентов не разворачивали без оказания помощи;

  • восстановить скрининговые программы.

- Но не все туда включать, а только те формы скрининга, которые рекомендует ВОЗ, — подчеркивает профессор Заридзе. — Все они адекватные, правильные и научно обоснованные.

Это скрининг для рака молочной железы, колоректального рака и рака шейки матки. Точка. Не надо больше нигде «ковыряться»!

Онколог приводит в пример Голландию. В стране в самом начале пандемии ковида увидели проблему с недиагностированым раком и исправили ситуацию. Восстановили скрининговые программы, обратились к людям с просьбой не затягивать обращение к врачам.

- Конечно, Голландия — маленькое государство, но мы должны понимать, в каком направлении двигаться, — считает Давид Заридзе.

Нужны деньги и кадры

«Наплыв» злокачественных опухолей ожидают к 2023 году. Первые признаки, что он будет, появились уже в 2021-м, когда только за 9 месяцев выявили более 700 тысяч случаев рака — больше прогнозируемого. В 2022-м тенденция сохранится или даже усилится.

- Мы должны подготовиться к ситуации, для этого нужны кадры, деньги, возможности, — уверен Давид Заридзе. — Вопрос не в диспансеризации, это другая история. Диспансеризация подразумевает оценку здоровья здорового населения. В случае, когда появляются жалобы, надо идти к врачу, в поликлинику, амбулаторию. Надеюсь, что грамотных врачей все же большинство. И что организаторы здравоохранения, сотрудники ведомств, министерств в курсе проблемы. Ковид рано или поздно уйдет, а мы останемся со злокачественными опухолями, с ухудшенной ситуацией. Смертность от рака в России снижалась, включая в 2019-2020. Это давняя тенденция, чтобы сохранить благоприятный тренд, достижение которого стоило больших усилий, надо срочно действовать.

Вопрос стоит остро, в том числе и с финансовой стороны. Ведь больные на более поздних стадиях требуют более  сложного и дорогого лечения.

-  И это надо принять во внимание при планировании финансирования на будущий год на лечение и профилактику онкологических больных, — уверен Давид Георгиевич. — Все это большой стресс и давление на систему здравоохранения, на систему онкологической помощи.

Не надо искать виноватых. Таких нет. Надо адекватно оценивать ситуацию и эффективно на нее реагировать.