«Наш сын сидит в Интернете круглые сутки, у него нет друзей, учиться не хочет. Что делать?»
Фото
pxhere.com

«Добрый вечер! Нашему сыну 18 лет. Раньше учился в колледже, недавно бросил и ушел со 2 курса. Нашли ему курсы с получением диплома — ушел с курсов. Мы с мужем всегда помогали ему во всем, до 18 лет слушался нас. Сейчас все поменялось, говорит „уйдите от меня, не смотрите на меня“. При разговоре об образовании отвечает „я сам выберу себе специальность“, но время идет, а выбор он не делает. Целый день и ночь сидит с телефоном в Интернете. У него нет друзей, девушки, в секции не ходит. Нас беспокоит его будущее. Что делать в данной ситуации?»

Читательница «Доктора Питера» Ольга, 42 года.

Петр Галигабаров
Петр Галигабаров
Практикующий психолог, автор книг, Член АКПП (г. Санкт-Петербург), схема-терапевт

У каждого человека есть потребности. Когда они не удовлетворяются, то формируется дезадаптивные привычки мышления и поведения. Например, существуют потребности в понятных границах: что можно делать, чего нельзя, каковы последствия и награды за совершение поступков или отказ от таковых.  Есть потребность в автономии, проще говоря в самостоятельности (пусть и с материальной поддержкой родителей до определенного возраста).

Когда человек растет в безграничном мире, то он «не видит берегов и ему легко их попутать», извините за жаргон. Он просто не научился определять, чего хочет. Когда ему всегда помогают, то индивид не учится решать проблемы автономно. Возможно, он даже не требует независимости.

Вы пишете, что «до 18 лет слушался нас», «нашли ему курсы с получением диплома». Ваш сын прямым текстом говорит: «уйдите от меня, не смотрите на меня», «я сам выберу себе специальность».

Не похоже ли на описанное в первых двух абзацах?

Не знаю, кто выбирал ему колледж после школы и чем мотивировали его поступление на ту, брошенную специальность. Приведу конкретный пример.

В 14 лет молодой человек, всегда склонный к творчеству и самокопанию, решает стать дизайнером одежды — это техникум. Родители объясняют, что престижно и важно получить высшее образование, юридическое. Парень соглашается и даже верит в то, что юриспруденция — это его выбор. В 16 лет поступает, в 21 год оканчивает вуз, начинает работать.

Параллельно он без обучения становится журналистом (публикуется), открывает бизнес, изучает психологию, переучивается на дизайнера, повышает квалификацию на маркетолога. Отработав юристом пару лет и начав зарабатывать собственные деньги, он уходит из базового образования навсегда. Потом переучивается на психолога. Он не особо винит родителей в корректировке его изначального желания быть дизайнером, он понимает их благие намерения и пользу юридической базы.

Но мне (тот паренек — это я) потребовались годы, чтобы найти свое дело, свою профессию и еще личная терапия.

И таких примеров очень и очень много.

Вспомните себя в 14-18 лет: как сделали выбор профессии? Сразу встали на ту, единственную дорожку специальности самостоятельно? Какие качества вам помогли тогда определиться, если выбор был ваш? Как и поддерживали ли вас родители? Много ответов на наше настоящее в нашем прошлом.

Вы пишете, что «время идет, а выбор он не делает». Представляю, как это напрягает, но делал ли он когда-то ранее выбор самостоятельно? Есть у него такой навык, быть автономным?

Моей дочке 18 лет и на днях она сдала финальную базу в ЕГЭ. Я прекрасно понимаю ваше беспокойство по поводу сына. Мы, родители, хотим счастья своим детям, строим иллюзии. Например, оберегая своего ребенка от внешнего мира, я где-то перегибал с опекой, но личный опыт профессионального становления научил не лезть со своими амбициями. Ее жизнь — ее выбор трудовой стези, он необязательно должен быть окончательным. Главное, чтобы ребенок был информирован о возможных негативных и положительных последствиях своих решений, осознавал границы, ответственность своей автономии. Согласны?

Как вы смотрите на то, чтобы ответить на заданные мною выше вопросы письменно (отцу и матери, а если есть другие «воспитатели» сына, то и им) и оценить реальность? Только без обвинений друг друга. Мы все делаем так, как научены.

Параллельно я предлагаю почитать «Утешный мир» Екатерины Мурашовой, где много историй из жизни и поиске себя подростками. Библиотерапия — полезная штука для обучения на чужих ошибках.

Если видите смысл, найдите психолога по профессиональной ориентации и предложите сыну пообщаться с ним. Либо с другим подростковым специалистом, но будьте готовы к рискам сепарации молодого мужчины — вашего сына от вас. В конце концов, задача родителей — научить детей быть самостоятельными, что многим не по душе (особенно «рожавшим для себя»).

Обратите внимание и запишите возникшие у вас в процессе чтения эмоции. Злитесь на меня? Или ощущаете грусть? От каких мыслей? О чем эти мысли говорят вам? Запишите.

Время уходит, пишете вы. Письменно ответьте на вопросы:

  • что самое страшное (сгустите краски по максимуму) произойдет, если сын не определится в ближайшее время с выбором профессии, и сможете ли вы пережить это;

  • что самое прекрасное произойдет, если он не определится (пофантазируйте), и сможете ли вы пережить это;

  • что реально произойдет, если сын в ближайшее время не выберет профессию и сможете ли вы это пережить?

Эта техника помогает внести объективность при взгляде на пугающую ситуацию, снизить тревогу, даже страх.

Обратите внимание, чем наполнена ваша жизнь помимо заботы о сыне? Если он выпорхнет из гнезда, что вам останется? Может, важно наполнить ее кем-то, чем-то другим?