Почему годовалый петербуржец оказался в коме после врачебного вмешательства

15:29, 25.06.2013 / Верcия для печати / 22 комментария

Вот уже много лет общество и правоохранительные органы пытаются выработать критерии в отношении врачебных ошибок. Какие действия врача считать преступными? Может ли сойти за халатность физическая усталость врача в конце сложной смены? Но эти споры также служат завесой, чтобы не поднимать другую скользкую тему: являются ли криминалом попытки медиков скрыть обстоятельства неудачных операций?

Почему годовалый петербуржец оказался в коме после врачебного вмешательства
Фото: фото с nvspb.ru

Днём 15 апреля 2013 года петербуржец Лёня Румянцев, которому в феврале исполнился один год, опрокинул на себя кружку с кипячёным молоком. Ожог составил 10 процентов поверхности тела (грудь и плечо) – по меркам реаниматологов, для такого маленького пациента это много, но не критично, бывает намного хуже.

В 15 часов 40 минут Лёню доставили в Детскую городскую больницу № 1 на Авангардной улице, 14. Ребёнку поставили диагноз «Термический ожог II–III А степени, ожоговый шок I степени». Анестезиолог-реаниматолог Валерий Малых под общим обезболиванием провёл пункцию и катетеризацию подключичной вены по методике Сельдингера. Это распространённая в медицине техника: в одну из центральных вен устанавливают катетер, через который вводят лекарства или даже имплантируют кардиостимулятор. В случае с Румянцевым требовалось противошоковая терапия солевым раствором.

По словам врача Малых, катетер встал правильно, присутствовал обратный ток крови. Юному пациенту постоянно обеспечивался контроль артериального давления, пульса, дыхания и так далее. Около 12 часов состояние ребёнка оставалось стабильным, но в 6.30 произошла быстрая остановка сердца. Начата реанимация: массаж сердца, искусственная вентиляция лёгких, адреналин, атропин. Одновременно выяснилась причина произошедшего: врач промахнулся мимо вены и раствор капал пациенту в плевральную полость. За 12 часов годовалый ребёнок получил около полулитра белка – и ни аппаратура, ни лучшие врачи этого почему-то не отметили. В результате с 16 апреля Лёня в коме – у него отёк мозга и чисто теоретические шансы на выздоровление.

– Промахнуться мимо подключичной вены можно запросто – пара миллиметров в сторону, – говорит рентгенолог Павел Мансуров. – Тем более когда пациенту один год, а для введения солевого раствора требуется игла с большим диаметром. Но такие проблемы характерны для провинциальных больниц, где нет специальных детекторов: врач вводит иглу вслепую, не видя свои манипуляции на экране. Непонятно также, почему аппаратура не зафиксировала изменение состояния больного. Опять-таки в провинциальных лечебницах к 6.30 утра дежурная смена может спать или пить спирт в ординаторской. Но в главной детской больнице Петербурга такое, наверное, невозможно.

ДГБ № 1 считается одной из лучших больниц Петербурга – и по уровню специалистов, и по обеспеченности оборудованием. На сайте больницы сообщается, что даже специалисты поликлинического отделения работают на аппаратах мирового уровня: ультразвуковая диагностика осуществляется на аппаратах HDI 3500, Acuson-Aspen, Аcuson-Secwoу, Sonoline 180, Logiq 400. Источники «НВ» в Смольном говорят, что больница на Авангардной «одна из первых по финансированию из бюджета», а её главврач Анатолий Каган в начале 2000-х занимал кресло председателя комитета по здравоохранению и вице-губернатора Петербурга. Плюс у больницы немало частных спонсоров, а её специалисты регулярно стажируются – от Токио до Калифорнии.

Тем не менее руководство больницы после трагедии с Лёней Румянцевым ведёт себя так, словно ему есть что скрывать.

– Нам с женой до последнего не говорили о происшедшем с нашим сыном, – говорит отец Лёни Дмитрий Румянцев. – Информацию выдавали дозированно. Когда сын уже находился в коме, нам вещали, что ребёнка нужно «немного долечить», говорили про некие «осложнения». Ситуацию мы выясняли через знакомых, по блату. О том, что у ребёнка отёк мозга и нет своего дыхания, мы узнали только дня через три, о том, что случилась остановка сердца, случайно проговорился дежурный врач. Когда отпираться уже не было возможности, заведующий реанимационным отделением Александр Егоров сказал: «Ну вы же сами виноваты, не уследили». Видимо, имелось в виду опрокинутое ребёнком молоко. Извинений не приносилось. У меня создалось впечатление, будто у них это отработанная тактика: агрессивно не признавать ошибок, перекладывать ответственность на других.

По словам Дмитрия Румянцева, в конце 1990-х у его родственников случилась похожая история: человек оказался в коме из-за халатности врачей. Тогда им прозрачно намекнули, что находящегося в коме пациента могут… выписать! Врачи не случайно называли происходящее «осложнением», потому что по договору ОМС в случае «послеоперационных осложнений» больница не обязана держать пациента в стационаре дольше месяца. В ДГБ № 1 подобных намёков пока не звучало, врачи без препятствий пускают родителей к Лёне. Но кто знает, как они поведут себя в обозримом будущем?

Установить, имела ли место в действиях врача Валерия Малых халатность, должна комиссия с участием чиновников комздрава. Только после её заключения Следственный комитет может возбудить уголовное дело. А комиссия, судя по всему, настроена лояльно: у Валерия Малых предпенсионный возраст и стаж работы 35 лет.

(Куда в Петербурге жаловаться на качество лечения, узнайте здесь)

– Когда я выяснял ситуацию у врачей на отделении по горячим следам, некоторые признавались: моему сыну вводили в вену катетер два или три раза, – говорит Дмитрий Румянцев. – Значит, что-то шло не так, в чём-то они были не уверены. Поначалу в документах об этом нет ни слова. Якобы обычная операция, внезапное осложнение. В конце концов нам удалось получить копию истории болезни, где сказано, что катетер вводился дважды. Более того, рентгенолог на следующий день прокомментировал второй снимок: мол, в левой плевральной полости наблюдается большое количество жидкости. Как нам удалось выяснить, в день операции рентгенолог работал до 15 часов.

Получается, что врач Малых ввёл ребёнку катетер два раза. В первый ему что-то не понравилось, во второй всё устроило. Тем не менее в плевральную полость пошёл соляной раствор. На снимке это совершенно очевидно для специалиста-рентгенолога. Но на практике оценивает снимки врач Малых, который за свою 35-летнюю карьеру не научился в них разбираться. Речь идёт о реанимационном отделении главной детской больницы Петербурга. Маленьких пациентов сюда везут круглосуточно, к вечеру даже чаще. А у дежурного рентгенолога рабочий день до 15 часов. И вопросы возникают ни к нему, и даже не к врачу Малых, а к руководству отделения и больницы.

Корреспондент «НВ» попытался связаться с заведующим реанимационным отделением Александром Егоровым – он оказался в отпуске в Самаре. В телефонном разговоре его заместитель Константин Кованов обсуждать ситуацию отказался. Хотя наши основные вопросы чисто технические и не относятся к понятию врачебной тайны. Как новейшая аппаратура могла не зафиксировать пол-литра соляного раствора в плевральной полости ребёнка? Можно ли сейчас установить, сколько раз вводился катетер в вену? Почему при подобных операциях не используются детекторы?..

Подобных случаев – немало

У читателя может возникнуть и вопрос другого рода: кому нужна правда? Даже если пожилой врач ошибся, так ли обязательно его преследовать? Вряд ли он специально перечеркнул Лёнину жизнь. Но родители мальчика хотят лишь помочь другим пациентам, которые окажутся на том же операционном столе. Потому что случаев под копирку немало.

В 2011 году врач-анестезиолог центральной городской больницы Иркутска Никульников В.С. отправился в колонию на один год за ту же самую катетеризацию подключичной вены. Причём пациентом был не ребёнок, а взрослый мужчина в состоянии алкогольного и наркотического опьянения, у которого гнило бедро. Катетеризация была необходима, но при её проведении произошло то же самое, что с Лёней Румянцевым, – игла ушла в плевральную полость. Скопление воздуха (пневмоторакс) привело к смерти пациента.

На основании заключения НП «Национальная медицинская палата» следствие пришло к выводу, что единственное повреждение, которое привело к осложнению, – прокол подключичной вены с повреждением лёгкого. Поскольку у пациента подозревали так называемый правосторонний синдром сдавливания при увеличении правой половины туловища, катетер предпочтительнее ставить на противоположную сторону – тогда и риск был бы исключён. Кроме того, гораздо проще было бы ввести катетер в яремную вену.

Недоучился врач, забыл или не выспался, де-юре не важно – в морге лежит труп. А действия Никульникова попали под состав преступления по ч. 2 ст. 118 УК РФ «причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей».

(Сколько будет стоить врачебная ошибка, читайте здесь)

Решение горсуда Иркутска оспаривалось подсудимым в высшей инстанции, но устояло. Хотя та же «Национальная медицинская палата», на заключении которой строилось обвинение, защищала Никульникова: мол, катетеризация подключичной вены изначально очень опасна, врач рискует всегда и саму манипуляцию надо чуть ли не запретить.

В том же 2011 году в Московской области был осуждён врач анестезиолог-реаниматолог за ту же ошибку: здоровью пациента причинён тяжкий вред проникновением иглы в плевральную полость и правое лёгкое при катетеризации. Это только известные случаи, которые публично обсуждались в медицинской среде.

Слышали ли об этом специалисты ДГБ № 1? Была ли у них возможность вводить соляной раствор Лёне Румянцеву менее опасным способом? Врачи, к которым мы обращались за комментариями, осторожно говорят, что нужно точно видеть характер ожога. Но у ребёнка даже катетер, установленный, например, в бедре, решил бы проблему: проведение инфузионной терапии. Правда, наши консультанты не хотят публично комментировать действия коллеги, который, возможно, за долгие годы просто привык колоть именно в подключичную вену справа.

 «Необходимо принимать протоколы лечения»

Николай Артамонов, адвокат:

– Общество никогда не будет смотреть на такие ситуации одинаково. Врачи всегда будут уверены в своём праве на ошибку, даже если их пациент скончался. Но это право никогда не признает, например, одна моя клиентка, которая едва выжила и не сможет иметь детей, потому что при пустяковой операции её хирург 2 января едва стоял на ногах. Один заведующий отделением вообще не оперировал больных с инсультом, чтобы не портить статистику. Вот кого надо судить, но это невозможно, пока не приняты протоколы лечения: что врач обязан делать в каждом конкретном случае. Конечно, их принятие не исключает новых проявлений формализма, но в целом принесло бы пользу: стало бы понятно, какие действия врача наказуемы, а какие нет.

И никакие аппараты не помогут…

Если катетеризация подключичной вены вслепую по всей стране приводит к смертельным случаям, то почему реанимация ведущей детской больницы Петербурга до сих пор не имеет оборудования, которое снизило бы риск при этой процедуре почти до нуля? Ведь это ей наверняка по средствам. Но лишь два месяца спустя после трагедии с Лёней руководство ДГБ № 1 между делом сообщило Дмитрию Румянцеву, что оно подумывает о приобретении соответствующего прибора.

Если его не подарит спонсор, то тогда больница, как государственное бюджетное учреждение здравоохранения, должна объявить конкурс на его поставку, а соответствующий анонс – появиться на сайте государственного заказа. Но ничего подобного мы на сайте не обнаружили. Лишь весной для ДГБ № 1 куплено по конкурсу 3,3 миллиона шприцев на 2,9 миллиона рублей. Значит, интереса пока нет?

Закупки медицинского оборудования немногим отличаются, например, от приобретения полиграфического или токарного. Производитель ищет союзников в стане закупщика и пытается их заинтересовать. Есть интерес – есть взаимовыгодная сделка. В случае с медицинской техникой всё чуть дольше и сложнее, потому что решение о закупках принимают либо чиновники Минздрава, либо кураторы федеральных целевых программ. Поэтому производителю необходимо заинтересовать ещё и их. Но все эти пикающие и баснословно дорогие аппараты оказываются бесполезными, если экономить на зарплате рентгенолога. А в среднем по Петербургу он получает 150–170 рублей в час.

Источник: Денис Терентьев, «Невское время»

Рубрики: Хирургия

22 комментария Оставить комментарий

А назовите, уважаемый корреспондент, любую клинику в любой стране, где нет осложнений при катетеризации центральных вен, а? Это раз.
Приведенный список УЗИ-аппаратуры широк, но в данном контексте вызывает недоумение - из упомянутых аппаратов только один имеет заявленную опцию указаний по биопсии с функцией измерения расстояния, что можно использовать при пункции крупных сосудов, это LOGIQ 400. Остальные либо предназначены для других исследований, либо не существуют: что такое Аcuson-Secwoу и Sonoline 180 - неведомо даже Яндексу. Для сосудистых пункций существуют специальные аппараты типа Site Rite 4 или Bard. Это два.
Жутко жаль ребенка и его родителей, но кто-нибудь поинтересовался, сколько доктор за 35 лет сделал успешных катетеризаций и сколько маленьких жизней он спас? Катетеризация явно была нелегкой даже для опытного врача, а аппарата для УЗИ-контроля явно нет не по его вине, врач сделал все, что смог. Это три.
Ребенку стало хуже не из-за того, что прокололи вену, а из-за того, что не заметили вовремя осложнений - вот в чем проблема. А это общая проблема ВСЕХ реанимаций в стране, кроме, разве что, Кремлевки - персонала мало, больных много. Так что опять приходим к общему знаменателю - из-за непомерных нагрузок на врачей страдают больные на всех уровнях - в поликлинике, на "скорой", в реанимации, в отделении стационара. А винят во всем не тех, кто создал этут систему, а врачей. Это четыре.

Доктор Малых Врач с большой буквы. И жизней спас немало. Мне когда -то довелось с ним работать. Это профессионал своего дела. И человек, который не застрахован ни от чего.

Дорогой Доктор_А, никто Вас не услышит. Бессмысленно.
Вспомните историю с Соней Куливец. Врача зарезали в СИЗО, родители получили сатисфакцию, а кто-то не получит квалифицированной помощи детского реаниматолога.
ИМХО, настало время думать о своей шкуре, черт с ними, пациентами. Пусть лечатся у Малахова.

Хм, а большинство так и делает. А когда становится совсем форево, вспоминают про этот чертов полис и быстренько находят козла отпущения, виновного во всех грехах. Вы зайдите на народную линию вестей и почитайте, как безутешная мамочка поливает грязью этого доктора и больницу в целом. Волосы дыбом встали.

Какая трагедия!Действительно,большой вопрос о пробелах в организации оказания медицинской помощи.Я бы не смогла обвинить анестезиолога, он делал всё что нужно для оказания помощи.Мать мальчика пока ослеплена горем, не нам её судить и дыбить волосы не надо.А вот журналисты как всегда соблюдают свои подлейшие традиции,много чего в этой статье для "зажаривания" врачей.Только одно "улыбнуло"-Денис Терентьев увидел покупку 3.3 миллионов шприцев за 2.9 миллиона рублей и рассчитал часовой тариф рентгенолога!Спасибо.

Ослепленная горем не без помощи друзей и родственников практически во всех социальных сетях и даже на литтлване разослала блог под названием "Недоврач ДГБ1... Не дадим замолчать". Полночи читала. Единомышленников зато у нее теперь куча, готовая и на кол посадить и башку проломить в подворотне. А у нее, между прочим, еще второй ребенок имеется. За которым и ухаживать и следить надо. А то неровен час и не дай бог чего случится, кто будет очередным козлом отпущения?

Соглашусь с Диной. Коллеги, думайте о себе сами, все уже прекрасно поняли, что медикам настала пора просто спасаться от развязанного в стране террора. Уровень понимания и осмысления любой информации обывателями стремится к нулю, не говоря уже о такой сложной сфере как медицинские вопросы. Тупость населения и чиновничества (как его части) с их исключительно механистическими понятиями мы никогда не пробьём. Ну не понимают они, как это так можно проткнуть сосуд при пункции, матку при аборте, получить гибель ребёнка при банальной тонзиллэктомии от фатального кровотечения из аномально расположенной артерии, не распознать аппендицит при атипичном расположении отростка или не поставить менингит при типичной картине гриппа с лихорадкой 39, особенно в первые часы заболевания.
Для них ведь всё ясно, человек (в их понимании) - набор костей, мяса, отдельных органов и сосудов. Они, в принципе, никогда не смогут понять, что медицина на несколько порядков сложнее всей нынешней науки, вместе взятой. Что в живом организме существует бесконечное количество вариантов и сочетаний проблем, перед которыми и опытные врачи бывают бессильны. Что никогда никакой аппарат полностью доктора заменить не сможет и невозможно лечить "хуже" или "лучше".
Э-эх, да что там говорить, вы это всё и так прекрасно знаете. Самое обидное, что объяснить ту или иную проблему обывателю бывает просто невозможно из-за необходимости параллельно читать ему курс анатомии, физиологии, патанатомии, патфизиологии и иже с ними. Поэтому доктора и стараются говорить максимально кратко и озвучивать конечный итог (в отличие от Шерлока Холмса, который, ошарашив сначала, мог объяснить достаточно несложную цепочку умозаключений), потому что на любую попытку объяснить что-либо тут же слышит вопрос: а это что? а это как? а это почему? а это я не понимаю и так далее, до бесконечности.
Ребёнка жаль. Но так будет продолжаться до тех пор, пока в стране не будет,как на Западе в той же реанимации по одному врачу и 4-5 медсестёр на двоих пациентов, да квалифицированного рентгенолога круглые сутки, да необходимых лекарств и обследований сию минуту, на любой случай, для любого пациента. Но такого в нашей стране не будет. Приоритеты другие. Не люди.
На данном этапе российской медицины важнее возможность быстро исправить ошибку, прекратить осложнение. Помните как говорил Жеглов? "Порядок в стране определяется не наличием воров, а скоростью властей их обезвреживать..."
Врачи в нашей стране чаще всего даже этого лишены.
Поэтому "беги, Лола, беги..." Проще переквалифицироваться, чтобы максимально "не навредить". А население пусть уж само как-нибудь...

полностью присоединяюсь

Считать виновными себя в доведении собственного ребёнка до болезни ( а бывает и до смерти) дано только порядочным людям. Остальные виноватях тех кто пытался помочь справиться ребёнку с последствиями их беспечности. В нашей стране не принято не чернить врача, хотя без их помощи, как не прискорбно, родители всё же потеряли своё чадо. Наверно правильно говорят, что за грехи родителей отвечают дети.

На остановке разговаривают две девицы. 1-я спрашивает почему же приятельница так кричала на врача. В ответ та заявила, потому что слышала, что ненадо держать гнев и обиду в себе, их нужно выплёскивать. Так лучше она наорёт на врача, чем приедет сейчас на работу и сорвется на кого- нибудь там, не дай бог на начальника. А если эта девица сама серьёзно заболеет или её дитё, что , кроме недовольства, может услышать доктор ? К словам благодарности -то она не привыкла.

Надя, ребенок -то жив, что ж Вы ему приговор раньше времени выносите.

Осложнения при постановке центрального венозного катетера случаются в практике каждого анестезиолога реаниматолога!!! Поэтому , существуют показания и противопоказания к этой манипуляции. Не стоит также забывать , что существует процедура письменного информированного согласия родителей!!! А в остальном, сверх аппаратуры не надо, перед каждым введением в катетер должен проверяться отток крови, если он отсутствует, то не зависимо от обстоятельств, введение в катетер должно быть прекращено. Также сомневаюсь, что такой объём раствора в плевральной полости у годовалого ребёнка не сопровождался нарастанием респираторной дыхательной недостаточности!!!

Воу-воу-воу, палехче, Дмитрий! Конечно сопровождалось развитием ОДН, только не заметили вовремя, о чем я и говорил 25 июня 2013 г. 17:15. А про согласие вообще лучше не вспоминать - оно, как любой юрист в суде докажет, нелегитимно ввиду обстоятельств его подписания - человек скажет, что врач ЗАСТАВИЛ подписать, а больной не смог трезво оценить ввиду эмоционального стресса - и пшик такому согласию. Евгения тут есть?

Доктор_А, Евгении здесь больше нет, если интересно почему, почитайте комментарии БС и других из клана глубоко интелехентных в обсуждении курения в отделении реанимации.
Увы.

Меня здесь нет. Однако, вы не остались одиноки. На смену мне пришел БС, у него спросите, он охотно растолкует доступным языком.
Я на данном сайте человек случайный. В ноябре прошлого года просматривала что пишет инет о слиянии МАПО и Мечки. На ДокторПитер попала на обсуждение темы о коробке конфет и как раз последним из комментов был коммент Доктора_А с вопросом "есть ли здесь юристы?", затем сразу же появилась многообсуждаемая тема выборов ректора в Первом меде. И что-то я подзадержалась на несвоей территории, поднадоела. Медикам меня читать больно. Да вот и Админ оскорбления не удаляет уж который день несмотря на Правила сайта и административную ответственность за непринятие мер. Думаю, не подать ли заявление в полицию...

Да ладно, Вам, Евгения, обижаться на нас, мужланов. Хамы и мыдло, что с нас взять. Профессиональная деформация, знаете ли. Хуже нас только полиционеры деформированы, да пожарные где-то рядом. Конечно, есть еще класс гардеробщиц/кондукторов/тетенек-в-"стаканах"-перед-эскалатором-в-метро, но это за гранью добра и зла, "синдром вахтера". Чем хорош интернет - послали тебя в Караганду, в жизни пришлось бы в драку лезть, а тут послал в ответ поизощреннее, и успокоился. Уникальная, знаете ли, возможность побрызгать ядом - чего ж не воспользоваться?

Доктор, если очень сильно захотеть и за большие деньги, можно вычислить ваш IP и, как тут один неугомонный товарищ выразился, начистить "вам табло и натянуть кое-что на кол". Допускаю, что это возможно. Но это вовсе не означает, что Вы должны в срочном порядке бежать покупать карту Караганды. Можно же именно здесь обойтись без взаимных оскорблений и вести себя, как элита и каста. Особенно это касается любителей случайного секса.

Я уже высказывался ранее , что, по моему мнению, случайного секса не существует. А так - кто секас не любит? Разве что асексуалы, но тут таких, надеюсь, нет, это клиника. И принимать всерьез интернетных троллей - это тоже клиника, Алкснис гарантирует это. Для тех кто не в курсе - наберите "нотариально заверенный скриншот" в любом поисковике :-)

И вообще, здесь не та тема; для хулиганств есть другие - про курение и про секас, например, так что go туда, please. Кстати, Admin, это Ваши слова должны были быть.

Доктора, не обижайтесь, что общество вас не уважает, иногда ненавидит. Брызгая ядом на работе и в СМИ, а данный сайт является средством массовой информации (местом публичным) и имеет гордое название ДокторПитер, вы сами делаете всё возможное для понижения своей репутации. Сайт читают реальные и потенциальные пациенты и в очередной раз убеждаются, что врачи не относятся к интеллигенции, понимают на каком языке надо с вами разговаривать. Так и разговаривают. Счастливо оставаться.

Терпила хуже мента, Евгения. Не надо обижаться, на обиженных воду возят. После многих лет на "скорой" я могу говорить на любом языке, не чувствуя от этого обиды - это непрофессионально. И могу сказать, что рафинированные сливки общества зачастую менее человечны на практике, чем простые работяги. Вменяемость важнее других качеств.

Евгения, по сравнению с другими подобными ресурсами, например медпортал.ру, тут все очень интеллигентно.

О да! Особенно, если сравнивать с doctor killer, откуда тырится добрая половина постов))

Написать комментарий:

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.

Самое обсуждаемое

Читать все отзывы
Читать дальше



Нашли ошибку?

captcha Обновить картинку
×