В Центре им. Рогачева подростку удалили метастазы, раньше таких пациентов отправляли домой умирать
Фото
Центр им. Дмитрия Рогачева

Множественные метастазы злокачественной опухоли в брюшине — это звучало, как приговор. Хирурги не брались за операцию, так как убрать все поврежденные ткани считалось невозможным. Даже самые опытные врачи не в состоянии были радикально удалить все метастазы. Но медицина не стоит на месте, появляются новые методы лечения. Один из них впервые в России использовали хирурги Центра им. Дмитрия Рогачева.

- Ребенку удалили множественные метастазы злокачественной опухоли в брюшине лапароскопически, — сообщили в Центре.

На операционном столе оказался 17-летний Борис из Улан-Удэ.

- У него начала увеличиваться мошонка, затем раздулся живот, — рассказала мама подростка Бэлигма Сандакова. — Сына прооперировали в Детской республиканской клинической больнице Улан-Удэ, взяли биопсию.

Анализ проводили уже в Москве, оказалось, что это онкология — эмбриональная рабдомиосаркома правого яичка. Тип рака считается высокоагрессивным, развивается в основном у детей и подростков. При этом, в зависимости от места, где распространяются метастазы, прогноз пятилетней выживаемости составляет от 35 до 95 процентов.

В случае с Борисом шансов практически не было. Дело в том, что метастазы образовались в брюшине. Таких пациентов раньше отправляли домой или в отделения паллиативной помощи. Борису дали шанс.

Дмитрий Ахаладзе
Дмитрий Ахаладзе
Медицина

Заведующий отделом торакоабдоминальной хирургии Центра им. Дмитрий Рогачева, кандидат медицинских наук.

- Мы лапароскопически выполнили циторедуктивную (когда удаляется первичная опухоль и максимально возможное число метастазов — прим. ред.) операцию, — объяснил заведующий отделом торакоабдоминальной хирургии Центра Дмитрий Ахаладзе. — А также провели гипертермическую химиоперфузию брюшины (подогретые противораковые препараты вводятся и циркулируют в брюшной полости некоторое время — прим. ред.).

Если говорить буквально, видимые метастазы удалили, а оставшуюся поврежденную ткань «прижгли» с помощью химиопрепаратов.

- Операция прошла успешно, — говорит Дмитрий Ахаладзе. — Подобных вмешательств у детей в нашей стране, согласно данным литературы, прежде не выполняли.

Бориса выписали из клиники уже через 7 дней после операции, в его день рождения. Юноша уже вернулся домой и сейчас проходит курс химиотерапии.

- Сын чувствует себя намного лучше, — призналась Бэлигма Сандакова. — Мы благодарны хирургам Центра и лечащему врачу.

В Центре им. Дмитрий Рогачева уже проводили подобные операции, но только с помощью открытого доступа. Впервые это сделали с помощью лапароскопии.

- С внедрением малоинвазивной методики у детей менее выражен болевой синдром после операции, они быстрее восстанавливаются и вовремя начинают химиотерапию, — подчеркнули в Центре Рогачева.

- Менее чем за год мы сделали двенадцать циторедуктивных операций и гипертермических химиоперфузий, — отметил Дмитрий Ахаладзе. — Ранее такие операции в России детям не проводились, методика использовалась только во взрослой практике.

Кстати, хирург рассказал, что самое первое такое вмешательство было вообще первым в мире. Так как применяли методику не для брюшной полости, а в грудной клетке.