К каким последствиям для науки приведут санкции
Фото
Getty Images

Если сообщения о том, что очередной продавец одежды, мебели или игровой электроники сворачивает свою работу в России, многие уже стали воспринимать с долей юмора. То в некоторых областях ограничения или полный разрыв отношений грозит приостановкой работы и последствиями для жизни и здоровья людей.

Возможные санкции будут серьезным испытанием для высокотехнологичной медицины, для науки, особенно в тех областях, которые связаны с изучением биологических процессов. Не секрет, что в лабораториях установлено иностранное оборудование, которое, конечно, останется, в случае объявления санкций, но в случае поломок и с течением времени обслуживать его будет нечем.

Эксперт «Доктора Питера», молекулярный биолог, кандидат биологических наук Алена Макарова заведует лабораторией механизмов репликации поврежденной ДНК в Институте молекулярной генетики Национального исследовательского центр «Курчатовский институт». По ее мнению, санкции могут серьезно осложнить работу научных лабораторий.

Алена Макарова
Алена Макарова
Молекулярная биология

Молекулярный биолог, кандидат биологических наук, заведующая лабораторией механизмов репликации повреждений ДНК Института молекулярной генетики НИЦ «Курчатовский центр»

- К сожалению, наука — это та сфера, которая может очень сильно пострадать от санкций и разрыва с мировыми институтами и компаниями, — говорит Алена Макарова. — Мы опасаемся дефицита лабораторных реактивов и оборудования. На мировом рынке научного оборудования и реактивов для молекулярной биологии не так много крупных компаний и существует глубокая нишевая специализация производства.

Для понимания — о полном импортозамещении в такой сложной области даже и речи не идет.

- Я приведу пример нашей лаборатории: мы изучаем ДНК-полимеразы человека, но выделяем их из дрожжей, — продолжила Алена Макарова. — Для выращивания дрожжей, с которыми мы работаем, подходит только одна специальная среда, ее производит только одна компания в мире — Becton, Dickinson and Company. Запаса среды нам хватит на несколько месяцев работы.

Далее нам нужно очистить ДНК-полимеразы с помощью хроматографии. Это оборудование производят только две компании: GE Healthcare и Bio-Rad. Чтобы изучить свойства ДНК-полимераз, мы должны пометить ДНК, которую они синтезируют, радиоактивным изотопом фосфора. Специальные экраны и оборудование для детекции радиоактивного сигнала производит только одна компания — GE Healthcare. Даже пипетки и пробирки у нас в лаборатории сейчас импортные.

Если мировые компании откажутся поставлять в Россию свое оборудование, многие важные научные проекты, по сути, придется постепенно сворачивать. Скорее всего, это вопрос нескольких месяцев, точнее до того момента, пока не кончатся реактивы, или не сломается оборудование.

Вторая возможная проблема, которая связана с ограничением контактов российских и зарубежных ученых и компаний, связана с проблемами в медицинской лабораторной диагностике.

- Например, диагностике инфекционных заболеваний, — предупреждает Алена Макарова. — Компоненты для синтеза праймеров для ПЦР производят в основном американские компании (Glen Research и другие). Могут стать недоступными для закупки популярные в России тест-системы на антитела (Diasorin, Roche, Abbott Architect), антитела для иммуногистохимии, необходимые для современной диагностики онкологических заболеваний.

С реактивами и диагностическими наборами еще может сработать импортозамещение.

- У нас есть свои компании, которые производят наиболее популярные реактивы, ферменты и диагностические наборы для молекулярной биологии и лабораторной диагностики, например, СибЭнзим, Евроген, Синтол, ДНК-технология, — перечислила Макарова. — Качество этих реактивов хорошее.

А вот импортозамещение сложного высокотехнологичного оборудования и реактивов потребует время, а в ряде случаев окажется невозможным.

- Очень важно сейчас поддержать наши биомедицинские компании на государственном уровне, — уверена Алена Макарова.