сериал вред польза
Фото
getty

«Запойные» сериалы — что это?

Речь идет о практике просмотра телесериалов в течение длительного периода времени, обычно сразу по несколько серий. Так, опрос компании Netflix показал, что 61% ее пользователей регулярно смотрят до 6 эпизодов сериала за один раз. При этом такая практика может быть ежедневной и превращаться в настоящий марафон.

Екатерина Огарева
Екатерина Огарева
психология

доцент кафедры социальных технологий СЗИУ РАНХиГС, кандидат психологических наук

- В России пока нет масштабных исследований «сериальных зависимостей», хотя мода на сериалы и тотальная подписка на стриминговые сервисы настигли и нас, — рассказала кандидат психологических наук, доцент РАНХиГС Екатерина Огарева. — А вот на родине самого популярного стриминга Netflix и странах, попавших под экспансию компании, накоплено немало данных о вреде и пользе сериалов.

Что исследователи говорят о сериальных марафонах

  • Тяга к сериалам часто связана с депрессией и тревогой по поводу отношений — американские и тайваньские ученые.

  • Навязчивое стремление просматривать серию за серией связано с импульсивностью, трудностями в планировании и оценке последствий поведения, стремлением сбежать и забыть о проблемах, а также избежать одиночества — польские исследователи.

  • Стремление «отгородиться», «уйти» от негативных переживаний является ключевой мотивацией «запойного» просмотра — португальские психологи.

Что заставляет нас смотреть сериалы «запоем»

- При чтении книг и просмотров художественных кинофильмов мы привыкли к определенной логике: пролог, завязка, рост напряжения, кульминация, развязка, некий вывод или итог, — напоминает Екатерина Огарева. — Мы вовлекаемся в историю, испытываем пиковое ощущение, а потом выходим из нее с некими мыслями и чувствами.

Но логика сериала иная: напряжение, идущее на спад в конце серии, вдруг неожиданно взлетает, заставляя нас в нетерпении ожидать следующего эпизода.

- Как правило, в конце каждой серии есть определенный «крючок», который цепляет наше внимание и приводит в эмоциональное возбуждение — главный герой узнает неожиданную информацию, героиня едет домой, но случается авария, появляется новый интригующий персонаж. Что же дальше? Наш мозг жаждет решить эту головоломку, «достроить картинку», — объясняет психолог.

Отчасти это можно объяснить известным психологическим эффектом, заключающимся в нашей сверхпотребности возобновлять прерванное действие, когда его результат еще не достигнут.

- Прерванная задача, не нашедшая логического завершения, держит нас в напряжении, находится «на переднем крае памяти», вызывая навязчивые мысли и стремление поскорее вернуться к ее решению, — говорит эксперт.

Сопереживая героям, идентифицируясь с ними, проходя с ними испытания, мысленно «подсказывая» решения, и анализируя ситуацию «с их точки зрения», — мы задействуем всю механику социальной перцепции и с головой вовлекаемся в процесс «общения» с героями сериала. Мы личностно привязываемся к ним. И хотим быть в курсе того, что с ними происходит (как с реальными близкими людьми), переживаем.

Медицинские исследования показывают: при просмотре видеосюжетов активизируются те же области мозга, что и при встрече с подобными событиями в реальности.

Что дает нам просмотр сериалов

- Мы можем отвлечься от повседневной рутины и стресса, скрыться в выдуманной истории как в своеобразном «бункере», «обрубив» приток внешней негативной информации, — поясняет Екатерина Огарева. — Мы будто ныряем в иной, захватывающий и полный совершенно иных переживаний мир, в котором нет места изнуряющим делам и пугающим задачам, токсичным отношениям или одиночеству. Зато есть драйв, удивление, щекочущий страх, симпатия, возбуждение и … море удовольствия.

Клинические психологи доказали: просмотр сериалов вызывает всплеск дофамина, который часто в обиходе называют «гормоном радости и счастья». «Мотивационная» роль дофамина заключается в том, что он формирует своеобразную зависимость от удовольствия, подталкивая к воспроизведению действий, ранее приведших к позитивным ощущениям.


Эксперимент нейробиологов

Изучая принцип работы центра удовольствия головного мозга, Джеймс Олдс и Питер Милнер вживляли крысам специальные электроды, стимулирующие изучаемые структуры при нажатии на рычаг. Получив неограниченный доступ к самостоятельному стимулированию центра удовольствия, крысы забывали о самых базовых потребностях: в пище, еде, сне и, в конечном счёте, умирали от истощения.

- Конечно, кнопку на пульте телевизора нельзя однозначно рассматривать как подобный рычаг, но, согласитесь, нечто схожее есть? , — обращает внимание эксперт.


Чем опасен «марафонный» просмотр сериалов

Исследователи часто упоминают «синдром отмены» (или «переживания потери» и даже «ситуативной депрессии»), говоря о негативных последствиях «запойного» просмотра сериалов.

- Заканчивая сериал, мы вынуждено прощаемся с полюбившимися героями, и определенным периодом жизни, густо насыщенным событиями и эмоциями (столько всего пережито и пройдено, столько душевных сил затрачено!), — говорит психолог. — Кроме того, «разрывается» наш поведенческий шаблон, дающий ощущение упорядоченности (пока я смотрю сериал другие проблемы как бы не существуют) и гарантированного удовольствия.

Запойный просмотр ставит под угрозу ключевые аспекты жизни человека, такие как социальные отношения, учеба или работа, считает эксперт.

- Просмотр сериалов используется как путь прокрастинации — откладывания важных и срочных дел «на потом» («вот посмотрю ещё одну серию — и займусь отчётом/ курсовой/ почтовой рассылкой»), — отмечает психолог. — Такое поведение зачастую имеет негативные последствия, ведь провал запланированных дел и проектов лишь повышает тревогу, общую неудовлетворенность собой и заставляет «бежать» от негативных эмоций (например, в запойный просмотр сериала — цикл повторяется!).

Есть и еще один негативный вариант — если человек гиперответственный и не склонен к прокрастинации — он смотрит сериалы по ночам. А это — риск получить проблемы со здоровьем из-за недосыпа.

Исследование Американской академии медицины сна, проведенное в 2019 году, показало, что 88% взрослых американцев признаются в нехватке сна из-за чрезмерного просмотра телепередач и сериалов.

Запреты — бесполезны. Как смотреть сериалы с пользой

  • Контроль над ситуацией помогут сохранить «лимит», сознательно установленная граница (например, 1 серия в день или 2 серии в пятницу).

     — Мы же обычно не едим килограммами шоколад, и не пьём литрами алкоголь — стараемся придерживаться своей комфортной «нормы», — отмечает Екатерина Огарева.

  • Используйте сериал как награду и способ расслабления после совершенных дел, а не до или (тем более) вместо них.

  • Смотрите и обсуждайте сериалы с друзьями и близкими. Пусть они служат дополнительной возможностью к социальному взаимодействию и сближению, а не способом ухода от общения, дополнительной причиной разрушения отношений.

  • Используйте сериалы для самомотивации.
    - В сериале есть множество интересных «кейсов» — ситуаций, которые заставляют задуматься о необходимых профессиональных навыках и знаниях или конкретных жизненных действиях, — рекомендует Екатерина Огарева. — Вдохновляйтесь примерами героев или учитывайте их ошибки, меняя свою жизнь в реальности к лучшему, развивайтесь — что бы это ни было: курс контр-аварийной подготовки, новый кулинарный рецепт, медицинский чек-ап, путешествие, консультация с экспертом…

Разница между здоровым интересом и зависимостью заключается в том, что в первом случае сериал улучшает вашу жизнь, делает ее чуть разнообразнее и никак не мешает удовлетворению значимых потребностей, а во втором — отвлекает от жизни, обедняет, разрушает ее, давая иллюзорное ощущение благополучия.

Часто «запойный» просмотр сериалов свидетельствует о своеобразном «замещении»: мы смотрим на чужую захватывающую жизнь, потому что нас не удовлетворяет собственная (слишком скучная, бедная, одинокая, нервная), обращает внимание психолог.

- Здесь важно честно признаться в том, что именно вы ищите в сериале? Чего вам не хватает в реальности? И начать менять свою жизнь, наполняя желаемым. Этот путь может быть не простым и потребовать помощи близкого человека или специалиста-психолога, — отмечает Екатерина Огарева.