Почему становятся антиваксерами
Фото
iStock/Getty Images

Нужна или нет прививка, спасет ли она от заражения или тяжелого течения, какие последствия будут после — те или иные сомнения по поводу необходимости вакцинации в России испытывают четверо из десяти. Из них 17 процентов окончательно решили для себя, что прививаться не будут даже под страхом остаться в изоляции без социальных благ, путешествий и угрозой заболеть ковидом.

Елена Михайлова

Елена Михайлова

Социология

Советник генерального директора ВЦИОМ

- Есть три группы антиваксеров, они разделены в зависимости от взглядов на вакцинацию, — говорит советник генерального директора ВЦИОМ, социолог Елена Михайлова.

  • Вакциноскептики

Они самые малочисленные. Больше всего среди них тех, кто не доверяет препаратам, боится последствий — 15 процентов, на втором месте неуверенность в качестве вакцины и предположение о ее неэффективности — так считают 13 процентов представителей этой группы.

  • Вакцинокритики

Для них доминирующий фактор отказа от прививки — «недостаточная исследованность вакцины». И вторая причина — опасения из-за возможных последствий прививок.

  • Вакцинодиссиденты

Каждый третий в этой группе уверен, что вакцина не прошла все стадии исследования, поэтому считают ее небезопасной.

- Любое недоверие будет переноситься с вакцинации на предлагаемые методы лечения, барьеры могут сыграть свою роль, — говорит Елена Михайлова. — Это те люди, которым врачи назначают лекарства, а они их прячут в тумбочку.

Сомнения вызывают постоянно меняющиеся рекомендации, потому что вначале все предлагали лечиться одним препаратом, потом его исключили из списка Минздрава.

- Называют препарат и почти тут же его опровергают, — объяснила проблему социолог. — Постоянные размышления на эту тему, но обыватели ничего не понимают в фармакологии, создается впечатление, что стратегии лечения не существует, а на людях экспериментируют. Это только добавляет тревожности.

Если быть справедливыми, в состоянии повышенной тревожности мы живем почти два года, с самого начала пандемии. В социальных сетях творится хаос, все стали экспертами во всем: «Тебе назначил врач? Не пей!»

- Эти вещи должны быть нивелированы в публичном пространстве, люди должны понимать, что им назначают и что это оправдано, — уверена Михайлова. — Необходимо уйти от экспертной дискуссии в публичном пространстве. Половина терминов людям непонятна, даже мне, образованному человеку.

Социолог уверена, что отношение к вакцинации может изменить, если с нами начнут говорить доступным языком, информировать о возможных последствиях и побочных эффектах вакцинации. Иначе ситуация складывается патовая — перед прививкой мы подписываем добровольное информированное согласие, но по сути, ни о чем не информированы.

Чем чревато недоверие врачам

Раз уж сомневаться — то сомневаться во всем, в том числе и в лечении, предписанном врачом. Люди предпочитают сами себе назначать КТ или МРТ и принимать ударные дозы антибиотиков вместо того, чтобы пить лекарства по назначению. Результаты могут быть самыми печальными.

Александр Караулов

Александр Караулов

Медицина

Иммунобиолог, директор Института биомедицинских исследований  и терапии, заведующий кафедрой кинической иммунологии и аллергологии Института клинической медицины им Склифосовского, академик РАН

- Мы приступали к лечению (коронавирусной инфекции, — прим. ред), не имея никакого опыта, — говорит директор Института биомедицинских исследований  и терапии, заведующий кафедрой кинической иммунологии и аллергологии Института клинической медицины им Склифосовского, академик РАН Александр Караулов. — Это естественный путь, мы отошли от первых рекомендаций. Необходимо изучать не только заболевших людей, надо изучать людей устойчивых при домашних и бытовых контактах.

Кроме того, эксперты повторяют: очень многое в терапии зависит и от того момента, когда человек, собственно, начинает лечение.

Дмитрий Пушкарь

Дмитрий Пушкарь

Медицина

Главный внештатный уролог, Заведующий кафедрой урологии ФПДО ГОУ ВПО «МГМСУ им.А.И.Евдокимова», академик РАН, профессор, доктор медицинских наук

- 90 процентов начинают позднее лечение, — оперирует цифрами статистики главный уролог Минздрава России, академик РАН Дмитрий Пушкарь. — При этом после 50 лет в среднем в день человек принимает 3,6 таблетки. Если препараты назначаются вовремя, смертность снижается в разы. А где-то равна нулю.

По мнению экспертов, еще одним последствием поздней терапии могут стать лонгковид — до 12 недель включительно после болезни, и постковид — более 12 недель — последствия перенесенного заболевания  разнообразны по длительности и интенсивности. Такие последствия требуют долгой реабилитации. Специальные программы по восстановлению после ковида, по мнению врачей, на одного пациента требуют минимум 40 тысяч вложений из бюджета.