Фото №1 - Качество ЭКО надо оценивать по новорожденным. Как развиваются вспомогательные репродуктивные технологии в Петербурге
Фото
pixabay.com

Всемирная организация здравоохранения сегодня определяет бесплодие как отдельное заболевание, которому присвоен свой код в международном классификаторе. Результатом эффективного лечения считается появление ребенка. А вспомогательные репродуктивные технологии (ВРТ) — это общее описание для всех методов лечения бесплодия. Основной — экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО).

По классификации ВОЗ, выделяется 16 причин бесплодия у мужчин и 24 у женщин, причем бесплодие может быть  у обоих в паре, а также может сочетаться сразу несколько причин. Проблема достаточно распространенная, поэтому и ВРТ востребованы у пациентов.

«На сегодняшний день 26 клиник в Петербурге занимаются непосредственно вспомогательными репродуктивными технологиями, — рассказывает Диана Обидняк, главный врач Art of Birth Clinic. —  И, скорее всего, клиники еще будут открываться, потому что целевая аудитория для них расширяется.

Найти баланс системы

В рамках ОМС бесплодие лечат с 2015 года. Вспомогательные репродуктивные технологии используются как в государственных, так и в частных клиниках, квоты распределяются между ними неравномерно. В некоторых регионах, например, остаются неиспользованные квоты, в других — их не хватает. Эксперты считают, что распределение средств ОМС должно происходить исходя из желания пациента, а не из квот — т. е. деньги должны идти вслед за пациентом.

По мнению Дианы Обидняк, пока спрос на деятельность клиник растет, не стоит говорить о конкуренции между государственными и частными клиниками.

«Во всех клиниках врачи имеют одну задачу — рождение здорового ребенка или как минимум сохранение фертильности», — уверена Диана Обидняк.

При этом существует ряд лимитирующих факторов. Например, при выполнении процедур по ОМС «шаг влево-шаг вправо» вызывает вопросы у проверяющих органов. «Зачастую именно это отклонение от стандартных протоколов и есть ключик к успеху, — поясняет Диана Обидняк, — а ограничения, которые не всегда зависят от врачей или руководителей центра, влияют на результативность и продуктивность клиники». Поэтому, по ее мнению, пациенты с благоприятным прогнозом, которым не нужен сверхиндивидуальный подход, вполне могут ориентироваться на лечение в государственной клинике, а пациентки с более тяжелым анамнезом, а тем более с несколькими неудачными попытками в прошлом, приходят в частные медучреждения.

К тому же направление ВРТ сильно зависит от оснащения, оборудования и уровня врачей, повышение квалификации тоже требует постоянного финансирования, и без достаточных финансовых вложений в аудит, автоматизацию процессов, контроль качества клиника не сможет показать хороший результат, уверены эксперты.

Какой поставить KPI

Всемирный регистр сведений о применении ВРТ в разных странах содержит такой показатель, как количество лечебных циклов ВРТ на миллион человек населения. В Европе средний показатель составляет 1500, в Дании около 3000, в некоторых странах Европы выше 2000. На момент вхождения ВРТ в ОМС в 2015 году в России было менее 500 циклов, сейчас — более 1000 циклов.

При этом Диана Обидняк отмечает, что очень хотелось бы, чтобы клиники ставили в качестве KPI не количество циклов, а их качество и конечный результат.

«Безусловно, есть объективные метрики эффективности клиники: это частота наступления беременности, частота живорождения — правильнее судить об эффективности клиники по этим показателям».

На грани фантастики

Вспомогательные репродуктивные технологии — это одна из самых быстро развивающихся отраслей медицины.

«Сегодня мы можем помочь все большему количеству женщин и пар, которые находятся в очень тяжелом положении, и речь не только о бесплодии, — поясняет Диана Обидняк. — Сегодня репродуктивные технологии помогают решать не только проблемы ненаступления беременности, но и привычного невынашивания беременности». Также актуальной в странах СНГ остается проблема резус-конфликта, и с помощью ВРТ можно превентивно выбрать эмбрион с подходящим резус-фактором, чтобы избежать проблем.

Еще один важный вектор развития — контроль качества. Поскольку речь идет о клетках, невидимых невооруженным глазом, то очень многое до сих пор зависело от человеческого фактора. Сейчас же в отрасль приходит все больше и больше систем автоматического контроля, которые дают врачам и пациентам уверенность в том, что все идет правильно, и какого-то риска перепутать биологический материал нет. По словам Дианы Обидняк, автоматической системы контроля качества еще нет во все клиниках города, но все равно Петербург — в  передовиках по концентрации применения эмбриоскопа — специального инкубатора, который позволяет бесконтактно наблюдать за развитием эмбриона. «Чем меньше мы вмешиваемся, тем лучше результат», — уверена эксперт.

Важная задача сегодня — взаимодействие специалистов по ВРТ с врачами других направлений. «Пациент редко приходит с какой-то одной проблемой, — отмечает Диана Обидняк, — в организме все связано, и только когда мы занимаемся исследованиями в контексте нескольких специальностей, мы можем прийти к успеху». По ее мнению также важно сочетать практическую деятельность с научными исследованиями, поэтому клиника Art of Birth Clinic создавалась именно как частный научно-клинический центр, базирующийся на принципах доказательной медицины.

Без паники

Когда началась пандемия коронавируса, проведение циклов ЭКО было временно приостановлено, т. к. не было понятно, как новая инфекция влияет на беременность и развитие плода. Но т. к. осложнений выявлено не было, то работа клиник после снятия основных ограничений продолжилась в прежнем режиме. А из-за вынужденного перерыва возник даже повышенный отложенный спрос.

«Несмотря на то, что последний год был периодом выживания, в городе появилось несколько клиник, — подтверждает Диана Обидняк, — и все они хорошие, с известными именами врачей и руководителей».

Клиники будут открываться и дальше, уверены специалисты, так как спрос на репродуктивные технологии есть. Пока же читатели «Доктора Питера» проголосовали и выбрали лучшую из 10 клиник, отобранных в шорт-лист премии «Доктор Питер — Частная медицина».