Фото №1 - Профессор Сколтеха: Если официальная статистика верна, третья волна эпидемии неизбежна
Фото
pixabay.com

- Новые мутантные штаммы действительно могут привести к росту заболеваемости и новой эпидемии?

- В большинстве стран четко наблюдались два пика или волны заболеваемости. В ряде стран, например, в Израиле, Соединенных штатах, Испании есть четко выраженная третья волна, которая интенсивнее предыдущих. Если верить официальной статистике, то коллективного иммунитета еще нет ни в одной стране, включая Россию. Вакцины, которые только начали вводить в широкий оборот, пока не сильно влияют на общее число людей, устойчивых к заражению. Поэтому третья волна как естественное продолжение эпидемиологического процесса, на мой взгляд, неизбежна. Из-за возникновения более заразных форм коронавируса скорость распространения инфекции должна увеличиться, то есть время наступления третьей волны приблизится. И ни одна страна мира не сможет отгородиться от того, что на ее территории начнут распространяться новые, более заразные штаммы вируса. Они или будут завезены, или возникнут сами собой. Южноафриканские, бразильские, английские варианты очень похожи, несмотря на то, что возникли независимо друг от друга. Подобные же варианты возникнут, то есть отберутся в других местах.

- О чем говорит спад заболеваемости коронавирусом в России? Это затишье перед бурей?

- Непонятно до сих пор, сколько же людей у нас в стране переболели коронавирусом. Если признать, что мы, с умыслом или без умысла, систематически недооценивали количество заболевших, то возможно существенная часть населения России все-таки уже переболела. И тогда то затишье, что наблюдается сегодня, объясняется тем, что буря уже миновала и все уже позади, а мы потеряли сотни тысяч людей из-за недостаточно продуманной политики по контролю за распространением эпидемии в 2020 году. Но если верить официальным цифрам, то в России переболели всего около 4 миллионов человек при населении 146 миллионов, и значит, третьей волны эпидемии избежать не получится - независимо от появления новых форм вируса.

- Одни эксперты прогнозируют, что третья волна эпидемии накроет нас в марте-апреле, другие заявляют, что к марту эпидемия вообще закончится. Кому верить?

- Я думаю, что люди говорят это просто так. Даже ученые, которые изучают этот вопрос якобы профессионально и делают математические модели, попадают пальцем в небо. Ценность таких прогнозов, если они не совершенно очевидны, стремится к нулю. На мой взгляд, в марте должен начаться подъем заболеваемости. По крайней мере, я не вижу никаких причин, почему это не должно случиться. Но опять же, если верить официальным данным о небольшой части переболевшего населения страны.
- После появления британского штамма в Роспотребнадзоре заявили, что «во всех субъектах Российской Федерации организован регулярный отбор материала от пациентов с COVID-19». Ситуация под контролем?

- Чтобы эти новые варианты выявлять, недостаточно простых ПЦР-тестов, которые только свидетельствуют о том, есть вирус или его нет, да и то с не 100- процентной эффективностью и точностью. Для выявления новых вариантов нужны более тонкие исследования, которые делаются путем определения полногеномной последовательности вируса, выделенного у того или другого больного. В ряде стран эти исследования проводятся массово, просто потому, что у них есть работающие геномные центры. В Англии выделение нового вируса и оценка того, что он распространяется быстрее, чем исходный вариант, было сделано не за счет изучения больных, а за счет изучения вирусов, выделенных из них. Британский штамм впервые был выделен и охарактеризован в сентябре от какого-то пациента: в компьютерной базе хранились его данные, а потом, благодаря тому, что в стране производится массовое секвенирование вирусов, выяснилось, что частота такого варианта увеличивается с течением времени, то есть он более заразен, чем исходный вариант, который постепенно вытесняется. В России в целом не поставлена работа по секвенированию геномов. Эта деятельность находится в зачаточном состоянии. У нас нет полноценно функционирующих геномных центров, но есть довольно большое количество разбросанных по стране разрозненных приборов - секвенаторов, большинство из которых простаивает из-за нехватки денег на реагенты, отсутствия специалистов и т. п. Если в мире сейчас опредeлено более 300 тысяч полногеномных сиквенсов ДНК коронавирусов, выделенных от пациентов, то в России их всего около полутора тысяч.

- То есть скорее всего британский штамм уже проник в Россию?

- Почти наверняка это так. Если из 4 миллионов человек, официально переболевших в России, только для полутора тысяч были определены полногеномные последовательности вируса, то как мы можем утверждать, что у оставшихся нет каких-то вариантов.

- Уже известно, что британский штамм очень заразный. Но насколько он «более летальный», чем все остальные?

- Заразность не обязательно связана с летальностью. Он может быть более летальным, менее летальным, или таким же летальным, как исходный вариант. На этот счет пока недостаточно данных.

- Как коллективный иммунитет зависит от заразности вируса?

- Порог коллективного иммунитета — 60, 70 или 80 процентов людей, которые должны переболеть или получить иммунитет за счет вакцинирования - зависит от параметров вируса. Для коронавируса с его новыми вариантами никаких существенных изменений не произойдет до тех пор, пока новые варианты не приобретут способность эффективно заражать людей, переболевших старым вариантом. А этого может вообще не произойти. Но при распространении новых «более заразных» вариантов коллективный иммунитет появится быстрее. Это, скорее, плохая новость, так как скорость иммунизации населения ограничена целым рядом объективных причин. Если вирус будет распространяться уж совсем быстро, то вакцинация будет не нужна, так как все переболеют до того, как будет проведена массовая иммунизация.

- Человек переболел COVID-19 или сделал прививку, приобрел иммунитет. Это гарантирует ему защиту при встрече с новыми вариантами коронавируса?

- Те данные, которые сегодня есть, показывают, что новые варианты вируса по сравнению с исходным уханьским вариантом несколько хуже инактивируются антителами, которые возникают после болезни или имеющихся вакцин. Это естественный результат, потому что многие антитела направлены на S-белок коронавируса и у новых вариантов вируса есть некоторое количество изменений в этом белке, что, собственно, и обеспечивает более эффективное взаимодействие с нашими клетками и повышенную заразность. Таким образом, новые варианты быстрее заражают наши клетки и имеют измененный S-белок. Оба эти фактора работают против нас, потому что антитела, полученные на исходный вариант, хуже узнают новые вирусы, а более быстрое заражение приводит к тому, что у иммунной системы остается меньше времени, чтобы бороться с инфекцией. Но реальное количество антител, которые узнают оставшиеся неизменными участки на поверхности вирусных частиц, достаточно велико. И общее количество антител, которое вырабатывается, в частности, после вакцинации, настолько высокое, что одобренные к использованию вакцины эффективны и против новых вариантов вирусов.

© ДокторПитер