Ведет к деградации: психиатр назвал валокордин разрушителем интеллекта
Фото
pexels.com

Из-за стрессов, слишком напряженного рабочего дня, конфликтов с родными и друзьями мы часто не можем заснуть. Бывает, что чувствуешь сильную усталость, организм уже хочет «отключиться», но мозг не позволяет ему этого сделать. В голове крутятся диалоги, сцены из прошлого, появляются назойливые мысли. В таком случае некоторые прибегают к снотворному или успокоительному. Одно из самых популярных — это валокордин. Если открыть фармакологическое описание препарата, то будет сказано: седативное, снотворное. Применение: симптоматическое лечение периодически возникающих нарушений сна (затруднение засыпания и ночные пробуждения) у пациентов старше 18 лет.

Однако капать себе валокордин на сахарок предпочитают все же люди в возрасте. У некоторых это уже вошло в привычку. Не могу уснуть? Переживаю? Накапаю себе лекарства в воду, быстро все пройдет. Однако последствия такого «увлечения» могут довести до беды, говорит психиатр Александр Мещеряков.

Александр Мещеряков

Врач-психиатр

t.me/schura_doc

Почему он опасен

«Один из самых распространенных препаратов в пожилом возрасте — валокордин. Мне не совсем ясно, с какой целью его придумали. Многие кардиологи подтвердят, что пользы от этого препарата для сердца нет. Что интересного в его составе? Фенобарбитал — основное действующее вещество, которое как раз и способствует устранению нервного напряжения и обеспечивает снотворный эффект. Он был синтезирован в 1904 году, поступил в продажу в 1912… Чувствуете старину?» — пишет врач в своем Telegram.

Несколько десятков лет назад валокордин использовался как снотворный, противоэпилептический, седативный препарат. Сейчас же медики от него отказываются.

«Дело в том, что валокордин вызывает привыкание, зависимость и специфическую энцефалопатию. Если упростить — человек глупеет… Оборот этого лекарства ограничен Конвенцией о наркотических и психотропных препаратов. Запрещен к ввозу в США, ОАЭ. В 2013 году в США предлагали использовать его в составе инъекции для смертной казни», — рассказывает психиатр.

Про дозировку

Кто-то возразит: в корвалоле и валокордине минимум опасных веществ, это же просто ерунда. В инструкции так и сказано — для мягкого седативного действия. Но ведь мы привыкли щедро капать в стакан с водой, чтобы лекарство подействовало как можно скорее.

Давайте посчитаем. В таблетке фенобарбитала 50 мг. В 1 мл валокордина — 18 мг. Получается, в пузырьке (50 мл) — 0,9 грамма. То есть, 18 таблеток!

«Я видел пациенток старше 80 лет, выпивающих по несколько таких пузырьков… А в составе еще и этанол, который тоже очень вреден. Зависимость может быть сформирована очень быстро, за 2-3 недели. А начинается все с желания поспать и принести пользу сердцу. Тем более, препарат продается без рецепта и стоит копейки. Иногда заходишь в квартиру, а тебя запахом валокордина с ног сшибает. Половина диагноза уже есть», — говорит доктор.

Какие еще могут быть побочки

У некоторых людей может появиться сонливость, головокружение. При длительном применении больших доз возможно развитие хронического отравления бромом. На него укажут:

  • депрессивное настроение, апатия,

  • ринит,

  • конъюнктивит,

  • геморрагический диатез,

  • нарушение координации движений.

Редко при повышенной чувствительности к препарату могут возникнуть кожные реакции — сыпь, зуд.

Психиатр также просит пересмотреть аптечку. Как свою, так и у пожилых родных. Однако у некоторых бабушек и дедушек забрать пузырек будет довольно сложно. Уж слишком они к нему привыкли. Бывают случаи, когда пожилые люди запасаются валокордином, в ящиках и шкафах можно найти не один десяток давно просроченных пузырьков.

У многих людей дома есть и другие успокоительные препараты, которые можно приобрести без рецепта в любой аптеке, например, корвалол, валосердин. Они напрямую воздействуют на центральную нервную систему, регулируя процессы возбуждения и торможения. Но даже у таких препаратов, которые можно купить в аптеке без рецепта, есть побочные эффекты, особенно, при длительном применении. Разбираемся с экспертом, чем чревата любовь к корвалолу.