операция по удалению опухоли мозга
Фото
НМИЦ им. Алмазова

Началось с приступа эпилепсии

Пациентом НМИЦ им. Алмазова, которому впервые была проведена такая операция, стал 15-летний житель Мурманска. Опухоль мозга обнаружили у него после эпилептического приступа в школе — это было первым симптомом заболевания.

- В школе во время перемены я перестал понимать, что говорят одноклассники, — слышу, что ко мне обращаются, но не могу понять слова. А уже через несколько мгновений помню, что очнулся, лежу и вокруг меня все собрались… — вспоминает тот день мальчик.

Выполненная ребенку МРТ показала, что причина приступа — опухоль головного мозга диаметром около 3 сантиметров, расположенная в речевой зоне (стык височной и теменной долей). Именно этот участок отвечает за понимание речи, выстраивание сложных фраз, распознавание и способность называть словами предметы. Поскольку такое расположение образования встречается нечасто, а оперативное лечение связано с риском повреждения одной из основных функций мозга, ребенка направили из Мурманска в Петербург, в НМИЦ им. Алмазова.

Взрослым проводят, детям почти нет

После тщательного обследования юного пациента врачи решили, что в этом случае необходимо выводить ребенка из наркоза непосредственно во время операции — для выявления точного расположения речевой зоны коры относительно новообразования головного мозга. Медики называют эту методику «интраоперационное картирование речи» с пробуждением. Взрослым она проводится во многих клиниках страны. У детей же применяется очень мало не только в стране, но и в мире. Дело в том, что такую процедуру можно провести далеко не любому ребенку.

- Наряду с некоторым физическим неудобством ребенку будет необходимо длительно удерживать внимание, прилагать волевые усилия для правильного выполнения заданий. Поэтому проведение интраоперационного картирования с пробуждением доступно детям с личностной и интеллектуальной сохранностью. Задачи нейропсихолога — провести нейропсихологическое обследование до операции, психологически подготовить ребенка к пробуждению в операционной, создать установку на оптимальное проведение предстоящих речевых тестов. Во время операции — поддерживать длительный речевой контакт с ребенком, а после вмешательства — оценить динамику нейропсихологического статуса, — рассказала нейропсихолог Ольга Шмелева.

Ребенку и его родителям врачи объяснили, как будет проходить операция, как именно будет действовать наркоз и происходить выход из него. Так, анестезиолог Виталий Новиков успокоил пациента, что больно точно не будет — во всех чувствительных зонах будет применена местная анестезия. Кроме того, для уменьшения стресса во время операции врачи введут успокаивающие препараты, но не слишком сильные, чтобы они не подействовали на функции речи.

Как проходила операция

В НМИЦ им. Алмазова объяснили, почему в этот раз при удалении опухоли надо было обязательно разбудить ребенка во время операции.

- Во время хирургического этапа оценить функции мозга можно только при помощи нейрофункционального мониторинга — когда мы стимулируем током и тут же получаем ответ (видим на экране импульсы). Так можно определить функциональность участка мозга, отвечающего, например, за движение мышц ноги или руки. К сожалению, речь так проверить невозможно. Нужно, чтобы человек был в сознании, говорил и понимал слова. Абсолютным показанием для проведения операций в сознании является картирование речевых зон, — сказал Александр Ким, оперирующий хирург, заведующий отделением нейрохирургии для детей № 7 Центра Алмазова.

В начале операции врачи погрузили 15-летнего пациента в общий наркоз, выполнили трепанацию черепа, рассекли твердую мозговую оболочку, определили при помощи УЗИ расположение опухоли, а после этого вывели из наркоза. Участки мозга, где находится речевая зона, разметили цифрами (выполнили картирование), затем приступили к стимуляции каждого из них, тут же проверяя ответную реакцию.

Пока хирург стимулировал участки мозга, нейропсихолог вел постоянный диалог с пациентом. Специалисты внимательно следили за тем, как говорит мальчик, не путает ли он слова, проверяли способность применять глаголы и существительные. Для оценки разных функций речи пациента просили называть словами изображения на картинках, считать, называть свою фамилию и так далее. Когда хирург подошел близко к речевой зоне, речь мальчика сильно изменилась.

- Мы поняли, что наступила амнестическая зрительная афазия — пациент продолжал говорить и понимать, но был не в состоянии вспомнить название предметов на картинках. Например, увидев изображение теннисной ракетки, он сказал, что это предмет для игры в теннис… Это заставило нас немедленно остановиться и не затрагивать этот участок. Как только это было сделано, речевая функция вернулась в норму, — рассказал заведующий отделением нейрохирургии №6 Артем Пальцев, который тоже участвовал в операции.

нейрохирургия мозга
Фото
НМИЦ им. Алмазова

Опухоль удалили, речь сохранили

Операция прошла успешно — выполненная МРТ показала, что опухоль ребенку удалось удалить полностью. В первые сутки у мальчика еще были небольшие транзиторные приступы с симптомами, похожими на те, что были во время операции (когда он не мог вспомнить названия предметов), и слабо выраженное онемение руки. Но, по словам врачей, все быстро ушло.

Сейчас состояние юного мурманчанина врачи оценивают как хорошее, речевые функции полностью сохранились. В будущем пациенту предстоит наблюдаться у невролога и проходить контрольное обследование каждые полгода.