Хирурги из Самары спасли младенца, у которого внутренние органы развивались снаружи
Фото
minzdrav.gov.ru

О том, что у малыша есть довольно серьезная патология развития, будущие родители узнали еще на 13 неделе беременности. УЗИ-скрининг показал, что внутренние органы ребенка развиваются не в брюшной полости, а в пупочном канатике. Это состояние называется омфалоцеле — грыжа пупочного канатика. Патология считается редкой, один случай на 4-10 тысяч рожденных детей. К счастью, врачи уже научились с ней справляться, операцию выполняют сразу после рождения. Но никто не ожидал, что в этом случае она окажется не просто сложной, а уникально сложной.

- Омфалоцеле классифицируются по размеру дефекта на малые, средние и большие, на перинатальном консилиуме врачи заверили, что в нашем случае омфалоцеле средних размеров, его можно будет относительно несложно исправить, — сообщили в Самарской областной детской клинической больнице имени Н.Н. Ивановой.

В итоге врачи готовились к одному, а в реальности столкнулись совсем с другим — такого они еще не видели.

- Это было самое большое омфалоцеле в нашей практике, — признался заведующий хирургическим отделением Самарской областной детской клинической больницы им. Н.Н. Ивановой Евгений Новоженов. 

Все органы: желудок, печень, тонкий и толстый отделы кишечника развивались вне брюшной полости.

Поместить внутренние органы на их «законное» место за один раз было невозможно. Объем брюшной полости малыша не позволял этого сделать, так как произошло бы сильное сдавливания, органы могли погибнуть от ишемии.

- Мы приняли решение поэтапно погружать органы в полость, — рассказал Евгений Новоженов. — Желудок, печень, тонкий и толстый отдел кишечника поместили в специальный мешок-контейнер. По методике, его требовалось подшить к передней брюшной стенке и после этого начинать поэтапно погружать.

Когда все встает на свои места, «мешок» удаляют, рану зашивают. Но не в этом случае. Врачи поняли, что если подшить контейнер к коже, то ее не хватит, чтобы потом закрыть дефект.

- Мы наклеили на кожу тейпы с сильной фиксацией и подшили контейнер к ним, — объяснил хирург. — Не знали, смогут ли они выдержать такое сильное давление, но очень на это надеялись. Они выдержали, хотя и были на грани.

Врачи очень переживали за результат, так как чем дольше органы находились вне брюшной полости, тем выше был шанс инфицирования. Но и погружать органы быстрее было нельзя. Постепенное «вдавливание-погружение» длилось 7 дней.

- Каждые 4-6 часов Евгений Новоженов и врач-хирург Артем Изосимов сантиметр за сантиметром погружали органы, — рассказали в больнице. — За состоянием постоянно следили анестезиологи-реаниматологи отделения реанимации и интенсивной терапии новорожденных и недоношенных детей под руководством заведующей Ирины Садовской.

Реаниматологи помогли подготовить малыша и ко второму этапу операции — пластике передней брюшной стенки.

- Во время операции выявили еще один порок — аномальное расположение кишечника, его также исправили, — сообщили в клинике.

Ребенок находился в больнице больше месяца. Но сейчас он уже дома и чувствует себя хорошо.