Глава РФПИ назвал виновных в том, что «Спутник V» до сих пор не признали в мире
Фото
unsplash.com

Путешествовать, ездить в гости к своим родным в другие страны — людям пришлось отказаться от важной части своей жизни из-за пандемии и ограничений. Казалось бы, с появление вакцин границы должны были вновь распахнуться, однако произошло это не со всеми странами. Основные и самые желанные для россиян, так и остались закрыты. Причина — непризнание первой в мире вакцины «Спутник V» и, соответственно, наших сертификатов.

О том, почему так происходит и когда ждать изменений, рассказал глава Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) Кирилл Дмитриев.

Кирилл Дмитриев

Кирилл Дмитриев

Инвестиции

Глава Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ)

Нет абсолютно никакого сомнения, что вакцины будут приняты в разных странах, и они будут взаимозаменяемы. Почему это не происходит сейчас?

Ряд компаний «большой фармы» специально в рамках конкурентной борьбы пытаются «Спутник V» немножко ограничить и занять максимально большие рынки сами.

Но очень сложно противодействовать вакцине, которая используется в десятках стран и показала лучшие результаты по эффективности и безопасности. Нам надо гордиться, что «Спутник V» эффективен на 83 процента против штамма «Дельта», в то время как Pfizer показала только 42 процента. Поэтому, безусловно, взаимопризнание вакцин — вопрос этого года, и он будет связан с тем, что страны поймут, нельзя идти на поводу компаний «большой фармы». А важно принимать вакцинные сертификаты друг друга, чтобы восстанавливать путешествия, восстанавливать нормальную жизнь.

Эпидемия затронула нас всех. Мы стали больше ценить жизнь, больше ценить человеческое общение. Когда не было пандемии, нам казалось, что есть какие-то сложности, какие-то проблемы. Но все они отходят на второй план, когда мы сталкиваемся с таким серьезным вызовом.

Второй аспект — это развитие технологий. Мы видим, что пандемия дала очень мощный толчок для развития онлайн-коммуникаций, онлайн-технологий. И это, безусловно, то, что останется с нами на будущее.

И третий аспект, мир недостаточно объединенно ответил на тот вызов, который перед ним встал. И очевидно, что политика, какие-то геополитические интересы сдерживают общий успех человечества. Мы должны лучше взаимодействовать, меньше думать о политике, больше думать о гуманитарной составляющей, чтобы не ставить искусственные барьеры, как в случае с нашей вакциной «Спутник V».

Когда произошла пандемия, мы стали думать, как мы, фонд, можем решить эту задачу, как получить максимальный результат из наших ресурсов. Мы сконцентрировались на трех направлениях: тесты, препараты и вакцины. Если сумеем достичь успеха там, то сможем гордиться и рассказывать своим внукам, что в тяжелое время мы не просто пассивно наблюдали за этой ситуацией, а сделали максимум возможного. Мы создали первые зарегистрированные в России частные тесты против коронавируса, которые были высокоточными и остаются высокоточными. Делаются в 3-4 раза быстрее, чем обычные тесты. Это успешная система, которая продана десятками миллионов по всему миру. И это один из критериев успеха, насколько наши продукты воспринимают и принимают, и готов покупать весь мир. Второй — это препарат от коронавируса зарегистрированный в России.

И третье направление — вакцина. Ее значение сложно переоценить, потому что например 8-9 стран в мире обладают ядерным оружием. И только 6 стран в мире обладают действительно массовыми вакцинными технологиями, такими, как «Спутник».

Институт Гамалеи — это гениальные люди, которые смогли конденсировать 250 лет знаний российской вирусологии в такой уникальный продукт. Мы стали двигаться по продвижению вакцины на внешние рынки. И это стало серьезным вызовом.