постковидный синдром
Фото
pixabay.com

«Ощущение, словно я в падающем вертолете»

Петербурженка Екатерина Соколова болела ковидом дважды — в ноябре 2020 года и в январе 2021 года. Впрочем, не исключено, что это был один «долгий ковид», который в итоге привел ее на больничную койку с цитокиновым штормом и поражением легких 90%.

- В первый раз, осенью, обошлось без госпитализации, — рассказывает Екатерина. — Я принимала лекарства дома, и как-то удалось заглушить вирус самостоятельно. Но вскоре после болезни началось жесточайшее постковидное проявление — вестибулярный нейронит. Это воспаление вестибулярного нерва, которое часто возникает после инфекционных заболеваний. В один момент у меня закружилась голова так, что я не могла стоять на ногах. Ощущение было такое, словно я нахожусь в падающем вертолете, который несется в бездонную пропасть. Это состояние возникало в течение пяти дней. Мне повезло, что я нашла врача, который специализируется на таких заболеваниях, и он меня поставил на ноги. Но это было не единственное осложнение. У меня началось воспаление глазного нерва, которое обернулось диплопией (т.н. двойное зрение) и косоглазием, лечилась в офтальмологическом центре на Моховой. Месяц я не могла ни читать, ни писать, дико кружилась голова.

«Не помню, как выключаю будильник»

Во второй раз Екатерина заболела в середине января.

- Днем я почувствовала такую слабость, которую невозможно спутать ни с чем другим, — рассказывает она. — Начался кашель — такой словно ты подавилась. Три недели температура держалась под 40, и в итоге все закончилось цитокиновым штормом. В больницу Святого Георгия я поступила с поражением легких 43%, за несколько дней эта цифра достигла 90%. Это чудо, что обошлось без реанимации и ИВЛ, меня вытащили с помощью кислородного концентратора. Я видела, как рядом умирали люди — мужчина моего возраста, у которого, казалось, состояние было лучше, чем у меня, ушел из жизни внезапно.

Выписавшись из больницы, Екатерина прошла двухнедельный курс реабилитации в санатории в Сестрорецке. И, казалось, физическое состояние пришло в относительную норму.

- Реабилитация мне очень помогла, — в программе были барокамеры, различные ингаляции, углекислые ванны, ванны с бромом, дыхательная гимнастику под наблюдением тренера ЛФК, которую дома не сделать. С восьми утра и до восьми вечера я была на процедурах. И так две недели. Это меня очень сильно поддержало. Я смогла, наконец, выйти на работу.

Постковидный синдром «догнал» Екатерину только сейчас, спустя полгода после болезни. Последний месяц, по ее словам, она никак не может проснуться по утрам — не слышит будильники, опаздывает на работу.

- Такое чувство, что пошла вторая постковидная волна. Самая большая проблема — невозможность проснуться по утрам. Я завожу сразу несколько будильников, нашла даже механические, по совету друзей один будильник отношу на кухню. Но все в итоге заканчивается тем, что я в сомнамбулическом состоянии выключаю будильник, причем, добегаю до кухни, выключаю звенящий будильник, и снова ложусь спать. Эти свои утренние пробежки с будильниками я совершенно не помню. Это пугает.

В итоге я просыпаюсь около 9 часов утра. Езжу на работу на такси, так как опаздываю катастрофически. Сейчас попросила друзей будить меня утром по телефону, потому что только включение в разговор, эмоциональное включение, помогает мне проснуться. Кроме того, резко упали концентрация внимания и память. Раньше я легко переключалась, могла делать сразу два дела одновременно, сейчас это невозможно. С памятью вообще беда. Я серьезно подозреваю у себя болезнь Альцгеймера, потому что появились проблемы с кратковременной памятью, когда я иду в одну комнату, а почему-то оказываюсь в другой, или набираю на телефоне номер и, если отвожу взгляд от экрана, то за эти несколько секунд забываю о том, кому я собиралась позвонить.

О чем говорят проблемы с пробуждением по утрам, как лечить провалы в памяти и куда идти с постковидным синдромом, «Доктору Питеру» рассказали врачи.

«У многих пациентов повреждается мозг»

Лидия Гузева

Лидия Гузева

Неврология

врач-невролог Международного медицинского центра «СОГАЗ»

- Согласно последним данным, значительная часть людей, перенесших COVID-19, сталкивается с повреждениями мозга различной степени тяжести: примерно у 30% пациентов в течение 6 месяцев после выздоровления устанавливается неврологический диагноз. Среди отдаленных осложнений коронавирусной инфекции — снижение когнитивных функций: нарушение внимания, памяти. Ученые предполагают, что в будущем воспалительные изменения в нервной системе могут привести к увеличению частоты развития болезни Альцгеймера.

Воздействие на нервную систему у пациентов с COVID-19 может осуществляться несколькими способами, среди которых: непосредственное повреждение нервных клеток вирусом; изменение течения уже имеющихся неврологических заболеваний на фоне инфекции; поражение нервной системы из-за обширного системного воспалительного ответа организма.

Прямым следствием перенесенной инфекции могут быть такие неврологические нарушения как, например, инсульт и энцефалит. Однако некоторые осложнения, в том числе тревожные расстройства, нарушения сна, памяти и т.д., могут быть вызваны другими причинами. Например, если у человека есть проявления стресса, тревоги или депрессии, в период заболевания коронавирусом и после него они могут обостряться, вызывая истинные или мнимые нарушения памяти.

Что касается сна, пока не установлено, что коронавирус оказывает на него непосредственное влияние. Проблемы со сном у пациентов с этим заболеванием могут быть вызваны несколькими причинами, самыми распространенными из которых являются нарушение режима сна и бодрствования, влияние иммунной системы на мелатонинергическую систему, а также стресс, тревога или депрессия.

По данному конкретному случаю информации, к сожалению, недостаточно для того, чтобы делать какие-то выводы. Пациентке необходимо пройти консультацию врача-невролога с проведением осмотра, нейропсихологического и когнитивного тестирования — только по их результатам можно будет поставить диагноз или назначить дополнительное обследование.

«Пациент выписался, приехал домой и лег в кровать»

Дарья Комиссарова

Дарья Комиссарова

диагностика и лечение заболеваний сердечно-сосудистой системы, дыхательной системы, инфекционных заболеваний

Врач-терапевт, пульмонолог «Многопрофильной клиники Сестрорецкая»

- Постковидный синдром в первую очередь связан с поражением центральной нервной системы. Есть непосредственное воздействие вируса на клетки головного мозга, а есть последствия гипоксии и интоксикации. В любом случае, каких-то специальных препаратов нет — мы не можем сказать «вот вам таблетка, которая уберет все последствия коронавируса». У каждого человека в рамках постковидного синдрома может быть свой комплекс симптомов, исходя из которых мы подбираем программу реабилитации. Сейчас неплохо зарекомендовали себя ряд препаратов — антигипоксанты, антиоксиданты, сосудистые препараты. Доказать их эффективность достаточно сложно, но доктора в случае с ковидом стали ориентироваться на свой клинический опыт, «насмотренный» на пациентах. С определенной долей уверенности, врач может сказать — да, этот препарат может помочь. Помимо этого, неплохо работают витамины группы B.

Почему человек так тяжело болел ковидом? Было ли у него исходное дефицитное состояние? Известно, что многие переносят болезнь «на ногах» — бессимптомно или в легкой форме, некоторые вообще не заразились коронавирусной инфекцией, несмотря на то, что эпидемия длится уже более полутора лет. Значит, у них есть что-то, не позволяющее им заболеть или болеть тяжело. Либо это генетические составляющие иммунной системы, либо они исходно были скомпенсированы по своему состоянию, и поэтому мы обращаем внимание на дефицит витамина D, ферритина, фолиевой кислоты и B12.

Гипоксия в постковидном синдроме также играет решающую роль, как и поражение центральной нервной системы. Поэтому после болезни должны быть адекватные физические нагрузки. Но какую ситуацию я наблюдаю со своими пациентами? Человек тяжело болел, выздоровел, приехал домой и лег в кровать. Нижние отделы легких не вентилируются, плохо кровоснабжаются, в результате образуется фиброз легких. И дальше мы получаем все осложнения, которые только можно иметь. Самое распространенное — отсроченная регресс-пневмония. Поэтому так важна качественная реабилитация — лучше всего в стационаре.

Регулярные занятия дисциплинируют, потому что далеко не каждый может заставить себя дома встать, походить, сделать дыхательную гимнастику. Для того, чтобы процесс заживления легочной ткани шел правильно, необходим целый комплекс мер, который нужно выполнить за короткий срок. Сам по себе постковидный синдром не пройдет.

Нарушение когнитивной функции у пациентов с COVID-19 можно сравнить с последствиями инсульта. Поэтому важно как можно скорее вернуться к привычной жизни. Читать, учить стихи, собирать мозаику, лего, любыми способами тренировать мозг. У некоторых снижение когнитивных функций проходит в среднем только через 3-6 месяцев. У пожилых людей, если их правильно и вовремя не реабилитировали, этот процесс может стать необратимым.