мутации коронавируса
Фото
Getty Images

Доминирующий сейчас штамм Дельта может оказаться последним вариантом коронавируса, сообщил ТАСС ведущий научный сотрудник Национального центра биотехнологической информации США, член национальных академий наук США, России и Европы Евгений Кунин. По его словам, вирус может перестать развиваться:

«Если представить себе горный ландшафт, который отражает патогенность вирусов, можно себе представить, что он заполз на некое плато, и чтобы подняться дальше, нужно пересечь долины, чего может не произойти вообще».

А по словам иммунолога Зои Скорпилевой, этот штамм точно не будет последней мутацией вируса. Появление нового варианта коронавируса возможно как через 10, так и через 20 лет. По мнению Скорпилевой, ситуация будет зависеть от того, какие мутации вируса происходят — глобальные или мелкие.

Какой сценарий, скорее всего, выберет коронавирус, «Доктор Питер» спросил ученого-генетика Дмитрия Прусса.

Дмитрий Прусс

Дмитрий Прусс

Генетика

Ученый-генетик

- Либо, как в случае с первым SARSом, установится надежный иммунитет, и вирус вымрет, но этот сценарий маловероятен, потому что новый коронавирус к людям уже успел отлично приспособиться, — говорит генетик Дмитрий Прусс. — Либо будет как с коронавирусом простуды OC43, пришедшей к нам впервые примерно 120 лет назад, и теперь возвращающейся каждый год. Правда, SARS-CoV-2 более болезнетворен, чем вирус OC43, поэтому последствий от новых волн будет больше, чем от почти никому не страшной простуды.

Грозит ли нам рекомбинация нового коронавируса?

В научном мире есть мнение, что в будущем может появиться новый «громобойный продукт рекомбинации» вируса, который будет ускользать от антител уже не частично, а полностью. Но, по словам Дмитрия Прусса, даже если рекомбинация (обмен генами с другими вирусами, - прим. ред.) случится, то в любом случае получится функционально дефективный вирус.

- Гипермутированных штаммов было найдено полно, в основном из хронических пациентов, в теле которых вирус долго и упорно учится скрываться от их иммунной системы, — говорит Дмитрий Прусс. — Только вне этого тела такие штаммы не имеют шансов. Это эволюция по принципу «выбью себе глаз, пусть у тещи будет зять кривой». Да, изуродованного «зятя» могут и не узнать (антитела в нашем случае), но от инвалида много ли опасности?

По словам ученого, чего не будет точно — это рекомбинации SARS-CoV-2, как это когда-то произошло с гриппом.

- У вируса гриппа нет таких тонко подогнанной к человеческой клетке шипов, как у ковида. Кроме того, у SARS-CoV-2, в отличие от гриппа, нет резервуара в дикой природе, и этот вирус узко специализировался только для людей, и оптимизировал свой геном для этой цели. Максимальная скорость передачи и размножения для этого коронавируса важна, как воздух, потому что у большинства людей уже есть иммунная память об этом вирусе, и стоит вирусу замедлиться, как иммунная система хозяина его прикончит. Он может существовать только на больших скоростях. То же самое происходит и с коронавирусами простуды.

Какие сегодня варианты вызывают тревогу? Или Дельта все монополизировала?

- У меня было подозрение на подтип Дельты — AY.4+Q613H+T250I+T299I, очень быстро распространявшийся в Бельгии и Дании, — говорит Дмитрий Прусс. — Но, кажется, это все-таки не супердельта, а скорее «удачливый» штамм, оказавшийся в нужное время в нужном месте. Впрочем, ЕС отметило, что за Q613H надо следить. Но пока ничего хуже Дельты у нас нет. У Дельты абсолютный расчет на скорость заражения. Чтобы, несмотря на иммунную память, успеть размножиться и передаться еще до того, как иммунитет наберет обороты.

Вирус ведь не может развиваться бесконечно в плане заразности, всему же есть предел? Или нет?

- Мы знаем уже четыре примера коронавирусов, которые набрали скорость размножения и стали более заразными, потому что не боятся антител, так как успевают сделать свое дело быстрее, чем наработаются антитела, — говорит ученый. — Это все вирусы обычной простуды. Антитела на них у всех не самые высокие, но иммунная память хорошая и тяжело болеть никому не дает. Новый коронавирус кое в чем хитрее четырех старых, но, возможно, пойдет по тому же пути. Есть ли возможность у нового коронавируса стать еще более заразным, во многом зависит не от его уклонения от антител, а от способности избежать врожденного иммунитета, интерфероновых систем, которые выполняют роль службы быстрого реагирования.