Чтобы травматология в России не хромала. Клиника МЧС получила статус травматологического стационара международного уровня

09:51, 05.04.2021 / Верcия для печати / 1 комментарий

«Поскользнулся, упал» и на месяцы лишился способности передвигаться. Человеку, получившему травму, приходится долго и самоотверженно преодолевать ее последствия. Как избавить пациента от длительной нетрудоспособности «Доктору Питера» рассказал Юрий Гудзь, заслуженный врач РФ, д.м.н., заведующий отделом травматологии и ортопедии клиники №2 ВЦЭРМ им. А.М. Никифорова.

Чтобы травматология в России не хромала. Клиника МЧС получила статус травматологического стационара международного уровня
Фото: предоставлено клиникой

- Юрий Владимирович, клиника МЧС стала первой на постсоветском пространстве, принятой в международную ортопедическую ассоциацию AO Trauma. Что это дает, кроме престижного диплома на стене?

- С одной стороны, это признание наших технологий соответствующими высоким международным стандартам, а врачей – профессионалами мирового уровня, с другой, это дает нам статус референтного и обучающего центра. Строгим критериям международной сети центров АО Trauma во всем мире соответствуют всего 130 ведущих травматологических клиник. Теперь ВЦЭРМ – один из них, он стал центром обучения врачей травматологов-ортопедов по программам постдипломного образования.

- Обязательно ли обучать травматологов со всего мира, когда в российских регионах современной последипломной подготовки высокого уровня не хватает? Может, сначала сосредоточиться на российских кадрах?

- Подготовка российских специалистов для нас приоритет. Так сложилось, к сожалению, что треть операций, которые мы выполняем – ревизионные, грубо говоря, мы переделываем работу наших коллег из других регионов. Это не самая благодарная работа: процесс «перелечивания» очень ресурсоемкий, так как требуется использование большего объема расходных материалов и труда персонала. А главное – лишние страдания пациента, длительная потеря трудоспособности. Это побудило к формированию на нашей базе обучающего центра, чтобы коллеги из других клиник не допускали тактических и технических ошибок на местах.

Члены нашей команды прошли через многолетнее и многоступенчатое образование по программам АО Trauma, штаб-квартира которой базируется в Давосе (Швейцария). Это в основном практическое обучение зрелого специалиста-травматолога современным технологиям. Такое обучение, в ходе которого параллельно с «постановкой рук укрепляют голову» – закладывают в нее знания современного остеосинтеза, технологии и принципы лечения любого типа травмы (изолированной, множественной, сочетанной).

Школа в Давосе – столица новых технологий остеосинтеза, почитаемая ортопедами всего мира. За 10 лет работы в клинике МЧС мы внедрили все технологии остеосинтеза АО Trauma. Получив статус обучающего центра, мы готовы проводить обучающие курсы для российских специалистов. Это большое благо: им не понадобится тратить огромные деньги на обучение за рубежом.

Читайте также: Ученые СПбГУ: Нервные клетки восстанавливаются даже после серьезных травм позвоночника

- Пригодится ли им это образование, когда в стране уровень травматизма был и остается высоким? Травматологи работают в травмоцентрах как на конвейере.

- Конечно, пригодится. Проблема в том, что в специальности травматология-ортопедия есть разделы, такие как эндопротезирование, микрохирургия, пластическая хирургия – более «красивые» и престижные, туда и идет большинство молодых специалистов. Сложная работа с так называемой острой травмой не в чести, да и посмотрите на современные тарифы фонда ОМС по скелетной травме, которые часто не покрывают затраты на расходные материалы и операции. Травматологию можно сравнить с общей хирургией в большой хирургии – это основа основ, и плохо, если она «хромает» в прямом и переносном смысле.

У нас много вузов с кафедрами травматологии-ортопедии. Но на кафедральных базах учебных заведений в больницах врачи работают «по-старинке». Причины – в слабой подготовке специалистов и в их колоссальной перегрузке, приходится принимать огромное число пациентов за смену.

Освоение новых технологий и принципов оказания помощи получившим травму как раз помогают решить эти проблемы – сводят к минимуму риски осложнений, сокращают инвалидизацию и сроки восстановления пациента после травмы, меняют условия работы.

- Вы говорите, что хирурги-травматологи центра владеют всеми современными технологиями остеосинтеза в лечении травмы. А что такое «остеосинтез»?

- Статус референтного центра AO Trauma говорит о том, что мы взаимодействуем с Ассоциацией остеосинтеза по направлению «травматология». Для лечения нарушений целостности кости мы используем различные технологии остеосинтеза. Это хирургическое вмешательство, в ходе которого соединяются и фиксируются костные отломки, их количество бывает разным. Характер перелома определяет метод остеосинтеза. Он может быть накостным – фиксатор накладывается на кость, а может быть внутрикостным (интрамедулярный) – фиксатор устанавливается внутри костно-мозгового канала. Методика остеосинтеза может быть традиционной – через большой разрез, а может быть малоинвазивной – через проколы под контролем рентген-телевизионной установки. Последняя имеет множество преимуществ, не только косметических.

- В чем преимущества хирургических методов лечения переломов перед консервативным лечением, кроме того, что человека не заковывают в гипс?

- Например, человек покатался на коньках или лыжах – получил винтообразный перелом костей голени. После короткого предоперационного обследования в нашем стационаре мы через малые доступы выполняем интрамедуллярный остеосинтез. На следующий день пациент начинает ходить, нагружая оперированную ногу, а еще на следующий день мы его отпускаем домой на амбулаторное лечение. Благодаря ранней реабилитации человек не успевает почувствовать себя больным, кровообращение в прооперированной области активизируется, процесс заживления ускоряется. После снятия швов он с небольшими ограничениями может приступить к своей работе.

Или другой пример: травма пожилых – перелом хирургической шейки плеча. Мы его «синтезируем» более чем в 90% случаев. То есть, сохранив родную костную ткань соединяем костные фрагменты, используя малотравматичную технологию под контролем рентген-телевизионной установки (С-дуги) через несколько проколов. Да, у хирургов вредные условия труда: они подвергаются воздействию ионизирующего излучения, но пациент благодаря этому получает восстановление анатомии самым щадящим способом и, что еще более важно – раннее восстановление функции. Уже на следующий день после операции, не пользуясь никакими повязками, он может двигать поврежденной рукой.

Редко применяем первичное протезирование при оскольчатых переломах проксимального отдела плечевой кости, потому что знаем: родные кости будут служить человеку более верно, чем искусственные.

- Самая распространенная травма у пожилых – перелом шейки бедра. Она же – самая опасная для них.

- Раннее оперативное лечение позволяет выжить старикам в этой ситуации. Как говорил основоположник отечественной ортопедии Г. И. Турнер, гипсовая повязка при переломе шейки бедренной кости – тот якорь, который тянет пациента ко дну. При правильно выполненном остеосинтезе, а иногда это первичное эндопротезирование (убираются родные кости и ставится протез) пациенты поднимаются на костыли на следующий день после операции. Стараемся оперировать в течение первых суток после травмы до появления тромбоэмболических и гемостатических осложнений (пневмоний и пролежней).

- Как это происходит в жизни? Скорая помощь доставила к вам бабушку с переломом шейки бедра…

- В ввозной день поступает пациентка с переломом шейки бедра (это, как правило, так называемая геронтологическая травма на фоне остеопороза и хрупкости костей). Поскольку поврежден так называемый прикорневой опорный сегмент – проксимальное бедро, человек обездвижен.

Предоперационный период у нас самый короткий в городе. Допустим, утром пациентка упала, ее привезли к нам и сразу после обследования в приемном покое и постановки предварительного диагноза, госпитализировали в реанимацию, а не в отделение. Для пожилого человека в реанимации проводится дообследование и предоперационная подготовка, медикаментозная терапия для профилактики разного рода послеоперационных осложнений, в том числе связанная с создаваемой управляемой гипотонией для уменьшения интраоперационной кровопотери. Накануне операции мы проводим компьютерное предоперационное планирование и подбираем необходимый имплантат. Сегодня я оперировал пациентку с субкапитальным переломом шейки бедра, во время операции потеря крови была 150 мл. Сравните: на кафедре, на которой я «вырос», средняя кровопотеря в ходе хирургического вмешательства – от полулитра. В течение последующих суток по дренажам теряется столько же. Итог – потеря крови 1 литр. А у нас нет даже необходимости дренировать послеоперационные раны. Мы добиваемся полноценного гемостаза во время операции.

После операции пациентка снова возвращается в реанимацию, где обеспечено внимательное наблюдение. В итоге у нас одни из самых низких в городе показателей послеоперационных осложнений.

- Что происходит потом? За рубежом после таких операций уже на третий день выписывают из госпиталя.

- Да, например, в известной американской клинике Mayo, выписывают через три дня после операции, а потом к пациенту приезжают парамедики и занимаются реабилитацией, ставят на ноги и учат ходить. В России такую преемственность не обеспечить. В нашем центре через день после операции мы переводим пациента из реанимации в отделение, а с обеда его поднимаем и ставим на костыли, восстанавливаем у себя до 12 дней, до заживления раны и снятия швов: мы должны убедиться, что никаких неожиданностей вроде нагноения или других осложнений у пациента нет. Если его выпишем раньше, то не сможем проконтролировать течение раневого процесса и обеспечить восстановление.

- У пациентов часто нет возможности получить комплексную помощь: операция – лечение – реабилитация.

- Это проблема нашей системы здравоохранения – реабилитационных отделений недостаточно, а в санаториях на всех бабушек коек не хватает. В нашем Центре есть собственное отделение реабилитации, но бесплатно в нем могут лечиться сотрудники системы МЧС России. В отделении реабилитации проводится восстановление двигательных функций с помощью дозированной нагрузки на специализированных тренажёрах, разработка движений в смежных суставах, физиотерапия, направленная на снятие отека, и создание условий для заживления раны.

Когда травма тяжелая, либо сочетанная, объем реабилитационных процедур увеличивается. Используется вертикализация на специальном оборудовании в раннем послеоперационном периоде. После заживления ран используются водные процедуры: специальные приспособления удерживают пациента в воде и ему легче учиться заново ходить.

Восстановительное лечение в центре позволяет нивелировать все осложнения, которые развиваются из-за тяжелой травмы: замедленная консолидация (сращение), тугоподвижность суставов и др. Когда человек начинает активно двигаться, у него улучшается кровообращение в пострадавших органах и процессы сращения, заживления протекают быстрее.

- Скорее всего, ваши схемы подготовки и послеоперационное лечение возможны, потому что нет такой «молотилки», как в городских больницах экстренной помощи.

- Это тоже имеет значение. Там врачи просто не успевают быстро всех оперировать – человека укладывают на койку, накладывают ему скелетное вытяжение, деротационные сапожки, и только через несколько дней выполняют оперативное вмешательство.

Да, наше преимущество в том, что у нас ограниченный прием. В рамках госгарантий (по ОМС) мы принимаем пациентов с изолированной травмой по понедельникам, с множественной и сочетанной – по вторник и четвергам. Круглосуточно все дни недели без ограничений поступают наши ведомственные пациенты и члены их семей. Плюс мы работаем со страховыми компаниями по ДМС, поступают и платные пациенты. В результате пациенты госпитализируются к нам все семь дней недели – оперируем экстренно – ежедневно, планово – пять дней. И если в обычных больницах операционный день заканчивается в 14.00-15.00, то у нас – в 19.00-20.00. Потому что если я сегодня отложу операцию для одного пациента, а завтра поступят следующие, то этот ком нарастет и хуже будет всем – и хирургам, и пациентам.

Сегодня у нас нет свободных коек – не такой перегруз, конечно, как в городских больницах, но объем работы запредельный.

- Кто эти пациенты?

- Это сотрудники МЧС России, петербуржцы и жители Ленинградской области, а также других регионов страны. Многие выбирают нашу клинику вместо лечения за рубежом. Вообще, получение статуса референтного центра международной клиники АО Trauma дает возможность нашим соотечественникам отказаться от услуг компаний, «выдергивающих» россиян на лечение в зарубежных стационарах. Такого же уровня помощь, но за меньшие деньги они получают у нас.

Читайте также: Опасное последствие COVID-19 для пожилых назвал травматолог

- Много говорят сейчас о развитии медицинского туризма. Часто ли доставляют к вам иностранцев, и что изменится в связи с тем, что клиника стала членом AO Trauma?

- По действующим правилам оказания медицинской помощи у всех зарубежных туристов, посещающих Санкт-Петербург, в медицинских полисах будет указана наша клиника, и для оказания профильной медицинской помощи при получении скелетной травмы их должны будут доставлять к нам. Потому что статус клиники AO Trauma означает, что медицинская помощь здесь соответствует международным стандартам. Время покажет. К нам, правда, и так до эпидемии коронавируса каждую неделю поступали иностранцы, но тогда мы не были еще референтным центром.

- Ваша клиника все-таки ведомственная. У так называемого прикрепленного контингента – спасателей - самые сложные и неожиданные травмы. Наверное, с рядовыми – бытовыми - на этом фоне работать намного проще?

- Да, у спасателей и пожарных в мирной жизни случаются серьезные повреждения, например, при тушении пожаров они получают тяжелую кататравму при падении в шахты лифтов, термоингаляционную травму дыхательных путей, отравления продуктами горения, комбинированные травмы при возгорании и взрывах кислородных и газовых баллонов. Я 33 года был военным врачом и скажу вам, что их травмы не легче боевых. Десантники и спасатели отличаются друг от друга тем, что у спасателей нет в руках оружия, а по характеру и тяжести повреждений они близки.

Может и при лечении легкой травмы возникнуть такое осложнение, справиться с которым непросто. А при тяжелой сочетанной, бывает, все протекает, как по учебнику. Наверное, есть все-таки у человека ангел-хранитель, от настроения которого многое зависит. Но вообще, если пострадавшего с поврежденными жизненно важными сосудами и/или другими сочетанными травмами доставляют к нам вовремя, у нас есть шанс его спасти. Мы моментально собираем мультидисциплинарную бригаду, в которую входят все необходимые в конкретной ситуации специалисты: сосудистые и абдоминальные хирурги, нейрохирурги, комбустиологи. И это тоже большое преимущество многопрофильного центра.

Рубрики: Травматология

1 комментарий Оставить комментарий

Вот когда больница №33 получит статус международного уровня ( конечно не Нигер с Чадом, а что нибудь типа США и Германии), я буду радоваться....

Написать комментарий:

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.


Читать дальше

Самое обсуждаемое

Самое читаемое

Читать все отзывы

Нашли ошибку?

captcha Обновить картинку
×