Фонд ОМС отказался оплачивать шесть дорогих лекарств от рака. Пациенты просят не оставлять их без эффективного лечения

14:32, 23.12.2020 / Верcия для печати / 4 комментария

Пациенты направили обращение председателю ФОМС Елене Черняковой - они просят вернуть в список оплачиваемых фондом лекарств 6 дорогостоящих зарубежных препаратов для лечения рака молочной железы и остеопороза. С 2021 года фонд не будет финансировать закупку этих препаратов, так как они не входят в перечень жизненно необходимых лекарств.

Фонд ОМС отказался оплачивать шесть дорогих лекарств от рака. Пациенты просят не оставлять их без эффективного лечения
Фото: firestock.ru

Ассоциация онкопациентов «Здравствуй» направила обращение председателю Федерального фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС) Елене Черняковой с просьбой вернуть дорогостоящие лекарства для лечения рака в список бесплатных. С 2021 года фонд не будет финансировать 6 дорогостоящих зарубежных препаратов, так как они не входят в перечень ЖНВЛП (жизненно важных лекарственных препаратов). Об этом сообщают «Ведомости», ссылаясь на президента ассоциации Ирину Боровову. 

В обращении идет речь о препаратах  с международными непатентованными наименованиями (МНН) — палбоциклиб, рибоциклиб, абемациклиб, паклитаксел+альбумин и атезолизумаб, которые используют для лечения рака молочной железы. Еще один препарат — деносумаб, его назначают для лечения остеопороза (заболевание, связанное с потерей кальция в костях, что приводит к хрупкости кости - Прим. Ред.). 

Препараты для лечения рака молочной железы не имеют аналогов на российском рынке. Их производят американская Pfizer, швейцарские Novartis, Eli Lilly, Celgene и Roche. Деносумаб (против остеопороза) производит американская Amgen. Все препараты дорогие. Так, стоимость атезолизумаба составляет 234 тысячи рублей за упаковку, рибоциклиба — 135 тысяч рублей, палбоциклиба — 77 тысяч рублей. 

Читайте также: Система ОМС в России «дефектна»: в нее взяли самое дорогое из страховой модели и самое рисковое - из бюджетной

Пациенты, лишившиеся этих препаратов, серьезно рискуют жизнью. Как только прекратится финансирование, пациентам или регионам придется закупать лекарства за свой счет, говорит гендиректор DSM Group Сергей Шуляк. Региональные бюджеты сильно ограничены, они не смогут приобрести нужное количество препаратов. 

Компания Pfizer прокомментировала обращение Ассоциации онкопациентов «Здравствуй»: 

"Препарат палбоциклиб включен в перечень Жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП) с 2020 года и доступен для назначения пациентам, как на госпитальном, так и на амбулаторном этапах оказания им медицинской помощи. Более того, компания Pfizer подписала соглашение с компанией «Фармстандарт» о контрактном производстве на территории Российской Федерации (на заводе «Фармстандарт-УфаВИТА» в Республике Башкортостан) ряда инновационных препаратов для терапии онкологических заболеваний, включая палбоциклиб. В обращении ассоциации онкологических пациентов "Здравствуй", скорее всего, может идти речь об удалении из моделей клинико-статистических групп (КСГ) на 2021 год некоторых комбинированных схем терапии, где, кроме входящих в перечень ЖНВЛП лекарственных средств, использовались и не входящие в ЖНВЛП препараты. Данное изменение действительно может ограничить возможности получения терапии для части пациентов, но только в рамках этих комбинированных схем". 

Ранее Всероссийский союз пациентов заявил об остром дефиците 42 препаратов, который наблюдается в стране с августа. В ВСП считают, что на нехватку лекарств повлияла пандемия, в том числе повышенный спрос из-за лечения COVID-19. 

Как писал «Доктор Питер», на дефицит лекарств для лечения рака у детей родители и пациентские организации жалуются с октября - тогда было опубликовано первое письмо, в котором говорилось о критической нехватке в стране 26 недорогих, но незаменимых препаратов. В конце ноября крупнейшие общественные организации опубликовали второе письмо правительству РФ, в котором назвали предпринятые им шаги по устранению дефицита лекарств полумерами. В декабре глава Минздрава Михали Мурашко заявил, что производители лекарств должны нести ответственность за создание дефицита на рынке. В ноябре ФАС служба впервые серьезно повысила стоимость двух дефицитных жизненно важных препаратов — противоопухолевого ломустина и иммунодепрессанта азатиоприна. 

© Доктор Питер

Рубрики: Онкология

4 комментария Оставить комментарий

А на что их закупать? Сейчас наши общественники добиваются закупок за счёт бюджетов и ОМС Золгенсмы по 175 миллионов за дозу, ежегодно на 800 с лишним детей по стране. Это 140 миллиардов в год. Если добьются - ни о каких закупках любых других препаратов речь уже идти не будет.
А общественники добьются - с каждых 175 миллионов Новартис тратит на пиар и продвижение Золгенсмы около 60 миллионов рублей, за такие деньги можно организовать в медиа компанию поддержки любого масштаба. А онкологические пациенты менее интересны в плане пиара, да и откаты на другом уровне совершенно, так что СМИ и общественникам они менее интересны.

А пересадить главнюков на эконом класса офисные стульчики и выдать проездные вместо служебных авто??? Вы чьи деньги бережёте, своей "братвы"?

Тоже долю малую от грантиков Новартиса имеете? Тогда отрабатывайте, конечно.

например на кредит Лукашенко

Написать комментарий:

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.


Самое обсуждаемое

Самое читаемое

Читать все отзывы

Нашли ошибку?

captcha Обновить картинку
×