Фото №1 - Председатель комздрава Петербурга: Изменения в системе здравоохранения начались

Михаил Владимирович, с прошлой осени ожидаются кадровые перестановки в комитете по здравоохранению. Кто занял топовые вакантные должности в комздраве?

— Назначены два новых заместителя: Мария Александровна Виталюева несколько лет работала в комитете начальником отдела медицинского страхования, так что она не новый сотрудник (как и Наталья Владимировна Андриянычева, возглавившая отдел материнства и детства, она работала в должности главного специалиста, курирующего все разделы педиатрической помощи). Второй заместитель Ольга Викторовна Гранатович пришла к нам из СЗГМУ им. Мечникова. Сейчас утверждается новая структура и для заместителя Гранатович определены направления, за которые она будет отвечать: впервые в комитете появится человек, который будет курировать сектор IT — электронное здравоохранение. Помимо этого, в зону ее ответственности входит контроль качества и лицензионное управление. Зона ответственности заместителя Виталюевой — экономика и финансы.

Предполагалось, что после выборов президента РФ начнется активное назначение руководителей в клиники, долгое время остающиеся без главных врачей. Почему-то этого не происходит.

— Происходит, но не быстро. Например, новый руководитель назначен в Консультационно-диагностический центр на Сикейроса — Евгений Дмитриевич Мозговой, кандидат медицинских наук, организатор здравоохраения. В Пушкинском районе произошли кадровые изменения: главный врач больницы №38 Александр Олегович Гусев теперь руководит противотуберкулезным диспансером Пушкинского района, а на должность главврача больницы №38 назначена доктор медицинских наук Ирина Борисовна Зуева.

22 мая на заседание правительства выносился вопрос о кадровом резерве руководителей учреждений, подведомственных комитету по здравоохранению. По инициативе и при поддержке двух комитетов (комитета по здравоохранению и комитета по государственной службе и кадровой политике) принято решение о создании кадрового резерва, который поможет сделать процесс назначения на руководящие должности открытым, доступным, а главное — позволяющим создать приток талантливых менеджеров в систему здравоохранения. Такого в ней еще не было: комздрав первый из комитетов Смольного начинает проводить открытые конкурсные процедуры. Набирать в резерв претендентов на руководящие должности учреждений разного профиля (психиатрические учреждения, туберкулезные, многопрофильные, родовспомогательные) будем максимально объективно. Наша задача — оценить их деловые качества, знания.

Обычно подразумевается, что «кадровый резерв» это так называемый запас на будущее. А у нас и сегодня есть учреждения, работающие без главных врачей.

— Предполагается, что это кадры в том числе и для учреждений, в которых пока нет руководителя. И для тех клиник, в которых руководители сегодня есть, но завтра они должны будут освободить свои должности, в соответствии с Трудовым кодексом — по возрасту.

— А поликлиники? Все медицинские учреждения должны быть в равных условиях.

— За поликлиники несут ответственность администрации районов, как там будет проводится кадровая политика, надеюсь, будет понятно уже в ближайшее время.

Нас ждет уменьшение нормативов на отдельные виды медицинской помощи, хотя еще недавно мы гордились тем, что они выше федеральных. И это, кстати, было причиной того, что за отдельными видами медицинской помощи к нам ехали пациенты из других регионов страны. А теперь?

— По моей информации поток иногородних пациентов остается на прежнем уровне. У контролирующих органов есть претензии к тому, что у нас есть отдельные нормативы на некоторые виды медицинской помощи, которые превышают установленные на уровне Федерации, или, наоборот, они меньше. Получается, что у нас одни виды медицинской помощи оплачиваются избыточно, а на оплату других выделено недостаточно средств. Поэтому, да, сейчас нормативы приводятся в соответствие с федеральными.

Сейчас ведется работа по изменению тарифов в системе ОМС, это поэтапный процесс. Можно сказать, что введение новых тарифов всегда служит дополнительным стимулом для врачей, а для управленцев — позволяет в результате мониторинга персонифицированной информации в системе ОМС получать необходимую аналитическую информацию.

Например, введены тарифы на скрининговые исследования — по колопроктологии, оценке МНО - прежде его совсем не было.

Разработан и принят новый тариф на гистологические прижизненные исследования, которые проводятся в патологоанатомических отделениях при наших крупных больницах. То есть все материалы полученные в амбулаторной службе направляются в патологоанатомические отделения и исследуются за счет средств ОМС.

На ближайшую комиссию по разработке территориальной программы ОМС в Петербурге будем выносить тарифы на гинекологический скрининг, который проводится в рамках профосмотров, тарифы для детских школ сахарного диабета — их до сих пор не было. Кроме того, сейчас разрабатываются тарифы для нереанимационных пациентов, находящихся долгое время в так называемых вегетативных состояниях (в коме) в стационаре.

В марте была анонсирована новая схема работы с федеральными клиниками. Предполагалось, что с ними будет заключаться соглашение на определенные — очень ограниченные объемы медицинской помощи. Поэтому появились опасения — так мы собираемся сокращать их участие в оказании помощи петербуржцам?

— Соглашение — условное название, форма обсуждается, это не главное. Важно, чтобы все — городские, федеральные, частые медицинские учреждения — работали на благо города. Конечно, федеральные учреждения должны выполнять федеральные задачи, для этого они и созданы. Но они также получают финансирование из Территориального фонда ОМС и из городского бюджета на лечение петербуржцев. Мы общаемся со всеми 28 медицинскими учреждениями федерального подчинения и говорим о том, что хотим четко понимать: высокотехнологичная помощь, оказываемая жителям Петербурга, действительно востребована и действительно высокотехнологичная.

Финансовая составляющая этого сотрудничества ни в коем случае не уменьшится. Мы хотим в соответствии с запросом города обеспечить высокотехнологичной помощью петербуржцев в тех рамках, в которых федеральные учреждения могут ее оказать. Но мы должны говорить и о том, что сегодня ВМП доступна и в городских стационарах, и очереди там на ее получение минимальные, в отличие, например, от очереди на эндопротезирование в Институте Вредена, где она составляет едва ли не два года.

Какие изменения ждут систему оказания медицинской помощи детям?

— Готовится проект постановления о создании Городского научно-исследовательского института педиатрии и детской хирургии имени профессора И.М. Воронцова на базе 1-й Детской городской больницы. Смена статуса влечет за собой не только переименование, но и расширение сферы деятельности. Хотя по большому счету это больше формальность, потому что все, что должно делать НИИ в 1-й детской городской больнице уже есть: это давно уже не только лечебный стационар, но и клиника высоких технологий, клинический центр образования и науки. Кафедры нескольких вузов имеют там свои клинические базы.

В «детстве» город должен наконец решить одну большую проблему – обеспечить детей севера Петербурга медицинской помощью. Это возможно, только построив многопрофильную детскую больницу в Приморском районе. На протяжении десятилетия об этом говорится, но воз и ныне там. Сейчас мы делаем все, чтобы строительство на озере Долгом началось. Ее открытие, кстати, решит и проблему с 3-й детской инфекционной больницей, разговоры о закрытии которой длятся еще дольше, чем о строительстве новой больницы в Приморском районе. Но город пока не может себе этого позволить, в противном случае Васильевский остров и северные районы останутся без детской инфекционной службы.

Ходят слухи, что ДГБ №5, которая строилась именно как инфекционная детская больница, вернется к своему предназначению то есть перестанет быть многопрофильной, а станет единственной детской инфекционной больницей, а 3-ю закроют.

— Сейчас этот сценарий совершенно точно не рассматривается. Стратегическая задача — открытие многопрофильной детской больницы на севере города с инфекционной службой. Вопрос с закрытием 3-й детской больницы напрямую увязан со строительством новой.

На юге тоже есть проблемы с медицинским обеспечением, если вспомнить о состоянии Городской больницы №15.

— Да, она в плохом состоянии, и мы будем ставить вопрос перед правительством о том, что на юге города необходим многопрофильный стационар. Потребность в нем растет одновременно с ростом города в южном направлении. Надо решать эту проблему, в том числе с привлечением государственно-частного партнерства. Но пока желающих включиться в сложные медицинские проекты, к сожалению, не находится.

Предполагалось изменение структуры в здравоохранении за счет объединения медицинских учреждений.

— Этот процесс неизбежен. Возьмите туберкулезную службу. Мы выполняем задачу, которая стоит и перед нами, и перед всем миром — свести заболеваемость к нулю. Результат — распространенность туберкулеза уменьшается, сокращается число пациентов, но сохраняется структура, созданная 20 лет назад и рассчитанная на значительно более высокий уровень заболеваемости.

Роддома должны тесно взаимодействовать с многопрофильным клиникам, а еще лучше — работать как перинатальные центры, в которых будет оказываться одновременно помощь детям и их мамам. В этом смысле у комитета по здравоохранению сейчас большие претензии к строителям 9-го роддома. Тренд, в котором двигается все здравоохранение — помощь матери и ребенку в одном учреждении, а у нас этот процесс развивается неактивно.

© ДокторПитер