Фото №1 - Заблудившаяся в НИИ Джанелидзе петербурженка два дня пролежала в подвале без сознания

С предварительным диагнозом «легкое отравление бытовым газом» бывшего подполковника медицинской службы, 85-летнюю Людмилу Корытько «Скорая» доставила в приемное НИИ скорой помощи им. Джанелидзе в 2 часа ночи. Диагноз, судя по всему, не подтвердился, поскольку после 10-минутного обследования сотрудники приемного отделения потеряли к ней интерес и оставили на отделении наедине с самой собой.

Ее сын — Александр Корытько в это время был на даче, а вернулся лишь днем. Поскольку мать на звонки не отвечала, приехал к ней домой и увидел записку в двери: «Увезли в НИИ Джанелидзе».

Со слов сына, в приемном отделении от него пытались отмахнуться, говорили, что ничего не знают. Потом дежурный доктор сообщил:

- Она самовольно покинула больницу. Мы заступили на смену в 9 утра, ее уже не видели.

Сыну пришлось объездить близлежащие дворы — тщетно. Когда вернулся в приемное отделение больницы тот же доктор выяснил, что последний раз пожилую пациентку видели, когда около 6 утра она подошла к дежурному врачу ночной смены с просьбой вызвать такси, чтобы добраться до дома. Он посоветовал ей немного подождать, мол, скоро начнет работать общественный транспорт. После этого ее никто не видел.

Заблудившаяся в НИИ Джанелидзе петербурженка два дня пролежала в подвале без сознания
Сообщение группы ВКонтакте vk.com/wall-41515336_21033

Заявление по поводу пропавшей матери Александр Корытько написал в 14-м отделе полиции и предположил, что раз уж больница такая большая, может, пожилой человек где-то там и потерялся. Полицейские звонили в клинику, а им отвечали, что в институте никто никогда не пропадает. На следующий день к поискам подключилось следственное управление МВД по Фрунзенскому району: инспектор вместе с сыном пропавшей женщины отправились в клинику, вооружившись официальным запросом на просмотр видеозаписи, которая ведется в отделении. Но им ее не дали — на месте не оказалось заместителя главного врача Сергея Гайдука, с разрешения которого возможен просмотр: врачи исполняли пресловутую законодательную норму о врачебной тайне.

Доступ к видео Александр Корытько и уже другой представитель МВД — Артем Юдин получили только на следующий день. И увидели, как Людмила Корытько вошла в приемное отделение, через 45-50 минут ее посадили на каталку и завезли в кабинет (вероятно, на обследование), через 7-10 минут ее вывезли и оставили.

- А затем она несколько часов бродила по клинике, - рассказывает Корытько. - Всего несколько раз присела, придерживая сумочку. Подходила к одним медикам, к другим. Под утро в течение около двух часов в отделении было всего два спящих пациента. Она ходила рядом с ними, а к 8 утра уже устала так, что опиралась о стену рукой. Затем дошла до двери, расположенной рядом с приемным покоем, открыла ее и исчезла.

Сын и полицейский пошли в том же направлении, хотя сотрудники клиники уверяли, что там никого и ничего не может быть. Но через два пролета вниз обнаружилось помещение без окон и дверей с сырым бетонным полом.

- Она лежала в углу. Видно, что ползала — кроссовки лежали в одной стороне в двух метрах от нее, сумочка — в другой стороне, одежда задрана. - рассказывает Корытько. - Артем Юдин понял, что женщина жива. И я побежал к медикам — помогите, там человек умирает. Они нехотя спустились и удивились: «А это что за бомжиха тут лежит?».

Из выписного эпикриза: «Осложнения: Множественные ушибы и ссадины мягких тканей лица, массивный кровоподтек в области наружной поверхности правого бедра. Множественные кровоподтеки и ссадины конечностей. Синдром позиционного сдавления».

Заблудившаяся в НИИ Джанелидзе петербурженка два дня пролежала в подвале без сознания
На больничной койке после 2,5 дней в подвале

Бывшего подполковника медицинской службы и завотделением 104-й гарнизонной поликлиники госпитализировали в токсикологическую реанимацию — по первоначальному диагнозу, который не подтвердился.

- Отношение сотрудников было очень хорошим, бережным. Но находиться там пожилому обессиленному человеку было очень тяжело — на соседних кроватях буянят алкоголики и наркоманы. Поэтому я обратился к директору института Валерию Парфенову. Он пообещал созвать консилиум и перевести маму в другое отделение.

И ее перевели в психосоматику. Александр Корытько обнаружил мать в 10-местной палате с привязанными к кровати руками. Зачем это обессиленной женщине, которая не в состоянии приподняться, ему объяснили:

- Ногу свесила с кровати.

- Но на кроватях есть боковины...

- Нет, у нас все кровати сломаны.

Пожаловался заведующей, перевели в другую палату. Вид обессиленной, отощавшей матери пугал, но особенно настораживал бессмысленный взгляд. Сын попросил врача, который наблюдает мать уже более 10 лет, посетить ее в отделении.

Невролог Елена Яковлева посоветовала забрать пациентку и долечивать дома. «Доктору Питеру» невролог рассказала, что до больницы пожилая женщина имела абсолютно сохранный интеллект:

- Она жила самостоятельно в квартире и на даче, ухаживала за своими кошками. Когда я посетила ее в больнице, она отвечала с большим трудом. Убеждена, что она получила черепно-мозговую травму — для 85-летнего человека падение с высоты своего роста чревато не только гематомами, но и ЧМТ.

Заблудившаяся в НИИ Джанелидзе петербурженка два дня пролежала в подвале без сознания
Людмила Владимировна дома - после возвращения из больницы

Сотрудники больницы не рекомендовали забирать пациентку, говорили, что надо еще 2-3 дня на лечение. Поэтому сын подписал согласие на отказ от продолжения терапии: «С тактикой лечения ознакомлен, претензий не имею».

- На самом деле претензии у меня есть, - говорит он. - И дело даже не в том, буду я судиться с больницей или не буду — это вопрос второстепенный. Но невозможно же так. Нельзя, чтобы человек, который ходил по больнице в течение 5 часов без остановки, теперь не мог ходить вообще. Я понимаю, что на стариков наплевать, но не убивать же их.

Александр Корытько говорит о том, что его претензии в первую очередь — к действиям сотрудников приемного отделения, которые просто бросили пожилую женщину. Ведь если бы у нее, действительно, было отравление, ее бы госпитализировали и все было ясно и понятно. Но госпитализация не потребовалась, и пациентка, по словам самих же врачей, просила вызвать такси. Если они уберегли ее от затрат на такси, почему не дали старому человеку койку - поспать до утра?

Читайте также: В Сургуте умирающего пациента выписали из больницы и оставили на улице

Сына возмущает позиция администрация: «Что это за Форт-Нокс, где по официальному запросу МВД запрещено просматривание видеоматериалов? Если бы мы просмотрели запись, когда пришли в первый раз, мы нашли бы ее на сутки раньше!».

Третья претензия: «Почему не перекрыт вход на эту злополучную черную лестницу? Сегодня туда забрела 85-летняя бабушка, завтра забредет 90-летний дедушка».

Или хуже того, пьяные, которых теперь доставляют в приемные отделения скоропомощных больниц вместо вытрезвителя, легко устроят там распивочную. Для них, кстати, места для сна в городских больницах находятся.

В Институте скорой помощи им. Джанелидзе официально прокомментировать эту трагическую историю не смогли: «В связи с тем, что с 14 августа 2017 года по интересующему вас случаю проводится внеплановая проверка прокуратурой Фрунзенского района Санкт-Петербурга, все материалы задействованы на проверке».

А рядовые врачи в неофициальных разговорах разводят руками — очень сожалеют и недоумевают: как такое могло произойти?

Когда материал готовился к публикации, Александр Корытько доставил мать в частную клинику на диагностику тазобедренных суставов — дома она уже начала было немного ходить, встала и упала. Оказалось, что Людмила Корытько сломала шейку бедра. Ее на «Скорой помощи» отправили... в Институт им. Джанелидзе. Женщину прооперировали — выполнили эндопротезирование сустава.

© ДокторПитер