Фото №1 - Петербургский врач рассказал, как лечат пациентов с диагнозом Жанны Фриске
Фото
фото с clip.dn.ua

К сожалению, глиобластома — одна из самых проблемных опухолей, а результаты ее лечения неутешительны как в России, так и за рубежом, объясняет трагизм ситуации Михаил Гиршович. Без лечения с глиобластомой можно прожить от 3 до 6 месяцев, принятие необходимых мер в среднем позволит увеличить этот срок в 2-3 раза. При полной хирургической резекции опухоли в сочетании с наилучшим химиолучевым лечением 20% пациентов удается прожить до 3 лет, а вот случаи полного исцеления, к сожалению, настоящая редкость – при этом и через 5, и через 10 лет может возникнуть рецидив. В то же время, самый большой документально подтвержденный срок выживания после постановки диагноза «глиобластома» составил 20 лет, что дает надежду на будущие успехи.

(Как попасть к онкологу в Петербурге, читайте здесь)

Лечение глиобластомы заключается в нейрохирургической операции, лучевой терапии и химиотерапии. Удалить всю опухоль целиком, по словам Михаила Гиршовича, практически невозможно. Иногда вмешательство нейрохирурга ограничивается лишь биопсией (забор тканей опухоли для диагностики).

Во время лучевой терапии облучают оперированную зону и остаточные изменения, а также область мозга, где могут находится отдельные опухолевые клетки (около 2,5 см вокруг опухоли). Использование совместно с лучевой терапией химиотерапии повышает эффективность лечения в 2 раза. «Но, к сожалению, опухоль умеренно чувствительна ко всем существующим сегодня мерам — мы не сможем продвинуться в лечении глиобластомы, если не появятся более эффективные препараты», - заметил старший научный сотрудник отдела радиационной онкологии и лучевой диагностики НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова.

Для химиотерапии больных с глиобластомой используется дорогостоящий препарат «Темодал». «Точную цену назвать не могу, но химиотерапия с "Темодалом" в общей сложности в 5 раз превосходит средства, выделяемые на курс лучевой терапии», — говорит Михаил Гиршович. В России он тоже используется, правда, в очень ограниченных объемах и только в некоторых учреждениях из-за своей дороговизны. «У нас в НИИ этого препарата нет, потому что в федеральные учреждения государство его не поставляет — он распределен по регионам и городским учреждениям, — отметил Михаил Гиршович. — Например, этот препарат есть в каких-то объемах в Городском онкодиспансере».

- Лечение опухолей головного мозга в России нельзя назвать удобным для пациента, — заметил врач. — Например, петербуржцу, который будет нуждаться сначала в нейрохирургической операции, а затем в лучевой и химиотерапии, придется перемещаться из одного учреждения в другое. Потому что в НИИ онкологии он не сможет проходить химиотерапию (нет препарата), а в городских учреждениях найти оборудование для лучевой терапии тяжело – линейные ускорители есть только в Городском онкологическом диспансере и Петербургском научно-практическом онкологическом центре специализированных видов медицинской помощи.

Сложно предугадать, в каком состоянии во время лечения будет находиться пациент — все зависит от локализации опухоли, от того, какого размера она была, насколько успешно прошла операция. «Иногда больным во время курса лечения требуются стационарные условия, но не исключено, что пациент сможет вести активную жизнь», — говорит сотрудник НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова.

Однако, несмотря на трудности лечения в России, лечение за границей особых преимуществ не дает, считает Михаил Гиршович. «Это палка о двух концах: лечение за границей — определенно коммерческая услуга, и если у пациента закончатся деньги, то прекратится и лечение вне зависимости от его этапа и результатов, — объясняет он. — Лечение в России дает хоть какие-то гарантии». По его словам, очередь на лучевое лечение может составить до месяца.

К сожалению, застраховать себя от появления глиобластомы нельзя, а методов эффективного скрининга не существует — опухоль развивается очень быстро. Клиническая картина похожа на клиническую картину инсульта. Найти глиобластому до того, как она себя проявит, можно только случайно — чаще всего МРТ выявляет опухоль уже после появления симптомов.

«Я не советую россиянам для подстраховки постоянно делать МРТ - с точки зрения профилактики нужно думать о более часто встречающихся опухолях — легких, молочной железы, простаты. Первичные глиомы встречаются в 10 раз реже, чем метастатическое поражения головного мозга от других опухолей», - отметил Михиал Гиршович.
Глиобластому можно назвать редкой опухолью в сравнении с другими злокачественными поражениями, однако встречается она не у единиц. Например, в 2008 году в США ее обнаружили у 19 тысяч пациентов.

Напомним, несколько дней назад муж Жанны Фриске и отец ее ребенка телеведущий Дмитрий Шепелев официально подтвердил, что у его супруги обнаружена наиболее агрессивная форма опухоли мозга — глиобластома. На дорогостоящее лечение Жанны Фриске при помощи Русфонда и Первого канала неравнодушные люди собрали уже более 65 миллионов рублей.

© ДокторПитер