Массовые расстрелы
Фото
unsplash.com

20 сентября в Пермском государственном национальном исследовательском университете погибли 6 человек. Еще 47 были ранены. Стрелял студент университета Тимур Бекмансуров. О том, что готовится к расстрелу, он сообщал на своей странице в социальной сети.

11 мая в Казани 19-летний студент Ильназ Галявиев устроил стрельбу в Гимназии №175. Погибли 7 детей и 2 учителей, 24 человека пострадали. Галявиев также не скрывал своих намерений — открыто писал о подготовке к массовому убийству.

И это только в России, и только за текущий год. Подобных историй достаточно много, в том числе в США, которую можно назвать родиной «колумбайнов», так стали называть подобные массовые убийства. В 1999 году в школе Колумбайн (штат Колорадо) двое старших школьников устроили массовый расстрел. Ученые из Миннесоты решили нарисовать портрет преступника, который совершает массовые расстрелы.

- Перекрестное исследование 170 преступников показало, что почти половина из них раскрыла свои планы, а 44,3 процента — конкретные планы относительно массового расстрела, — сообщил в меджурнале Jama один из авторов исследования, доктор философии Департамента уголовного правосудия Университета Хэмлайн Джиллиан Петерсон. — Утечку можно охарактеризовать как крик о помощи от преступников.

В исследовании участвовали 170 человек, 166 из них — это преступники-мужчины и 3 — преступники женщины. Их средний возраст был 34 года.

- О своих планах рассказала 79 массовых стрелков, — уточняет Петерсон. — При этом о конкретных планах сообщили 35 из них (44,3 процента), а 44 (55,7 процента) слили неспецифические планы о всеобщем насилии.

Чего же хотели добиться таким образом преступники — по результатам исследования ученые считают, что так они заявляли о своих планах на суицид или хотели получить консультацию, как себя вести дальше.

- Массовые расстрелы по статистике происходят редко, по сравнению с другими формами насилия, а виновные в массовых расстрелах часто не имеют отношения к своим жертвам, — уточняют исследователи. 

Кроме того, ученым удалось нарисовать примерный портрет потенциального организатора массового расстрела. Обычно о своих планах сообщали те, кто был моложе. Их средний возраст 30,8 лет (+/- 11,2 года) против 36,8 лет (+/- 12,4 года) промолчавших о своих планах.

Сообщавшие убивали во время стрельбы больше людей. Больше шансов раскрыть свои планы у учеников школ, чем у тех, кто обучается, например, в колледже. Обычно стрелки рассказывают о готовящемся преступлении своим сверстникам, они открыто проявляют большой интерес к оружию и склонны к суицидам. Еще один штрих к портрету массового стрелка, если он сообщил о своих планах, в 7 раз выше вероятность, что он посещал консультации с психологом.