Фото №1 - Не просто обезвредить. Как можно решить проблему медицинских отходов
Фото
Фото предоставлено компанией «Сити Инвест»

В чем разница

Классов медотходов несколько: А — обычные, приравненные к бытовым, Б — эпидемиологически опасные отходы, которые соприкоснулись с биологическими жидкостями человека, (желтые пакеты), B — инфекционные, чрезвычайно опасные (их положено вывозить в красных пакетах). Есть еще и категория Г — просроченные лекарства, вакцины, ртутьсодержащие лампочки и градусники — и Д — радиоактивные отходы, например из рентген — кабинетов.

У каждого медучреждения — государственного и частного — должен быть вариант обезвреживания медотходов. Это может быть собственная установка либо договор из трех пунктов со специализированной организацией — на вывоз, обезвреживание, захоронение (размещение) на полигоне. Государственные клиники при отсутствии собственных мощностей по обезвреживанию выбирают себе оператора на конкурсной основе через электронный аукцион.

Важно понимать разницу. Обеззараживание — это ликвидация биологических свойств отходов, обезвреживание — их видоизменение (измельчение, прессование, любой физический процесс, после которого предметом уже нельзя пользоваться), а утилизация подразумевает еще и извлечение вторсырья.

В погоне за дешевизной

Заказчики часто экономят, заключая договор с компанией, предложившей более низкую цену, и это одна из проблем, считает Владимир Балашов, генеральный директор компании «Сити Инвест». В госзакупках —аналогичная ситуация  — борьба за контракт заключается только в снижении цены. Для участия в аукционе достаточно юрлица и ЭЦП, и часто в нем участвуют и побеждают в компании, не имеющие участков для обезвреживания отходов, оборудования и даже транспорта — у них есть только юрлицо. У недобросовестных компаний стоимость услуги ниже, чем у честных игроков, соблюдающих всю процедуру. И главный фактор этой проблемы  — само отсутствие услуги обезвреживания.

В итоге часто госконтракты и договоры с частными заказчиками исполняются формально. Медработники видят только машину, забирающую отходы, и принимают работу по документам. А опасный мусор могут переупаковать в черные пакеты, чтобы не вызвать подозрений у полигона, а могут вообще не довезти до этого полигона и сбросить в лес или овраг. Такие свалки копятся годами, растаскиваются животными по округе, пока на это не обратят внимание общественники или экологи. Поэтому уважающей себя клинике важно работать с проверенной компанией и не экономить на утилизации своих отходов.

Новое слово

Технологии в обращении с медотходами не стоят на месте. Так, новый их формат пришел к нам из Юго-Восточной Азии — это промышленный комплекс «Центр-100» по обезвреживанию опасных медицинских отходов. Их обеззараживают в автоклаве насыщенным водяным паром при температуре 134°С, откачав воздух, за счет чего сворачивается белок, гибнут микроорганизмы. Далее их измельчают в шредере, прессуют пресс-компактором и вывозят на полигон.

Фото №2 - Не просто обезвредить. Как можно решить проблему медицинских отходов
Владимир Балашов, генеральный директор компании «Сити Инвест»
Фото
Фото предоставлено компанией «Сити Инвест»

«Мы спроектировали и построили комплекс „Центр 100“ на основе технологии автоклавирования, фундаментально распространенной в Китае, соблюли все требования СанПиН. Модульный мобильный комплекс позволяет обеззараживать и обезвреживать в промышленных объемах — столько, сколько может произвести целый регион. Важно, что в этом процессе медотходы „превращаются“ в отходы безопасного 5-го класса — не только физически, но и юридически. Наша технология прошла государственную экологическую экспертизу Росприроднадзора, в соответствии с который мы можем принимать медицинские отходы классов Б и В».

У всех отходов есть свое кодовое обозначение для отправки на полигон, так называемый ФККО. Но у медотходов кодов нет, как как им нужно предварительное обезвреживание- попасть на полигон они могут только как внесенные в ФККО. На физически измененные после обработки «Центром 100» отходы получен отдельный код, с которым работают полигоны. Кстати, этим кодом ФККО могут пользоваться все разрешенные для применения автоклавы.

По словам Владимира Балашова, инновационный комплекс способен обработать до 2500 тонн медицинских отходов в год. В остатке после обработки есть фракции резины, текстиля, пластика, металла, которые можно извлечь для вторичного использования или утилизировать.

Извлечение вторсырья уже есть на работающем в Ростове-на-Дону комплексе «Центр-100» и будет на комплексе в Петербурге — его планируют разместить на одном из городских заводов.

— По проектной и физической мощности мы способны закрыть потребности всех медучреждений города, работая добросовестно, по правилам, экологично, — подытожил Владимир Балашов. — У компании свой спецтранспорт с удобными гидробортами и развитые логистические цепочки для вывоза из любой точки. Сейчас мы участвуем во всех городских, областных закупках госклиник и готовы работать с любыми учреждениями, имеющими медицинские отходы. Также как эксперты рынка мы разработали предложения по гармонизации законодательства и внесли на рассмотрение в Совет Федерации. Так, мы считаем, что в будущем отрасли необходимо лицензирование, а также перевод закупок из аукциона в квалификационные конкурсы. И мы видим отклики по нашим предложениям. В целом, мы готовы решать проблемы обращения медицинских отходов не только в Петербурге, но в других субъектах.