Фото №1 - Коллективный иммунитет пересчитали: сколько человек должны переболеть COVID-19, чтобы эпидемия прекратилась?
Фото
iStoсk/Getty Image

В Москве уровень популяционного иммунитета к COVID-19 при пересчете составил 25%, сообщил мэр столицы Сергей Собянин. Ранее сообщалось, что популяционный иммунитет в Москве равен 60%.

«Сейчас уже можно по-другому пересчитать популяционный иммунитет, и он уже будет не 60%, а 25%. Потому что иммунитет человеку требуется больший для сопротивления коронавирусу и остаются те, у кого очень высокие титры, очень высокие антитела», — заявил мэр в эфире телеканала «Россия-1».

Заявление Собянина вызвало у многих экспертов нервный смех — «Хочешь насмешить бога — расскажи ему о коллективном иммунитете от SARS-CoV2».

О том, как правильно считать коллективный иммунитет, «Доктору Питеру» рассказал Антон Барчук, один из авторов исследования иммунного ответа петербуржцев на коронавирус.

Что такое коллективный (популяционный) иммунитет?

Это доля людей в популяции, которые защищены от нового заболевания. По достижению некой отметки (сегодня никто точно не знает, какой), распространение вируса заканчивается.

Антон Барчук

Антон Барчук

Медицина

онкоэпидемиолог, руководитель Института междисциплинарных медицинских исследований Европейского университета в Санкт-Петербурге и научный сотрудник НМИЦ онкологии им. Н. Н. Петрова

- До появления нового (индийского) варианта, в мире было принято считать, что по достижении 70% отметки может наступить коллективный иммунитет, но даже эта цифра была очень условной, — рассказал «Доктору Питеру» Антон Барчук. — С появлением высокозаразного индийского штамма, мы понимаем, что это значение увеличилось — до 80-90%. Конкретную цифру мы узнаем постфактум, когда пандемия закончится.

- Как вообще технически можно было пересчитать коллективный иммунитет с 60 до 25%?

- Расчет популяционного иммунитета зависит от того, насколько эффективно распространяется вирус. Условно говоря, сколько один больной может заразить окружающих его человек. Чем больше людей один инфицированный коронавирусом может заразить, тем больше в популяции надо иметь людей, которые не восприимчивы к инфекции, и тогда вирус сам перестанет передаваться. Другой вариант — прекратить все контакты. И комбинация этих двух факторов. В Израиле при определенном проценте вакцинированных действуют ограничительные меры, люди избегают контактов друг с другом, этого оказалось достаточно. Так вот, индийский вариант отличается тем, что при том же количестве контактов он может заразить больше людей. Планка для популяционного иммунитета таким образом поднимается, хотя, повторюсь, она и так была условной. Возможно, в некоторых регионах, где мало контактов (к примеру, скандинавские страны) достаточно 60 % популяционного иммунитета, а в южных странах, где люди много общаются, нужно 80%. Для каждой страны, каждого региона — будет своя цифра.

- В Петербурге к весне 2021 года, по вашим же расчетам, коллективный иммунитет составлял 50 % (40% — переболели, 10% — привились). Если следовать логике московских властей, которые более чем наполовину уменьшили свой коллективный иммунитет, в Петербурге также можно делить эту цифру на два?

- Я бы так смело не делил. У нас всегда считалось, что 10-20% из тех, кто переболел, может заболеть еще раз. Это же касается и вакцинированных — около 10% могут заболеть. Я бы не делил точно на два, а посмотрел, что будет дальше. Но тем не менее, по опыту пандемии мы уже знаем — чтобы получилась вспышка, нам всего достаточно 10% заболевших людей. В первую волну — к августу 2020 года — в Петербурге переболели 10 % горожан, это дало полную загрузку медицинских учреждений города. Это уже тысячи госпитализаций.

- В «расчетах» Собянина акцент делается на людей с высоким титром антител. Именно они, как считают московские чиновники, входят в те 25 % граждан, имеющих коллективный иммунитет.

- У нас нет четких данных, что высокий титр антител защищает от коронавируса, а низкий не защищает, и наоборот. Многое зависит от других элементов иммунного ответа. Важны не титры самих антител, а титры нейтрализующих антител, то есть антител, которые связываются с вирусом и его нейтрализуют. Поэтому это «развлечение» по измерению антител не имеет никакого практического, и даже, может быть, научного смысла. Нужны новые исследования — уже с учетом нового штамма. Потому что пока те работы, что уже опубликованы, говорят о предыдущих штаммах — здесь после перенесенной болезни риск вторичного заражения составлял, условно, 10-20%. И такие же примерно цифры мы имеем по вакцинации. То есть, мы понимаем, что хорошие вакцины («Пфайзер», «Модерна», «Спутник V» и т.д.) дают защиту около 90% и выше. Даже если эффективность вакцин теперь ниже, это не значит, что она отсутствует. Защита выше 50-60% — уже очень хорошо. Надо помнить, что защита от тяжелого течения и смерти всегда выше. Надо просто учитывать, что против индийского штамма («Дельта-варианта») эффективность всех вакцин чуть ниже, чем против «уханьского», «британского» и других известных вариантов. Но вакцины пока еще эффективны.

У простого человека есть ровно два выхода избежать болезни и помочь снизить распространение вируса. Это избежать контактов и вакцинироваться.

- Как в таком случае быстро достичь коллективного иммунитета?

- Сейчас нужно больше вакцинировать людей. Потому что если раньше из 100 вакцинированных не заболеют условно 10, то сегодня их может быть больше. Поэтому, чем больше сейчас вакцинируется, тем больше будет защищенных от инфекции людей в популяции. В ходе текущей вспышки, скорее всего, больше людей переболеет. Возможно, эта третья волна эпидемии «заберет» всех оставшихся, кто еще не переболел COVID-19 и не вакцинировался. Потому что в основном сейчас заражаются инфекцией те, кто ранее не болел и не вакцинировался. Так мы придем к популяционному иммунитету — это оптимистический сценарий. Есть еще пессимистический — появится новый вариант коронавируса, который будет эффективнее индийского, и тогда все начнется сначала. Но чем быстрее в популяции остановится циркуляция вируса, тем меньше шансов на появление нового варианта.