Можно ли вылечить диабет стволовыми клетками?

10:41, 14.12.2012 / Верcия для печати / 2 комментария

Применяются ли в России столовые клетки для лечения диабета? Есть ли альтернатива уколам инсулина при диабете 1-го типа? Когда будет выращена искусственная поджелудочная железа? На эти и другие актуальные вопросы дал ответ д.м.н., заведующий отделением Эндокринологического научного центра Минздрава Александр Майоров.

Можно ли вылечить диабет стволовыми клетками?
Фото: фото с podrobnosti24.ru

«Метаболическая память» легкомыслия не прощает»

Диабет наступает по всему миру — это объективный факт. Если еще 20 лет назад на планете насчитывалось около 30 млн больных сахарным диабетом, то сегодня эта цифра составляет 552 млн человек с диабетом. В России на сегодняшний день зарегистрировано более 3,5 млн диабетиков. Однако, по оценкам контрольно-эпидемиологических исследований Международной диабетической федерации, их число достигает примерно 9 млн человек. Во многих случаях диабет выявляется на стадии, когда в организме уже происходят необратимые изменения. Вот такой «диабет молчания».

— Последствий можно избежать, — сказал в интервью «МК» профессионал в своем деле — завотделением Эндокринологического научного центра, д.м.н. Александр Юрьевич Майоров. — Очень важно начать лечиться вовремя. Если жить на высоком сахаре, то даже потом, перейдя на правильное лечение и достигнув хорошего уровня сахара в крови, приблизив его к норме, процесс развития осложнений может продолжаться, так как он уже запущен. Ученые называют это «метаболической памятью». А если с самого начала лечить диабет правильно, то можно вообще избежать его ужасных осложнений. Поэтому мой главный совет: не упускайте время — начинайте лечиться вовремя. Вовремя переходите на следующий этап. Вовремя, если понадобится, переходите на инсулин.

— Но некоторые врачи пугают: пейте сахароснижающие лекарства, не доводите себя до инсулина...

— Это в корне неправильно. Наоборот, вовремя переходите на инсулин, если в этом есть необходимость, чтобы не довести себя до необратимых осложнений. Сейчас для этого есть качественные инсулины, новейшие средства их введения, что и позволяет больному диабетом прожить долгую полноценную жизнь без всяких осложнений. В мире уже вручают медали прожившим более 50 и даже более 75 лет с диабетом.

(Что делать, если в вашей аптеке нет необходимого диабетического лекарства, читайте здесь)

— Насколько опасен диабет у беременной женщины для будущего ее ребенка?

— Если повышенный сахар в крови контролируется плохо, то это может нанести очень большой вред ребенку не столько в плане появления у него диабета, сколько в плане развития у него пороков других органов. Например, привести к формированию пороков сердечно-сосудистой, дыхательной систем у будущего младенца. Процент детей с различными пороками развития, рожденных у мам, больных неконтролируемым диабетом, выше, чем у женщин, которые держали сахар в норме.

«Иностранные компании все время нас опережают — они уже создали аналоги инсулина»

— Александр Юрьевич, применяются ли в России для лечения диабета стволовые клетки?

— Официально стволовые клетки для лечения диабета не применяются нигде в мире. Если об этом написано в Интернете, к официальной медицине это не имеет никакого отношения. Предполагаю, что в рамках данного направления могут вестись научные исследования, когда человеку предлагают добровольно поучаствовать в экспериментальном исследовании. В России такие исследования не проводятся. Так что альтернативы инсулину пока нет и в ближайшее время не предвидится.

(Узнать больше о диабете можно здесь)

— Каковы перспективы создания отечественного инсулина и новых форм введения этого препарата, в частности, инсулиновых помп?

— Инсулины и сахароснижающие таблетки у нас тоже выпускаются и занимают определенную, не очень большую, долю рынка. Возможно, менее половины. Связано это с тем, что инсулиновые предприятия в СССР были закрыты — они не отвечали стандартам качества. А дискуссии, которые идут в СМИ, больше связаны с тем, что эти лекарства не совсем правильно позиционируются. Врач вынужден назначать то лекарство, которое есть в бесплатном списке. Пациент-льготник воспринимает это как навязывание. Посыл: отечественное — значит, плохое — неверно в корне. Если у кого-то из пациентов возникла аллергия на отечественный препарат или он видит его неэффективность, надо с лечащим доктором официально это зафиксировать в амбулаторной карте и обращаться в более высокие инстанции, чтобы перевели на другой препарат.

Второй момент: большинство отечественных фармпредприятий не занимаются разработками новых лекарств — фактически выпускают дженерики (копии). Но... Иностранные компании все время нас опережают: например, они уже создали аналоги инсулинов, а у нас есть только обычные человеческие инсулины. Через какое-то время мы создадим аналоги, у них будут другие копии — c лучшими свойствами. Увы.

— Значит, потребители инсулинов (больные диабетом) правильно считают, что наши инсулины менее чистые и менее эффективные… Или это не так?

— Нельзя полагаться на мнение одного-трех человек. Должны проводиться официальные исследования, и они в России проводятся. Правда, кратковременные — 2—3-месячные. А дальше качество не всегда отслеживается. Компании-производители должны быть заинтересованы в правильном позиционировании своей продукции. Они должны демонстрировать ее качество. Делать это с помощью независимых экспертов. И регистрировать свои препараты по правилам, существующим в Европе и Америке, а не по упрощенной процедуре.

— Вы сказали об аналогах инсулина. Неужели их так трудно произвести, что до сих пор в России они не созданы?

— Аналоги инсулинов — это человеческие инсулины с несколько измененной структурой, придающей им улучшенные свойства: например, более быстрое действие. В другие аналоги закладывается замедленное, беспиковое действие. Возможно, будут созданы аналоги, которые по механизму действия будут приближены к тому, как это происходит в организме у здорового человека: вырабатываясь в поджелудочной железе, инулин попадает в особый кровоток и вначале действует в печени. Но сегодня, к сожалению, мы вводим инсулин под кожу, и сначала он проходит весь круг кровообращения, пока не дойдет до печени. Теряется время.

За рубежом уже есть разработки по созданию инсулина, который можно вводить подкожно, а действовать он начнет сразу на уровне печени. Я даже слышал доклады ученых о разработке «умного инсулина», который будет увеличивать или уменьшать свое действие в организме в зависимости от уровня сахара в крови. Человек будет есть сладкое, а уровень сахара в крови будет автоматически нормализовыван. Пока это выглядит фантастично, и на практике такого близко нет.

— Чего ожидать в ближайшем будущем из технических решений, способных упростить жизнь больных диабетом на инсулине?

— Создание инсулиновых помп с обратной связью: когда установленный на теле больного умный прибор будет сам измерять уровень сахара в крови и сам вводить столько инсулина, сколько нужно. А пока самое главное в лечении диабета — голова. Она главный инструмент. Можно иметь самые лучшие инсулины, но не будет результата, если «не включить голову» — не контролировать часто сахар в крови (поэтому необходимо добиваться, чтобы все больные обеспечивались такими средствами самоконтроля в полном объеме), перестали неправильно питаться, отказались от курения и т.д.

— И можно прожить сотню лет?

— Во всяком случае, умереть не из-за диабета. У человека могут быть другие заболевания, на фоне которых диабет будет ухудшаться. Но сам диабет сегодня настолько хорошо лечится, что можно полностью избежать его негативных последствий. Важно лишь вовремя обратиться к эндокринологу и соблюдать его рекомендации. А выявляется диабет элементарно: достаточно сдать анализ крови на сахар.

(Где в Петербурге найти детского эндокринолога, смотрите здесь)

— Почему в России не ведутся фундаментальные исследования, в частности по диабету?

— Фундаментальные исследования в области медицины требуют просто огромных средств. А они не выделялись многие годы, что и привело к отставанию России от Европы и США в этом плане. В России не только нет многих хороших отечественных препаратов, но крайне мало и самих предприятий по их производству. Получается замкнутый круг. Но и имея хорошие лекарства, нужно научиться правильно лечить ими больных. Даже за рубежом, несмотря на то что все средства для лечения у них есть, 60% больных диабетом не компенсированы. Проблемы лечения диабета не решены. И не менее важно научить больных жить с диабетом, это целое научное направление. Наши специалисты это делают не хуже, а может, и лучше, чем на Западе.

— И выращивать поджелудочную железу будут не скоро, взамен «плохой», при диабете? Хотелось бы верить в обратное...

— Не скоро. Так же, как и другие органы. Сомневаюсь, что это будет завтра и даже послезавтра. Клонирование органов — процесс долгий и трудоемкий. Но иногда наука делает быстрый скачок, и становится понятно, как применять в реальной медицинской практике то, что вчера казалось невозможным. История с инсулином в какой-то мере показатель этого. Ведь Бантинг и Бест, которые первыми открыли инсулин, создавали его не на пустом месте. До них было очень много наработок, в том числе русских ученых (в конце XIX — начале ХХ века). Знания и опыт накапливались, а потом «выстрелили», и в лечении диабета наступила эра инсулина. Серьезное изучение механизма применения инсулина началось еще в XIX веке. В 1921 году все исследования как раз и вылились в открытие.

«Науке не известно, во что с годами может вылиться применение стволовых клеток, — нет таких наблюдений»

— Александр Юрьевич, прошло целое столетие, прежде чем научное открытие инсулина стало практикой. Неужели еще сотню лет ждать регенерации внутренних органов, применения стволовых клеток?

— Возможно, меньше. Что касается генетики, стволовых клеток, регенерации внутренних органов — в экспериментальных вариантах многое делается и сейчас. А в итоге, возможно, даст резкий скачок. Но надо быть реалистами — не завтра. Например, чтобы отказаться от инсулина, а использовать нечто другое, нужно доказать не только эффективность нового лекарства, но и его безопасность. А вдруг человек, который взамен инсулина стал использовать некое новое средство, через пять лет умрет от рака? Неизвестно, что лучше: жить до 70—80 лет на инсулине или, использовав новый метод, умереть на 10—20 лет раньше.

Безопасность лекарств — одно из важнейших условий их применения. Нужно доказать абсолютную безопасность для человека тех же стволовых клеток. Мы не знаем, во что с годами может вылиться их применение, — нет таких наблюдений. Думаю, до официального применения стволовых клеток для лечения диабета пройдет очень много времени. До появления аналога инсулина прошло лет 15 (созданную биохимическую структуру вначале исследовали на мышах, кроликах, добровольцах). Вообще, на создание нового препарата всегда уходит не менее 10-15 лет. Поэтому, если вы видите объявление, где вам предлагают вылечить диабет 1-го типа стволовыми клетками, — не верьте.

— Возможны ли другие перспективные методы лечения диабета 1-го типа? Например, инсулин не вводить под кожу шприцем (процедура не из приятных), а распылять его в носу?

— Вообще-то современные иглы для введения инсулина практически безболезненны. Но в принципе, новые способы лечения диабета уже появляются, хотя и являются экспериментальными. В частности, пересадка клеток, вырабатывающих инсулин, и защита их от отторжения. Или устройство, автоматически вводящее инсулин в организм человека в зависимости от изменения сахара в его крови. Чем не своеобразная искусственная поджелудочная железа? Сегодня в практике лечения диабета используются инсулиновые помпы, и это первый шаг к искусственной поджелудочной железе. Какое-то время на рынке существовал ингаляционный инсулин, который попадал в легкие и затем очень быстро в кровь. Но в дальнейшем большинство фармацевтических компаний прекратили разработки в этой области. Это связано как с ценой такого инсулина, так и с его эффективностью.

— А как быть тем больным диабетом, кому помощь нужна сейчас и на долгое ожидание у них может не остаться времени?

— Считаю хорошей идеей появление в России мобильных диабет-центров: действуют они уже около десяти лет. Вначале был создан всего один такой центр. В его состав входили врачи нашего Офтальмологического центра Минздрава России (диабетолог, офтальмолог, специалист по диабетической стопе, нефролог, кардиолог). Это была идея директора центра, академика РАН и РАМН И.И. Дедова, который, кстати, в настоящее время является президентом РАМН. Врачи выезжали в другие регионы с целью оценить распространенность там осложнениями диабета. Сейчас такие центры созданы по всей стране, в каждом федеральном округе.

Александра Зиновьева, «МК»

Рубрики: Эндокринология

2 комментария Оставить комментарий

Ага вот только некому не выгодно вылечить диабет пусть лучше эти 9 миллионов диабетиков платят за лекарство, за препараты все 50 -80 лет своей жизни своим государствам и мировой политике
Если бы эта цифра была бы 90 млн человек уже бы нашли полное лечение или альтернативу (диабете ик со стажем 22 года и 1 осложнением)

Илья, согласна на все 1000. Я тоже пришла к выводу, что лечить многие заболевания (включая диабет) "НЕ выгодно". Слишком хорошо можно заработать на нас.
Дать нужные деньги, дать установку, и очень многие не излечимые болезни за несколько лет научатся лечить (а еще половину предотвращать).
В вооружении, связи, электроники, какой прогресс лет за 20! А в Медицине прогресс почему-то идет только в препаратах которые надо пожизненно принимать, и аппаратах, с дорогими расходниками, которыми пожизненно пользоваться.

Написать комментарий:

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.

Самое обсуждаемое

Читать все отзывы
Читать дальше



Нашли ошибку?

captcha Обновить картинку
×