«Эта инфекция умеет ждать». Главный фтизиатр Петербурга объяснил, как маски и изоляция повлияли на заболеваемость туберкулезом

14:55, 18.03.2021 / Верcия для печати / 0 комментариев

С начала пандемии заболеваемость туберкулезом в Петербурге и в стране снизилась. Маски, изоляция, противотуберкулезная прививка (БЦЖ) здесь ни при чем, считает главный фтизиатр Петербурга, главный врач Городского противотуберкулезного диспансера Александр Пантелеев. Как связан COVID-19 с туберкулезом, врач рассказал «Доктору Питеру».

«Эта инфекция умеет ждать». Главный фтизиатр Петербурга объяснил, как маски и изоляция повлияли на заболеваемость туберкулезом
Фото: pixabay.com

- Александр Михайлович, на базе Городского противотуберкулезного диспансера почти три месяца работал амбулаторный КТ-центр для диагностики пациентов с подозрением на коронавирус. Туберкулез «попутно» часто находили?

- Честно говоря, мы ожидали, что, начав проводить рентгенологическую диагностику коронавирусных пневмоний, мы будем находить больше туберкулеза. Удивительно, но этого не произошло. За почти три месяца работы центра (последний день был 28 февраля) не было ни одного выявленного случая туберкулеза. И это при том, что наш центр работал круглосуточно и принимал по 40-50 человек в день.

Более того, последние полгода мы выезжаем с мобильными флюорографами в пункты обогрева и питания бездомных. Думали, что тоже обнаружим «резервуар» туберкулеза. Но и там не находим заболевших.

- Какая связь между COVID-19 и туберкулезом? Было, например, предположение, что из-за коронавируса туберкулез из латентной формы может перейти в активную — то есть человек был просто носителем палочки Коха, а потом реально заболел. Или что туберкулез утяжеляет течение COVID-19. Есть какие-то подтверждения этих гипотез?

- Если смотреть на статистику по городу, то подтверждений этому не наблюдается. Никакой связи между этими заболеваниями на сегодня не установлено. Если бы она была и переболевшие COVID-19 с большей вероятностью заболевали туберкулезом, за год пандемии мы бы это увидели. Если даже не брать в расчет профилактическую флюорографию, которая была приостановлена вместе с диспансеризацией, то болезнь в течение года все равно бы себя проявила — были бы обращения к врачам с жалобами. Но мы не видим серьезного прироста заболевших туберкулезом. Наоборот, продолжается снижение заболеваемости и в стране, и в Петербурге. По предварительным данным, в России в 2020 году заболеваемость туберкулезом была 32,4 на 100 тыс. населения (в Петербурге 24,3 на 100 тыс. населения) против 41,2 в 2019-м. Еще в 2015 году этот показатель в городе составлял 34,5.

По данным комздрава, на начало 2021 года в Петербурге на диспансерном наблюдении с активными формами туберкулёза состояли 1 888 человек. Для сравнения: в 2015 году таких пациентов было почти вдвое больше — 3 422 человека.

- Судя по цифрам, кардинального снижения за год тоже не произошло. Получается, маски, социальная дистанция, изоляция особо не повлияли на динамику? Странно, ведь основной путь передачи туберкулеза — воздушно-капельный.

- Туберкулез — не та инфекция, которой можно легко заразиться. Это не грипп и не коронавирус, которые можно «подхватить» проходя мимо инфицированного. Чаще всего туберкулезом заболевают родственники пациента, близкие друзья, коллеги, с которыми он тесно общается и проводит много времени в закрытых помещениях. Иначе говоря, чтобы заразиться, нужен длительный контакт. То что маски и дистанцирование помогли предотвратить эпидемию гриппа в этом году — нет сомнения. А вот на туберкулез они, действительно, не оказали серьезного влияния.

- То есть страхи заразиться туберкулезом в автобусе или метро преувеличены?

- Чтобы заразиться в транспорте, надо сильно постараться. Сейчас в Петербурге число болеющих туберкулезом невелико и в обычной жизни среднестатистический горожанин попросту может с ними не встретиться. В 5,5-миллионном городе болеют менее 2 тысяч человек. Конечно, есть люди с повышенным риском заражения  — например, ВИЧ-положительные или пациенты с тяжелыми заболеваниями и ослабленным иммунитетом. Но этот риск все равно не сопоставим с вероятностью заболеть тем же гриппом или коронавирусом.

- Так в чем причина, что болеют все меньше и меньше?

- Туберкулез относится к социально-значимым заболеваниям. Он очень четко реагирует на социальную обстановку. Последняя большая волна туберкулеза в России была в 1990-х — начале 2000-х. Сказались и плохие условия жизни, и недоедание, и стрессы, и безработица.

- Сейчас тоже не самая лучшая обстановка. Те же стрессы, безработица.

- Не исключено, что это может в будущем отразиться на заболеваемости. Но пока тенденции к росту нет — продолжается равномерное снижение, как и последние 10 лет.

- Заражение — не значит болезнь. Палочка Коха есть практически у каждого третьего, но болеют-то не все. Каковы шансы, что она «проснется», и что для этого должно произойти?

- В нашем организме живет огромное количество разных бактерий, вирусов, грибков, но при этом мы не болеем. Точно также мы можем носить в себе туберкулезную бактерию, которая будет «дремать» - это так называемая латентная туберкулезная инфекция, или здоровое носительство микобактерий туберкулеза. При этом человек ни для кого не представляет опасности — ни для себя самого, ни для других. Микобактерия туберкулеза может прожить с ним всю жизнь и так и не привести к болезни. Но бывает, что она «просыпается» и развивается активная форма болезни. Почему? Это может случиться, например, по вине другого заболевания, которое серьезно ослабит иммунитет, из-за сильного переутомления или стресса. Туберкулез — инфекция, которая умеет ждать. Можно заразиться в детстве, а по-настоящему заболеть только в 50 лет. И недавние попутчики в автобусе или метро могут быть абсолютно ни при чем.

- Вернемся к COVID-19. Много ли петербуржцев с туберкулезом им переболели?
 
- Среди наших пациентов заболеваемость была такой же, как в среднем в популяции. В Петербурге за прошлый год 6,8% пациентов с туберкулезом заразились коронавирусом — это около 120 человек.

- Как они переносили инфекцию? Были ли у них какие особенные постковидные последствия?

- Они болели так же как и все остальные. За год наблюдения можно уверенно сказать, что пациенты с туберкулезом болеют не чаще и не тяжелее людей без туберкулеза. Последствия болезни тоже ничем особо не отличаются — длительная аносмия (потеря обоняния), астенический синдром.

- Вы рекомендуете своим пациентам делать прививку от коронавируса?

- Нет, при активной форме туберкулеза прививки не разрешены. Любую вакцинацию, в том числе против коронавируса, можно проводить только после окончания лечения. Напомню, что туберкулез полностью излечим. Когда они поправятся, тогда и сделают прививку. А пока им рекомендуется соблюдать меры предосторожности — носить маски, стараться реже бывать в общественных местах.

Читайте также: Прививки от коронавируса инфицированным ВИЧ не запрещены. Но петербуржцам приходится хитрить, чтобы вакцинироваться

- Помните, активно обсуждалась теория о связи прививки БЦЖ и коронавируса? Якобы она может защищать от заражения COVID-19 и облегчать течение болезни. К чему в итоге пришли?

- Эта гипотеза годовалой давности. На сегодня серьезных аргументов в пользу того, что вакцина БЦЖ способна защищать от коронавируса нет. Научные публикации 2020 года, описывавшие связь между вакцинацией БЦЖ и заражением COVID-19, основывались на том факте, что в странах, где сохранилась массовая вакцинация БЦЖ, заболеваемость была несколько ниже. Повторные волны коронавирусной инфекции, захватившие весь мир осенью прошлого года, опровергли эти предположения. 

Надежда Крылова

© Доктор Питер

Рубрики: Инфекционные болезни

Ещё нет комментариев

Написать комментарий:

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.


Читать дальше

Самое обсуждаемое

Самое читаемое

Читать все отзывы

Нашли ошибку?

captcha Обновить картинку
×