Снять маску и сразить красотой. Почему эстетическая медицина Петербурга переживает золотые времена

16:10, 18.11.2020 / Верcия для печати / 1 комментарий

Петербургская индустрия красоты больше, чем в других регионах, пострадала от ограничительных мер, введенных Роспотребнадзором весной, поскольку у нас вся плановая медицинская помощь оказалась под запретом. Но как только ограничения отменили, пациенты заторопились к своим косметологам и пластическим хирургам.

Снять маску и сразить красотой. Почему эстетическая медицина Петербурга переживает золотые времена
Фото: Фото: Zlavomat.sk

Они возвращаются

Больше всех ждали возобновления плановой помощи, а значит, и открытия клиник красоты те, у кого уже подошло время очередных процедур контурной пластики – введения филеров и ботулотоксина. Впрочем, другие проблемы тоже накопились: у кого-то за время самоизоляции оплыл овал лица, прибавились лишние килограммы, от отсутствия свежего воздуха кожа потускнела. Поэтому лето-2020 стало для врачей необычно напряженным, хотя, как правило, самый высокий спрос на процедуры – весной, когда все хотят к лету стать красивыми, а затем он возрождается осенью, когда надо поддержать эффект, полученный в весенние месяцы и убрать проблемы, возникшие из-за чрезмерного солнечного воздействия на кожу.

Весной и частично летом лишенные возможности посетить косметолога в своем медицинском центре, кто-то от отчаяния обращался к так называемым «серым» специалистам, предлагающим услуги на дому. И даже когда медицинские центры красоты начали открываться, продолжали пользоваться их услугами, как известно, чреватыми последствиями:

- За время вынужденной паузы, спрос на услуги косметологии не снизился, сформировался отложенный спрос, - говорит Марина Голубева, главный врач GMTClinic на Петроградской. – А это на фоне падения уровня доходов населения может склонять чашу в балансе цена/качество в сторону цены. Попытка сэкономить, прибегнуть к услугам «серого» рынка косметологических услуг, может привести к серьезным последствиям для здоровья пациентов. Скорее всего, в ближайшее время мы столкнёмся с необходимостью исправлять последствия таких «экспериментов», - говорит Марина Голубева, главный врач GMTClinic на Петроградской.

Впрочем, многие сообщают о том, что уже столкнулись. Потому что недобросовестные участники рынка - так называемые надомники и клиники, не имеющие медицинской лицензии, использовали сложившуюся ситуацию – не обращая внимания на запрет деятельности, продолжали оказывать свои услуги. Причем в основном, применяя «нелегальные» препараты неизвестного качества (аналитики специализированного фармиздания «Новости GMP», сообщали, что за время весеннее-летних ограничений количество нелегальных инъекций в России выросло в 2,3 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составило 551 тыс. нелегальных процедур на сумму 5,6 млрд руб).

Когда в июне ограничения сняли, серый и черный рынки косметологических услуг начали терять клиентов: они возвращаются в свои медицинские центры и там не всегда рады тому, что их пациенты не выдержали испытание пандемией, – приходится предпринимать меры для нивелирования последствий инъекций красоты от косметологов-недоучек.

А врачи медицинских центров не теряли весной время зря – у них появилась возможность для самообразования онлайн. И это главное отличие врача-косметолога от представителя, например, салона красоты.

Снять маску и сразить красотой. Почему эстетическая медицина Петербурга переживает золотые времена

«Постоянная отработка навыков, обучение новым техникам и методикам, стремление к новым профессиональным вершинам – это слагаемые успеха для специалистов в любой сфере, а особенно в такой, как индустрия эстетической медицины. Например, инъекционная косметология – относительно молодой рынок, который сейчас находится в стадии стремительного роста. И он приносит нам как новинки в области различных процедур, препаратов, трендов, так и обуславливает усиление конкуренции среди специалистов, - объясняет Нина Наследухова, генеральный директор компании Allergan Aesthetics в России. - А всеобщая диджитализация и прозрачные границы еще и формируют портрет нового пациента, который уже не верит чудодейственным обещаниям волшебного эффекта, а сам вникает в особенности той или иной процедуры, изучает препараты и механизмы их действия, интересуется международным опытом и практиками. Поэтому, безусловным знаком качества врача-косметолога является его профессиональный уровень, стремление к познанию нового, расширение его знаний и навыков».

Уроки весенне-летнего кризиса

Сейчас представители индустрии красоты, как и ее пациенты, приспособились к жизни в новых условиях. Появился опыт и понимание, как не потеряться в новой реальности, какие процедуры предлагать своим пациентам, как обезопасить их и своих сотрудников.

Снять маску и сразить красотой. Почему эстетическая медицина Петербурга переживает золотые времена

- Наверное, если бы не эпидемия ковида, мы бы еще долго не могли однозначно понять, что людям нужны не салоны красоты, а солидные медицинские центры, особенно те, что работают не только по профилю «косметология», но и «дерматология». Даже в условиях ковидных ограничений, которые длились с конца марта до конца июня, они не закрывались, поскольку оказывали помощь пациентам по экстренным показаниям: удаляли вызывающие беспокойство родинки, лечили обострения псориаза, экземы и других кожных заболеваний, - рассказывает Анатолий Ибраев, заведующий отделением косметологии и лазерных технологий группы клиник «Альтермед Эстетик», врач-косметолог. - Поскольку наша клиника многопрофильная, нам было проще, чем маленьким центрам, принять новые условия работы – с термометрией на входе, обеспечением средствами индивидуальной защиты с экранами для медперсонала и т.д. Да, мы заботились в самой клинике о медиках и о своих пациентах. Но при этом, если у нас спрашивали, стоит ли приходить на плановый прием, я всегда честно говорил: «Подождите немного, воспользуйтесь пока уходовой косметикой. Отложить на три месяца прием у косметолога, а именно столько длились ограничительные меры, не большая беда».

Сейчас уже все – и врачи, и пациенты понимают, что работать в условиях риска распространения инфекции, тяжело, но это лучше, чем снова, как весной, сесть всем дома.

Несмотря на то, что растет выявляемость инфицированных ковидом, власти обещают больше не устраивать локдаун, и врачи клиник говорят своим пациентам: «Жизнь продолжается, мы работаем, но если есть опасения за свое здоровье, подождите. И эта волна пройдет. Если нет возможности подождать по разным причинам, надевайте маску, перчатки и отправляйтесь в свой центр красоты. Только не ходите туда, где надо ожидать своей очереди. В уважающих себя клиниках есть запись на прием: приходите в назначенное время, без сопровождающих, так, чтобы контакты были сведены к минимуму. Пришел один, в одиночестве прошел к своему врачу, сделал процедуру и уехал. Лучше не на общественном транспорте».

- Наши постоянные пациенты вернулись, хотя процентов 20 временно отказались от посещения клиники, - говорит Анатолий Ибраев. - Выжидают в основном те, у кого есть хронические проблемы со здоровьем. И правильно делают.

Мы выбираем? Врач выбирает

Осень в «мирное» время всегда становилась временем работы над собой для тех, кто заботится о своем «внешнем здоровье». На этот раз клиники красоты должны не знать отбоя от своих пациентов: весна «выпала», летом по возможности уезжали в отпуск. Все, кто делал контурную пластику с использованием филеров, переживают, что пора на очередную процедуру их введения – через год филеры, как известно, рассасываются, надо делать инъекции ботулотоксина раз в 4-6 месяцев.

Кажется, что именно эти процедуры – самые востребованные сегодня. Но нет, врачи говорят, несмотря на вынужденный перерыв в посещениях клиник эстетической медицины, в запросах пациентов ничего не меняется.

Снять маску и сразить красотой. Почему эстетическая медицина Петербурга переживает золотые времена

- У каждого - свои приоритеты. Для кого-то это эффективность: пациентка говорит, что через два (три, пять) месяцев должна быть красавишной - приезжает жених, с которым полгода переписывалась в интернете. Ей неважна длительность реабилитации, цена тоже. Главное, чтоб жених увидел, что она такая же, как на фотографии в сети 20-летней давности. Другому, наоборот, важна реабилитация: результат имеет, конечно, значение, но через две недели он должен быть на своей статусной работе, где никто не должен понять, что он перенес операцию. У третьего ограничены ресурсы: эффект – чем больше, тем лучше, длительность реабилитации не имеет значения, но денег на все про все – столько-то и ни копейкой больше, - говорит Денис Груздев, учредитель, руководитель Клиники доктора Груздева, врач-дерматолог, хирург, косметолог. – Исходя из поставленных задач, мы работаем так, чтобы выполнить пожелания пациента – достичь цели, которая заявлена.

При выборе метода эстетической медицины в любом случае врач старается эффективно помочь пациенту, даже если он пришел со своим представлением о путях достижения цели, а на самом деле они другие.

- Важно понимать, что ответственность за результаты лечения несет врач и клиника. Но пациент, безусловно, имеет право выбора. В первую очередь, врач должен понять реальный запрос пациента – с какой целью он пришел в клинику. Далее - озвучить возможные варианты решения, отметить наиболее подходящие и указать на их преимущества, - говорит Марина Голубева, главный врач GMTClinic на Петроградской. - Опираясь на доказательную медицину, для подтверждения эффективности выбранной методики можно приводить в примеры результаты работ, клинические исследования того или иного препарата/аппарата, объяснить пациенту принципы действия, рассказать о собственном опыте. Так врач и пациент приходят к оптимальному решению, учитывая пожелания одной стороны и клинический опыт другой. И это всегда вопрос доверия пациента к доктору, которое формируется из множества факторов, главный из которых — быть честным с пациентом.

Сегодня заметных изменений в предпочтениях пациентов, которые они озвучивают на приеме, почти нет. То есть, как обычно, кто-то хочет убрать нависшие веки и снять все следы усталости с лица с помощью щадящих пилингов, а кто-то хочет сразу изменить все с помощью пластической операции.

- Предпочтения наших пациентов за то время, что они не имели возможности нас посещать, не изменились. Это инъекции красоты и пластика, в зависимости от того, кто на что настроен и на какой результат. Кому-то нужны серьезные изменения, а кому-то поддержание нынешней ситуации — профилактика. Но достижения заявленных целей не всегда можно достичь теми методами, которые пациент сам себе придумал.

- Например, пациентка говорит: «Хочу, чтобы у меня не нависало веко. Исправьте неинвазивными процедурами, пилингами, к примеру», - рассказывает Павел Федоров, косметолог, пластический хирург клиники «Космос». - Говорю — да, могу направить к коллегам - косметологам. Но, показываю, чем обусловлен этот птоз (опущение века). Как правило, причины две: первая — избыток кожи верхнего века, вторая — опущение со стороны лобно-височной зоны. Если это небольшой избыток кожи, можно попробовать поработать инъекциями и лазером для сокращения кожи. Вероятность достижения цели есть. Если избыток большой, то никакой лазер и никакая инъекционная методика не способны его сократить. Поможет только блефаропластика. То есть, отталкиваясь от желания пациента что-то исправить, мы подбираем вариант, который будет действительно результативным. А результативность складывается из нескольких параметров — это эффект, который мы получаем, и затраты, которые мы несем при этом (время и деньги – период реабилитации и стоимость процедур). Скажем, после массивного лазерного воздействия на веки восстановление длится неделю, но результат будет несравнимым с блефаропластикой, реабилитация после которой длится около 10 дней. В зависимости от аппарата, лазерная терапия может быть очень дорогой, и стоимость процедуры достигает половины стоимости операции. А если требуется повторять процедуру, мы достигаем высокой цены, и каждый раз — недельное восстановление. Выслушав специалиста, те, кто хочет получить быстрый результат, выберут хирургию. Есть категория пациентов, которые по разным причинам не хотят пластику, они выберут аппаратные, инъекционные методы.

Нина Наследухова, генеральный директор компании «Аллерган» в России считает, что уровень российской хирургической школы всегда был и остается на очень высоком уровне, а за последние 10-15 лет вырос и уровень косметологии.

«К примеру, граждане нашей страны крайне редко обращаются к западным специалистам за услугами эстетической медицины, - говорит Наследухова, - чаще, напротив, в Россию приезжают из Европы для проведения процедур, как в области пластической хирургии, так и в части аппаратной и инъекционной косметологии. Это стоит дешевле в несколько раз, а сервис и уровень услуг аналогичны. Вот такой, казалось бы, парадокс: большинство препаратов и технологий к нам приходит из-за рубежа, а соотношение цена-качество при этом значительно отличается в лучшую сторону».

Вообще, ковидное время в каком смысле стало золотым временем для косметологии и пластической хирургии. Потому, что для методов, требующих реабилитации, сейчас самые благоприятные условия: после процедуры, выполненной, скажем в пятницу или субботу, будучи на удаленке, можно уже в понедельник продолжать работать. А если надо куда-то выйти, то лицо скроет маска и следов воздействия хирурга или косметолога никто не увидит.

Завтра – Новый год

Понятно, что сейчас, когда начался отопительный сезон и кожа сохнет, а впереди – Новый год, пойдут к врачу либо те пациенты, которые понимают, что коже нужен постоянный уход, либо те, кому нужно срочно привести себя в порядок перед новогодними праздниками, а потом забыть про себя до очередного времени. 

Как говорит Денис Груздев, чтобы в домашних условиях увлажнять губы и кожу, можно пользоваться кремами. Они делятся на два вида – увлажняющие и питательные. Увлажнения мы достигаем за счет того, что крем создает пленку, а она не дает влаге испаряться. Питательный более сложный – его задача проникнуть глубоко и напитать кожу. Но в домашних условиях это может оказать воздействие, если человек использует его три раза в день ежедневно. Реальное увлажнение и питание достигается инъекционными методиками – это биоревитализация (внутридермально вводим гиалуроновую кислоту) и мезотерапия (вводим питательные многокомпонентные коктейли) соответственно. К активному и долговременному увлажнению еще относятся инъекции филеров – в микроскопических дозах вносится препарат в губы, скулы, носогубные складки – при этом достигается и видимый эффект омоложения. А если мешает гипертонус мышц лица, добавляется ботулотоксин. Если начинаем делать эти процедуры уже сейчас, то это правильное отношение к себе: поэтапно мы создаем коже идеальные условия, а к Новому году будем красивыми без аврала.

Но если приходит человек, которому неинтересно этим заниматься осознанно, регулярно, врач предлагает сразу введение нитей и филеров, чтобы получить практически моментальный эффект, реабилитация после процедуры занимает всего 3-5 дней.

- Но по большому счету, такая разовая забота о себе уже вчерашний день. Чтобы до старости сохранить молодость, нужно начинать посещать косметолога рано – в 25-30 лет. Это значит, пациент должен прийти к косметологу и выяснить, какой у него тип кожи, что ему с ней делать – увлажнять или уплотнять, как правильно пользоваться средствами ухода и какими. Процессы старения никого не обходят стороной, у кого-то они начинаются раньше, у кого-то позже, но гравитационный птоз (опущение тканей) настигнет каждого. На первом этапе общения с косметологом надо понять, что требуется, чтобы отодвинуть эту неизбежность. Например, до 30 лет раз в полгода делать массаж, после 30 – мезотерапию, после 35 – филеры и ботулотоксин, в 45 – кому-то нужны нити, а дальше уже, в зависимости от изменений, надо обращаться к хирургу, который выполнит свою щадящую пластическую операцию. Щадящую, потому что пациент занимался собой, его кожа подготовлена. А затем хирург снова направляет его к косметологу, чтобы улучшить результат (нити, инъекции, аппаратные процедуры) и продлить эффект от полученной операции, уже занимаясь качеством кожи. Преемственность между косметологом и пластическим хирургом должна длиться от 25 до 100 лет.

Когда происходит превращение специалиста эстетической медицины в специалиста экстренной

Врачи говорят, что и клиники эстетической медицины, и их пациенты разумно осмелели. Но конечно, всех волнует вопрос, не закроют ли их завтра, не прервется ли курс, как наблюдаться после хирургии? Как поясняет, Павел Федоров, даже когда плановая помощь была уже запрещена, клиники обязаны были завершить начатый лечебный цикл. То есть тот, кто займется собой сегодня, не прервет необходимый цикл процедур ни при каких обстоятельствах, даже при объявлении локдауна.

И конечно, есть косметологические процедуры, которые не стоит откладывать. Если для инъекций ботулотоксина перерыв в 6 месяцев уже критический, надо обратиться в клинику, чтобы выполнить очередной курс. У филеров продолжительность действия больше года, у многих еще есть запас времени. С какими проблемами стоит поторопиться к своему косметологу, объясняет Анатолий Ибраев:

  • Если беспокоят родинки (невусы), расположенные в месте, подверженном травматизации. С одной стороны, мы хотим ее убрать, потому что это некрасиво, с другой, это профилактика такого онкологического заболевания, как меланома.

  • Филеры рассасываются долго, на то, чтобы они полностью «ушли» нужны месяцы. Если вы ввели их полгода-год назад, то 1-2 месяца не составят проблему. Если время закончилось – это один визит к врачу, а потом можно «осесть» дома и дождаться появления вакцины.

  • Если у человека серьезное обезвоживание кожи после поездки на юг или из-за начавшегося отопительного сезона, его беспокоит не только внешний ее вид, но и зуд, стягивание, другие неприятные ощущения, я бы рекомендовал не тянуть с биоревитализацией, или, например воспользоваться процедурой хайлайт, это снимет неприятные проявления.

  • Постоянное пребывание в маске чревато серьезными обострениями угревой сыпи. Человек жалуется на эффект бани, из-за которого возникают розовые угри (розацеа), расширяются мелкие поверхностные сосуды кожи лица (купероз). Запускать это состояние нельзя, оно может стать хроническим и непросто лечится. А для лечения и профилактики этих состояний необходимо использовать интегральный подход. Это косметология и дерматология с современными методами лечения - плазмалифтинг, лазеро- и фототерапия, мезолечение.

Врачи видят, что многие уже смирились с тем, что ковид пришел надолго и стараются жить обычной жизнью, с соблюдением правил безопасности. Кто-то уже переболел и, кстати, тоже правила безопасности соблюдает, поскольку известно, что антитела могут исчезать и можно заболеть второй раз. Как говорит Анатолий Ибраев, 20-30% его постоянных пациентов уже переболели: «В любом случае мы все должны заботиться о том, чтобы не подвергать друг друга опасности заражения ковидом. А это дорога с двусторонним движением. Мы дорожим, как своими медсестрами и врачами, так и пациентами. Медицинский персонал при малейших симптомах ОРВИ отправляется в самоизоляцию и регулярно обследуется на коронавирус. Мы не хотим стать причиной инфицирования своих пациентов. Но и пациенты должны понимать, что если им надо добираться до нас на нескольких маршрутках и с пересадкой в метро, то, наверное, это неправильно. Зачем себя и нас подвергать риску инфицирования?».

Опрошенные врачи объясняют, что только специалист с высшим медицинским образованием может грамотно производить косметологические манипуляции, учитывая анатомию и физиологию человека для гармоничного и эстетичного результата. «Людям необходимо разъяснять, что при посещении косметолога без высшего медицинского образования опасность для здоровья выше, чем финансовая выгода»,— комментирует Марина Кошель.

Критически важное значение приобретает медицинское образование косметолога в момент появления осложнений при проведении эстетической манипуляции или после нее, настаивают игроки рынка. И поясняют, что только врач может грамотно подготовить клиента к процедуре с учетом его физиологических особенностей, общего состояния на момент приема, безопасно провести процедуру и профессионально справиться, например, с внезапной аллергической реакцией. «В 2019 году количество осложнений после приемов у косметологов-самозванцев выросло в два с половиной раза,— заявляет Юлия Франгулова.— Пандемия, по моим наблюдениям, усугубила ситуацию. Потом эти пациенты приходят исправлять последствия к нам».

Валентин Сорокин

© Доктор Питер

Рубрики: Косметология, Пластическая хирургия

1 комментарий Оставить комментарий

Начинать филлеры и ботокс в 35 лет - прямая дорожка к тому, что в 45 ты будешь выглядеть на 60. Тогда понятно, почему вас, косметологов, сотни тысяч, и почему почти все наши девушки выглядят минимум лет на 10 старше своего возраста. Очень надеюсь, что вашей армии поубавится, и женщины наконец поймут, что кожа - это прежде всего отражение внутреннего состояния организма, и ваши филлеры и мезотерапии - только очень дорогая декорация, которая, в сущности, является дешевкой.

Написать комментарий:

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.


Самое обсуждаемое

Самое читаемое

Читать все отзывы

Нашли ошибку?

captcha Обновить картинку
×