Профессор Первого меда: Почему пациенты с диабетом и ожирением рискуют умереть от COVID-19 больше других

09:21, 27.05.2020 / Верcия для печати / 2 комментария

По сводкам о погибших от COVID-19, которые дает оперштаб Петербурга, чаще всего умирают страдающие сахарным диабетом с ожирением. На эту печальную закономерность обратили внимание и лечащие врачи. Чем она объясняется, «Доктор Питер» спросил у профессора Анны Волковой, эндокринолога ПСПбГМУ им. академика И.П. Павлова.

Профессор Первого меда: Почему пациенты с диабетом и ожирением рискуют умереть от COVID-19 больше других

- Анна Ральфовна, врачи уже вывели закономерность: человек с сахарным диабетом больше рискует умереть от ковида, чем страдающие другими хроническими заболеваниями. Почему?

- Да, сейчас в медицинском сообществе очень активно обсуждается высокая смертность у пациентов с сахарным диабетом при инфицировании ковидом. Проблема в том, что страдающие диабетом 2-го типа подвержены инфицированию вообще, и ковиду, естественно, тоже - у диабета есть сопутствующие состояния, которые влияют на течение многих болезней. Например, избыточный вес и ожирение. 

У  пациентов с избыточным весом и ожирением высоко расположена диафрагма и, соответственно, нарушена физиология легких - нижние отделы поджаты и не могут нормально расправляться, а значит, в них нарушена вентиляция. В таких некомфортных для органа условиях, развивается застой, поэтому любая попавшая туда инфекция хорошо себя чувствует, развивается пневмония. В обычных, «нековидных» условиях, она чаще бактериальная, сейчас – вирусная. 

Пациенты с диагнозом «сахарный диабет», попадающие в отделения интенсивной терапии с COVID-19, в 70-80% случаев имеют избыточный вес. Впрочем, течение любого заболевания у страдающих диабетом с ожирением ухудшается, поэтому неблагополучные ситуации у наших пациентов, в общем, предсказуемы. 

Эксперт: "Коронавирусная" пневмония чаще уносит жизни мужчин с диабетом и гипертонией

- Но ожирение может быть и без диабета.

- Этот вопрос оспаривается – да, конечно, у человека с избыточным весом может и не выявляться высокий уровень сахара в крови, но нередко это вопрос времени. А когда человек, страдающий ожирением, инфицирован COVID-19, как я уже сказала, у него уже плохие прогнозы на выздоровление из-за нарушения вентиляции легких, он поступает в реанимацию. Если к ожирению «прилагается» хроническая гипергликемия, это дополнительный риск.

- Хроническая гипергликемия означает постоянно высокий уровень сахара в крови? Это значит, что диабетик не принимает препараты для его регулирования?

- Нет, препараты он, может, и принимает, но целевых значений уровня гликированного гемоглобина не достигает. То есть, как говорят специалисты, нет адекватного контроля диабета. У нас есть пациенты, которые и таблетки пьют, и инсулин используют, но это не гарантирует успеха, особенно у полного пациента. По статистике, хороший гликемический контроль достигается только у 30-40% пациентов с диабетом, остальные, к сожалению, не достигают целевых значений, при которых уровень сахара в крови не должен превышать 6 – 8 ммоль/л. И в случае развития той же ковидной пневмонии у них плохой прогноз.

- А если неизвестно, страдает ли диабетом человек, поступивший по экстренным показаниям в стационар – сразу в реанимацию. У него нет явных признаков заболевания, а сообщить о нем он не может или и сам не знает о нем. Что происходит в таких случаях?

- В первый момент, когда пациент поступает сразу в отделение интенсивной терапии с COVID-19 и у него выявляется повышенный уровень сахара в крови (12-15 ммоль/л.), мы не можем однозначно ответить на вопрос: у него стрессорная гипергликемия или это сахарный диабет 2-го типа, о котором человек сам не знал? Известно же, что диабет часто выявляется случайно. Высокий уровень сахара в крови может объясняться также стрессорным состоянием организма при инфаркте, инсульте и  при других тяжелых заболеваниях. 

По всем рекомендациям, мы должны проверять уровень гликированного гемоглобина – потому что чаще всего именно он говорит о том, что человек страдает сахарным диабетом 2-го типа, но не знает об этом. Когда он в норме, мы считаем, что это стрессорная гипергликемия. Но и в том, и в другом случае в отделении интенсивной терапии пациент через специальный дозатор получает инсулин. Целевой показатель сахара крови для нас – 6-8 ммоль/л, если мы с помощью инсулина достигаем его, улучшается прогноз для пациента, в том числе с COVID-19.

- Почему лечащие врачи объясняют тяжелое течение болезни у диабетиков, инфицированных COVID-19, тем, что у сахарного диабета и у коронавируса одна мишень - сосуды?

- За тот короткий срок, что мы имеем дело с новым коронавирусом, стало известно о его влиянии на эндотелий – пласт клеток, выстилающих внутреннюю поверхность кровеносных и лимфатических сосудов, сердца. Поражение этих клеток в микрососудистом русле характерно для диабета, потому что эндотелий - инсулинонезависимая ткань и к ней в высокой концентрации стремится глюкоза. Поэтому если наш пациент живет в условиях гипергликемии - с высокими сахарами, конечно, развиваются микрососудистые осложнения, накапливается глюкоза в эндотелиальной клетке, и она постепенно утрачивает свою функцию. Это известные механизмы поздних осложнений диабета, которые, наверное, усугубляются на фоне ковида. 

Но на самом деле у пациента с ожирением и диабетом есть и другие особенности, способные повлиять на неблагополучные исходы, возможно, точек соприкосновения у ковида и диабета много. И какой из них самый значимый при инфицировании COVID-19, мы еще точно не знаем. Но можем предполагать, что это отсутствие адекватного контроля гликемии - высокий сахар крови и, конечно, избыток веса и ожирение. Я бы назвала две эти позиции основными факторами риска. 

- А есть предположения, что еще теоретически могло бы повлиять на тяжелое течение болезни у человека с диабетом, инфицированного COVID-19?

- Диабет уже хорошо изучен, известно: эта длительно текущая, декомпенсированная болезнь  – провокация риска абсолютно по всем позициям. Его осложнения проявляются тем, что страдают глаза, ноги, почки, сердце. Развивается кардиальная автономная нейропатия: нарушения в сосудо-двигательном центре, иннервации сердца приводят к тахикардии (учащенному сердцебиению), ортостатической гипотонии - резкому снижению артериального давления. Много показателей, которые говорят о том, что сердце не имеет при диабете нормальной регуляции, а это все сопряжено с высоким риском смерти. Например, на фоне специфической терапии очень легко получить гипогликемию, а это провокация сердечно-сосудистых проблем, чреватых летальным исходом. 

Гипергликемия чревата и инфекционными осложнениями. Поэтому, если у пациента с диабетом и ожирением появляется инфекция (любая), желательно сразу назначить антибиотики: прогнозируемые серьезные проблемы намного выше, чем у пациента с нормальным весом без диабета. 

Словом, по всем статьям, пациент с диабетом и ожирением оказывается под ударом в силу измененной физиологии, в том числе связанной с нарушением работы иммунной системы. Именно поэтому для них очень важно, особенно сейчас, контролировать уровень сахара в крови и соблюдать все рекомендуемые противоэпидемические меры – постараться избежать встречи с COVID-19 до того момента, когда появится вакцина от этой инфекции. 

© Доктор Питер

Рубрики: Диетология, Инфекционные болезни, Образ жизни

2 комментария Оставить комментарий

То есть диабетом болеть плохо или о чём речь?

Это значит,что всех сотрудников ковидных ЛПУ нужно на всякий случай уволить у кого СД и ГБ и метаболический синдром,а если они заразятся?

Написать комментарий:

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.


Самое обсуждаемое

Самое читаемое

Читать все отзывы

Нашли ошибку?

captcha Обновить картинку
×