Фото №1 - Круглосуточный уход: почему в больницах Петербурга к постели пациентов допускают не всех
Фото
pixabay.com

Все возможности есть, но пациенты все равно платят

Читательница «Доктора Питера» написала, что на отделении неврологии Центра им. Алмазова ей пришлось нанять платную сиделку для ухода за тяжелобольным родственником — цена вопроса 2000 рублей в сутки. Родственникам, с её слов, разрешали находиться в палате только в часы приема (с 16 до 21 часа). В итоге, по словам женщины, за два с лишним месяца госпитализации уход ей обошелся более чем в 120 тысяч рублей наличными.

В НМИЦ им. Алмазова на вопрос «Доктора Питера» ответили, что в отделениях неврологии и нейрореанимации при необходимости круглосуточного ухода все манипуляции пациентам выполняет медперсонал. Штат этих отделений укомплектован санитарками и младшими медсестрами.

Уход за больным — дело санитарок

Уход за лежачими пациентами — смена памперсов и белья, кормление, профилактика пролежней, — все это, согласно профстандарту, входит в обязанности младшего медперсонала, то есть санитарок и младших медсестер. Но их катастрофически не хватает — везде, не только в Петербурге. Напомним, несколько лет назад клиники начали массово переводить младший медперсонал в уборщицы, чтобы выполнить «майский» указ президента по зарплатам. По нему, как медсестрам, так и санитаркам несмотря на разницу в квалификации установлена единая планка — ежемесячно они должны получать не менее 100% от средней зарплаты по региону. Труд уборщиц стоит дешевле — они не медики, поэтому к ним требования указа не относятся. Многие были и сами не прочь уйти в уборщицы — чтобы работать санитаркой или младшей медсестрой по уходу за больными, теперь надо получать дополнительное образование и проходить аттестацию.

Сколько сегодня не хватает санитарок и младших медсестер в городских больницах неизвестно. В комитете по здравоохранению «Доктору Питеру» не смогли назвать цифру. А Росстат, к примеру, недавно сообщил о сокращении только за последний год числа санитарок в российских больницах в среднем на 9%. Напомним, их массовый перевод в уборщицы начался в 2017 году.

В то же время в опрошенных «Доктором Питером» стационарах о жесткой нехватке младшего медперсонала не заявляли, но подразумевали, что рук имеющихся не всегда и не на всех хватает.

Круглосуточный уход — показание или желание родственников?

В НИИ скорой помощи им. Джанелидзе «Доктору Питеру» объяснили, что часто родственники сами хотят круглые сутки ухаживать за пациентом, хотя по медицинским показаниям этого не требуется.

- Уходом за пациентами по медицинским показаниям занимаются младшие медсестры и санитарки в палатах — это их обязанность: кормить пациента, если он сам не может принимать пищу, выносить судно, регулярно переворачивать. Штат младшего медперсонала зависит от конкретного отделения, но у нас как минимум на каждом в суточном режиме дежурит по одной палатной санитарке, - рассказал главный врач НИИ скорой помощи Антон Повзун. - Конечно, мы не запрещаем родственникам помогать, если пациент нуждается в дополнительном уходе. Но это вопрос целесообразности, который в каждом конкретном случае решает лечащий врач или заведующий отделением - нужен ли он пациенту объективно, пойдет ли на пользу. Можно сидеть сутками у постели больного или платить сиделке, которая будет просто целыми днями читать книжку. А теперь представьте, если на отделении 30 человек и у каждого будет в палате по родственнику или сиделке. Это будет мешать работе.

В Мариинской больнице добавляют, что, как правило, пациенты, нуждающиеся в уходе и днем, и ночью, лежат не в обычных палатах.

- Если круглосуточный уход и наблюдение пациенту необходимы по медицинским показаниям, то его направляют в отделение интенсивной терапии. Вопрос с сиделками обычно возникает, когда врач не видит медицинских показаний, а родственники хотят, чтобы человек был постоянно под присмотром, - сказал заведующий отделом организации платных медицинских услуг Мариинской больницы Апти Хасанов. - Чаще всего это касается пациентов отделений неврологии, нейрохирургии или травмы.

В Центре им. Алмазова, на который жаловалась петербурженка, также ответили, что выдают индивидуальный пропуск родственникам при условии, что пациент нуждается в круглосуточном уходе. Если же такой необходимости нет и он может сам себя обслуживать, то всех ждут в часы приема. Осталось, правда, непонятным, почему родственница не смогла получить такой пропуск, а сиделку все же допустили ночью к постели больного.

Сиделка vs «тетя с Украины»

Когда родственники или нанятая сиделка приходят в клинику вне часов посещения, им, естественно, требуется специальный пропуск — во всех медучреждениях есть охрана, да и на отделении не все сотрудники могут знать о «новеньких». 

По словам врачей, у родственников при выдаче пропуска, кроме паспорта, просят «хотя бы какой-то медицинский минимум» — как правило, флюорографию. С официальных сиделок спрос другой — от них уже требуют не только документы, подтверждающие их право на работу, но и медкнижку с результатами анализов, в том числе, на ВИЧ, гепатит, сифилис.

- Формально требовать обследования с родственников, находящихся круглосуточно в больнице рядом с близкими, мы не можем, - говорит Антон Повзун. - В клинике есть время для свободного посещения пациентов — каждый день у нас бывают десятки людей, мы же у них справки не просим. С сиделками по-другому. Они приходят работать, поэтому должны иметь документы, подтверждающие квалификацию, и результаты медицинского обследования.

Есть и еще один вариант — найти по объявлению частную сиделку и представить её, например, как племянницу или тетю с Украины. Чем не родственница? Врачи признаются, что инструментов и оснований для проверки «генеалогического древа» у них нет.

- Понятно, что это «родство» может быть шито белыми нитками, но формальных оснований для проверки у нас нет, - констатирует главврач НИИ скорой помощи. - Чтобы иметь право что-то требовать, мы должны сослаться на какой-то документ, а его не существует.

«Угрюмый» бизнес уже не воюет, но конкурирует

Один из участников «сиделочного» бизнеса Валентин в разговоре с «Доктором Питером» назвал его «угрюмым» и «тяжелым». Работать официально, по его словам, становится труднее — многие уходят в теневой сектор или становятся, как они сами себя называют, самозанятыми и жестко демпингуют. В среднем услуги сиделок стоят сегодня около 2000 рублей в сутки. При этом, по словам Валентина, оформление патента на работу обходится иностранцам где-то в 22-24 тысячи рублей в год, кроме того, налоги — 3700 каждый месяц. На оформление медкнижки уйдет еще примерно 12 тысяч рублей. А анализы, к слову, тоже надо сдавать регулярно. В общем, официальная работа сиделкой для приезжих — удовольствие не из дешевых.

- У меня нет желания расширять бизнес, работаю постоянно с 10-12 сиделками, не больше, - рассказывает Валентин. - Это дорого и тяжело. Когда все только начиналось, у нас работали и узбеки, и таджики, и молдаване. Петербуржцев на моей памяти было только двое —  в прошлом медсестра и санитарка. В итоге я выбрал работу с теми, в ком уверен - с крымчанами и жителями юга Украины. Они все, как правило, хорошо знают русский язык, многие с медицинским образованием, приезжают в Петербург надолго, поэтому заинтересованы в официальной работе.

По словам бизнесмена, за последние два года спрос на услуги сиделок в Петербурге упал: «Денег меньше стало, люди экономят». Действительно, если посчитать, то за неделю (а меньше тяжелые пациенты в больнице не лежат) родственникам придется выложить 14 тысяч рублей. Можно сэкономить, что многие и делают, — нанять сиделку на несколько часов в день или 12-часовую ночную смену.

В то же время, по мнению Валентина, за последнее время снизился и накал страстей в борьбе за территорию в клиниках, которая еще несколько лет назад была весьма активной. Бизнесмен вспоминает, как в некоторых медучреждениях реклама была везде, чуть ли не под подушкой у пациентов.

- На моей практике были случаи, когда сиделок со всеми необходимыми документами буквально выживали из некоторых клиник — там работали свои люди. Иногда это делали и сами медики, заинтересованные в оказании подобного рода услуг. Была, к примеру, в одной больнице сестра-хозяйка, которая хотела получать по тысячи рублей с пациентов за уход, имея по 5-6 «клиентов» одновременно. Понятно, что при таком подходе должного ухода ожидать не приходилось, - рассказывает мужчина. - Сейчас все немного успокоилось, хотя конкуренция по-прежнему высокая. В каждой больнице все равно есть свои правила, многое зависит от конкретного отделения. Но чаще всего, если в порядке все документы, можешь спокойно работать, не важно из какой ты фирмы.

Совет врачей — не руководство к действию

Как выяснил «Доктор Питер, бесплатную сиделку для ухода в больнице нельзя получить даже льготникам. В комитете по социальной политике сообщили, что такие услуги могут предоставляться только на дому.

Недавно в Петербурге к уходу за тяжелыми пациентами больниц начали привлекать волонтеров-медиков. Так получилось, что первой «ласточкой» стала Мариинская больница, куда с ноября прошлого года начали приходить учащиеся Медицинского колледжа №1 - он как раз находится на территории стационара. По словам психолога медколледжа и куратора проекта Анжелики Ефимовой, как правило, помогают медперсоналу первокурсники, у которых пока нет большой учебной нагрузки и постоянной практики. Ребята, приходя после занятий, вывозят на прогулку малоподвижных пациентов, помогают покормить и переодеть лежачих, измеряют давление и температуру.

- Петербургское движение «Волонтеры-медики» раньше в основном было ориентировано на просвещение, профилактические акции, донорство. Есть же разные формы помощи, каждый выбирает что-то свое. Мы решили выбрать направление, больше связанное с профессиональной деятельностью, - говорит Анджелика Ефимова. - Мотивация у наших студентов высокая, желающих помогать хватает — добровольцев уже около 100 человек. Ребята приходят не мешать персоналу или сидеть в коридоре, а под конкретный запрос. Его формируют старшие медсестры на отделениях неврологии, урологии, кардиологии, нефрологии, терапии. Кроме того, что наши волонтеры помогают, они создают и хороший климат на отделениях, эмоционально поддерживают. Когда подходит 16-летний молодой человек или девушка, спрашивает пациентов, чем может помочь, завязывается диалог, доверительное общение. Особенно это важно для тех, у кого сложные жизненные ситуации, а таких много.

К сожалению, волонтера привлечь к регулярному уходу за пациентом нельзя. Поэтому родственники ищут помощь через объявления на том же Авито, через знакомых. Часто, когда случается несчастье и некогда заниматься поиском, обращаются за советом к персоналу отделения. Там родственникам могут порекомендовать кого-то, но, по словам медиков, это не руководство к действию. Скорее, совет из разряда «какой службой такси лучше воспользоваться».

- В институте давно установлено, что в случае желания поиск и найм сиделки — это инициатива и прерогатива родственников. Для нас главное, чтобы у нее были все необходимые документы, - говорит Антон Повзун.

© ДокторПитер