Фото №1 - Ректор СПбГПМУ: Революции в университете не нужны
Фото
СПбГПМУ

- Дмитрий Олегович, вы уже почти год возглавляете университет. Все ждали больших изменений с вашим приходом. Они случились?

- У меня не было большого желания что-то менять. Революции здесь не нужны. Надо развивать то хорошее, что уже есть: мой жизненный опыт подсказывает, что главное в нашей работе - консерватизм и преемственность. Больше всего сил и времени у меня ушло на то, чтобы понять, что в университете нужно развивать в первую очередь. Педиатрический университет — это люди, грамотные и квалифицированные специалисты. Как известно, кадры решают все, и я с этим абсолютно согласен. Основная задача, которую мы ставим перед собой, – это создание комфортных рабочих условий для сотрудников.

- Насчет будущих квалифицированных кадров. Как прошла приемная кампания в вуз в этом году?

- Совершенно спокойно. У нас не было ни одной жалобы во время её проведения — ни в Минздрав, ни в Министерство образования. Конкурс на разных факультетах отличался, но самый высокий был на лечебном — 43 человека на место. Проходные баллы тоже растут, как и во все медвузы. В этом году Педиатрический университет вошел в ТОП-20 вузов страны по проходным баллам. В этом рейтинге было только три медицинских вуза, мы стали третьими после Первого медицинского университета им. И.М.Сеченова и петербургского Первого меда. Хотя я считаю, что порядок приема в медицинские вузы не должен быть основан только на результатах ЕГЭ. Ведь квалификацию будущего врача определяют не только объем памяти и натаскивание на определенный результат. Парадоксально, но во времена моего студенчества худшие результаты во время учебы показывали хирурги — они часто пропускали, как им казалось, непрофильные дисциплины из-за того, что ходили на дежурства и операции, но в итоге многие из них стали первоклассными специалистами.

- Как прошла первая аккредитация выпускников-стоматологов? С какими-то сложностями столкнулись или «первый блин» не стал комом?

- Все наши стоматологи, а их в этом году было около 70 человек, без проблем прошли аккредитацию. Сложности были в другом. Мы, как и многие вузы, оказались не очень готовы к новой системе. Некоторые технические моменты приходилось решать экстренно – к примеру, оснащение аудиторий видеокамерами, налаживание связи. Сейчас мы уже начали готовиться к аккредитации будущих выпускников педиатрического и лечебного факультетов, которая пройдет в следующем году. Здесь тоже есть сложности. У нас только педиатров выпускается 450 человек. С учетом того, что на каждый этап аккредитации дается по 3 дня, за один день экзамен должны будут проходить по 150 человек. В том числе и практический этап на манекенах. При таком масштабе нужны соответствующие дополнительные помещения, камеры, компьютеры.

- Есть ли какая-то статистика, сколько выпускников вашего вуза идут работать в детские медучреждения?

- Могу сказать по этому году. Мы выпустили 376 педиатров, из которых 71 человек учились по целевому набору. Сегодня мы знаем, что 300 выпускников пошли работать по специальности, или продолжили образование, поступив  в ординатуру и аспирантуру. Это в принципе хороший результат. О 16 выпускниках информации нет. Остальные 60 человек (это чуть больше 15%), по нашим сведениям, не пошли дальше по специальности. Получается, что государство зря потратило деньги на обучение этих студентов — они не станут врачами. Деньги немаленькие — в среднем порядка 1 млн рублей за обучение каждого. Я считаю, что государство вправе потребовать от студентов, получивших образование за его счет, отработать некоторое время по специальности, либо компенсировать потраченные на обучение деньги.

- Сейчас такую систему хотят ввести для «целевиков», которые, в отличие от других абитуриентов, поступают по отдельному конкурсу и с гораздо меньшими проходными баллами.

- И это справедливо, причем подобная система должна работать не только в отношении «целевиков». Человек должен был ответственным за свой выбор, а государство должно считать деньги.

- В начале этого года вы рассказывали о планах по развитию новых видов помощи в университетской клинике, а ваши сотрудники сообщают о сокращении профильных коек.

- Я сразу скажу, что мы не сократили и не собираемся сокращать общее количество коек. Их как было 875, так и остается. Естественно, мы заинтересованы, чтобы койка работала круглый год. Поэтому решили наращивать объемы медпомощи по востребованным профилям. Как я уже говорил, 15 коек по профилю «гнойная хирургия» в 3-м хирургическом отделении не нужны — у нас нет столько пациентов. Поэтому мы собираемся их перепрофилировать — часть из них планируем отдать под детскую гинекологию, которой у нас до сих пор не было, часть — под урологию и нейрохирургию. Кстати, по нейрохирургии и неонатальной хирургии нашей клинике увеличили госзадание. Также у нас выросло количество кардиохирургических операций. Если в целом говорить о педиатрии и детской хирургии, то в нашей клинике до сих пор не было двух направлений — детской гинекологии и гематологии. Эти направления мы тоже будем развивать.

- Какие койки под гематологию вы собираетесь перепрофилировать?

- Пока думаем, сейчас не готов сказать. Возможно, это будет часть экстренных коек. Университетская клиника - это не детская городская больница, которая постоянно принимает пациентов по «Скорой», у нас такого потока «экстренных» пациентов нет и не должно быть. Уже в конце года собираемся начать ремонт одного из двух пустующих корпусов, которые давно в аварийном состоянии. Скорее всего, там после ремонта и разместим гематологические койки.

- А что с планами по созданию условий для детской трансплантации органов?

- К операциям по пересадке почки мы подошли вплотную. Технические вопросы уже решены, остались организационные. Сейчас ведем ремонт части нефрологического отделения, в том числе асептических боксов, затем начнем формировать заявку на выделение квот в следующем году на пересадку почки. Операции по трансплантации костного мозга тоже не за горами, так как есть потребность в этом виде помощи.

- Есть ли необходимость развивать онкогематологию, если в Петербурге уже несколько клиник занимаются пересадкой костного мозга? Таких пациентов не так много, к тому же основная проблема для них — поиск доноров.

- Такая необходимость есть. Я считаю, что будущее Педиатрического университета — за университетской клиникой. Сегодня в России далеко не во всех медвузах есть собственные клиники, а они просто необходимы для обучения студентов. Представить университетскую клинику без гематологии, в том числе онкогематологии, - невозможно. Так же, как и современную детскую хирургию без операций по трансплантации органов.

- Финансовая ситуация в университете долгое время была настолько удручающая, что даже туалеты в клинике ремонтировали спонсоры. Как развивать новые направления в клинике, если во многих отделениях элементарного ремонта не было?

- Мы уже этим занимаемся. Буквально в ближайшие дни закончится капитальный ремонт клиники нервных болезней и лор-отделения. Там меняли буквально всё – инженерные сети, сантехнику, электрику, сейчас будем заказывать новую мебель. За счет внебюджетных средств, как я уже говорил, в конце года планируем начать ремонт в корпусе, пустующем многие годы.

- К университету планируется присоединить детский санаторий «Трудовые резервы». Когда это может произойти?

- Этот санаторий в районе «Старой деревни» несколько десятков лет является нашей клинической базой. Он небольшой – там около 100 коек. Главный врач выступил с инициативой объединиться, а нам это интересно с точки зрения развития реабилитационной базы для наших пациентов, в том числе новорожденных. И так как у нас один учредитель – Минздрав, то там и будут принимать решение об объединении. Насколько я знаю, сейчас это предложение рассматривается в Министерстве.

- Что из ваших первоначальных планов пока пришлось отложить?

- Ничего. У нас всё динамично развивается, зарплата сотрудников растет. По сравнению с прошлым годом, к примеру, у педагогов она выросла более чем на 13 тысяч, у врачей – более чем на 7 тысяч.

- Известно ли, когда будут объявлены выборы на пост ректора? Ведь вы пока руководите вузом в качестве исполняющего обязанности.

- Если они будут объявлены, то информация сразу появится на сайте университета. Пока такого решения нет.

© ДокторПитер