Новый закон о трансплантации: закон для мертвых или для живых?

17:21, 16.05.2013 / Верcия для печати / 33 комментария

Минздрав опубликовал проект нового закона о донорстве и трансплантации органов. Специалисты прогнозируют, что после его принятия однозначно упадет уровень посмертного взрослого донорства и, может быть, появятся единичные случаи детского. Потому что в нем — явный перекос в сторону соблюдения прав трупа, а не еще живого человека, которого может спасти пересадка органа.

Новый закон о трансплантации: закон для мертвых или для живых?
Фото: фото с donorstvo.com

Донорских органов катастрофически не хватает, и пациенты, нуждающиеся в них, не дождавшись второй жизни — умирают. Происходит это не потому, что нет денег — в прошлом году, судя по отчету комитета по здравоохранению, были не использованы 33 квоты на пересадку почек из-за отсутствия донорских органов.

Родственники пациентов, ожидающих донорское сердце в Центре им. Алмазова, пишут письма во все инстанции, обращаются к губернатору с требованием наладить работу донорской службы. В Российском центре радиологии и хирургических технологий с начала года выполнили всего 4 операции по пересадке печени. В Городской больнице №31 не сделано ни одной пересадки почки, в Институте им. Джанелидзе и в СПбГМУ им. Павлова, чтобы посчитать пересаженные почки хватит пальцев одной руки.

И вовсе не отсутствие законодательства тому виной — закон о трансплантации органов и тканей действует в России с 1992 года и, по мнению специалистов-трансплантологов, обеспечил и обеспечивает развитие пересадок не только почек, но иных органов, соблюдая баланс прав как умерших (посмертных доноров), так и живых (пациентов, ожидающих пересадку органов).

(Кто сейчас может стать донором органов, читайте здесь)

С 2015 года в стране должен заработать новый закон, проект которого Минздрав представил на обсуждение — «О донорстве органов, частей органов человека и их трансплантации (пересадке)». Как говорят специалисты, если он вступит в силу в этом виде, то врачи будут вынуждены, прежде всего, соблюдать права умерших и их родственников. Страдать будут те, кто нуждается в трансплантации.

Как пересаживать органы детям

Самый большой пробел ныне действующего законодательства – отсутствие процедуры диагностики смерти мозга и последующего изъятия органов у детей. То есть сейчас в России ребенку можно пересадить только орган умершего взрослого или орган/фрагмент органа от живого взрослого родственника, что не всегда возможно.

Закон «Об основах охраны здоровья граждан РФ», вступивший в силу в прошлом году, узаконил «детскую» трансплантацию. В проекте нового подробно и строго прописано посмертное «детское» донорство («живое» запрещено – Прим. ред.). В соответствии с ним на изъятие органов умершего ребенка требуется так называемое испрошенное согласие одного из его родителей, потому что при жизни он в силу возраста не имел права официально выразить свое согласие\несогласие стать посмертным донором.

В соответствии с предложенной в проекте процедурой испрошенного согласия, медицинский работник больницы в течение 1 часа после подписания протокола установления смерти, сообщает об этом одному из родителей и одновременно спрашивает у него согласие на изъятие органов для трансплантации. Родитель имеет право в течение 2 часов после сообщения выразить согласие или несогласие на изъятие органов в устной форме, в том числе по телефону при условии автоматической записи телефонного разговора, либо в письменной форме, заверенной руководителем медицинской организации либо нотариально. Если в течение этих двух часов ни один из родителей не выразит согласие или несогласие или согласится изъять органы, врачи могут изъять их для трансплантации. Если же связаться с родителями невозможно, изъятие органов для трансплантации не допускается. Запрещено также посмертное использование органов детей-сирот или детей, оставшихся без попечения родителей.

При этом все действия, предпринятые для получения согласия (несогласия) на изъятие органов умерших детей отражаются в медицинской документации умершего с указанием даты и времени их осуществления, данных медицинских работников их проводивших и их подписями…

Презумпция согласия во «взрослом» донорстве отменяется?

Со взрослым донорством в старом законе все было понятно — провозглашена презумпция согласия на изъятие органов: если умерший при жизни не заявлял об отказе стать донором, то органы можно забирать. Правда, врачи все равно спрашивали разрешения родственников, хотя по закону могли бы этого и не делать.

Теперь, по проекту, взрослый человек при жизни имеет возможность выразить свое согласие/несогласие на изъятие органов после смерти в регистре. Если он заявил о своем несогласии — вопросов нет. А если не заявил, то, с одной стороны, провозглашена презумпция согласия — его органы можно изъять. С другой, — в этом же документе — в статье 19 — оговаривается учет мнения супруга или близких родственников в случае отсутствия прижизненного волеизъявления умершего совершеннолетнего. То есть, фактически речь идет об испрошенном согласии.

При этом, в отличие от «детского» донорства, ничего не сказано о том, что делать врачам, если они в течение часа после констатации смерти не нашли родственников и не знают, как относился к посмертному донорству умерший. При декларированной в законе презумпции согласия можно изъять органы для пересадки нуждающимся в них больным. А учитывая статью об испрошенном согласии, родственники могут затеять по этому поводу судебный процесс. Захотят ли заниматься забором органов медики под дамокловым мечом и даже ради спасения чьей-то жизни рисковать спокойствием? Получается, что, как и прежде, врачам и больницам, в реанимационных отделениях которых гибнут люди, надежнее отдать тело умершего для захоронения без юридических хлопот, при этом другого умирающего, которого могли бы спасти, — оставить без шансов на сохранение жизни.

Как сказать посмертному донорству «да» или «нет»

Этот «перекос» в сторону соблюдения прав умершего разрешился бы, если б разработчики предложили вменяемую систему для волеизъявления россиян по поводу посмертного донорства. В проекте нового закона свершилось то, о чем так долго говорили трансплантологи, — заявлено о создании федерального регистра прижизненных волеизъявлений граждан о согласии или несогласии на изъятие их органов после смерти. Такие регистры существуют во всех странах Европы и Америки, и благодаря им у врачей гораздо меньше проблем с получением согласия на изъятие и пересадку органов от умершего – умирающему.

(Почему россияне боятся быть донорами органов, читайте здесь)

По проекту закона, согласие или отказ для занесения в регистр должны быть заверены либо в медицинской организации, либо нотариально. Как себе это представляли разработчики закона на практике, неясно. Здоровый человек, который вряд ли думает о преждевременной кончине в результате несчастного случая или от инсульта, должен отправиться к нотариусу – потратить время и деньги, чтобы выразить свое отношение к трансплантации и донорству? Или без показаний для обследования он должен обратиться в медицинскую организацию, чтобы его обследовали для теоретически возможного донорства (напомним, медицинские обследования без направления врача и без показаний проводятся платно – Прим. ред.)?

– На практике, я думаю, что единицы по каким-то соображениям заявят о своем согласии. — прогнозирует главный трансплантолог Петербурга Федор Жеребцов. — Сотни заявят о несогласии. Остальные ничего не скажут. Слишком сложен описанный в проекте механизм для регистрации волеизъявления. Нужна более простая система, по которой человека можно было бы идентифицировать (чтобы никто посторонний не мог выразить за него согласие или несогласие) и выяснить, что он психически здоров и дееспособен (действует, будучи в здравом уме). Нужна и узаконенная система защиты от несанкционированного доступа в регистр.

В противном случае его создание ничего не изменит, и врачи будут поставлены перед необходимостью спрашивать согласие родственников, которые, во-первых, в принципе редко понимают, зачем нужно изымать органы близкого им человека и почему они могут спасти другого, неизвестного им неизлечимого больного. Во-вторых, они могут не понимать или не хотеть понимать этого просто от горя — решение приходится принимать в момент, когда они узнают о смерти родного человека. Это главные причины, по которым люди отказывают врачам в изъятии органов.

«Живое» донорство не запрещено, но и не разрешено

«Живыми» донорами почки или части печени, как и в старом законе, могут стать генетические родственники, достигшие совершеннолетия. Этот способ трансплантации, по проекту, с одной стороны, разрешен, с другой – невыполним. В странном пункте 13, 4-й статьи закона говорится: «Изъятие органов не должно стать причиной смерти донора». Но если речь идет о посмертном донорстве, значит, речь идет о человеке, который уже умер, еще мертвее сделать его невозможно. В противном случае действует Уголовный кодекс. А если о «живом», то в дополнение к этому требованию в пункте 4, статьи 35, 3-й главы проекта сказано: «Родственная трансплантация осуществляется только при наличии в протоколе решения врачебной комиссии заключения о том, что здоровью живого донора в результате изъятия его органов для трансплантации не будет причинен значительный вред, влекущий необратимое расстройство здоровья, стойкую утрату трудоспособности, инвалидность, и об отсутствии медицинских противопоказаний к родственной трансплантации».

Чтобы расстаться с органом или его частью, живому донору предстоит операция. Даже первокурснику медицинского института известно, что любая хирургия — риск. Ни один профессионал не даст 100-процентную гарантию, что операция не закончится летальным исходом. Летальность среди живых родственных доноров хоть и минимальная, но есть, и по этому поводу в мире ведется своя статистика. Значит, с юридической точки зрения этот пункт «живое» донорство с оговорками разрешает, а на практике — какой врач захочет «подставляться» под статью? Ему легче не заниматься «живым» донорством вообще.

Что такое этичная медицина

Похоже, разработчики законопроекта о донорстве и трансплантации органов начитались страшилок о расчлененке и боятся очередного навешивания ярлыков вроде «убийц в белых халатах». Отсюда — множество непонятных врачам деталей, вошедших в закон будто бы специально для осложнения работы всей отрасли трансплантологии.

Неслучайно закон начинается с провозглашения о «создании этичной  правовой системы по осуществлению донорства органов человека и их трансплантации». Хотя этичная медицина, вообще-то — иллюзия.

Какое, скажем, отношение к этике имеет сортировка больных? Но именно разделение на «легкое» и «тяжелое» ранение помогло спасти тысячи и миллионы жизни людей в военное время. В приемных покоях скоропомощных стационаров аналог такой сортировки действует и по сей день. Этика в медицине заключается не в потакании фанабериям и неосведомленности пациента, а в профессиональном и честном разъяснении ему необходимости того или иного действия врача. В данном случае нужна социальная реклама, доступная информация для всего населения страны о донорстве и трансплантации. И тогда сомнений в этичности трансплантации не будет.

В попытке «соблюсти лицо» законодатели демонстрируют, с одной стороны, свое согласие с тем, что трансплантация как бы и нужна, с другой, будто бы оправдываются за эту необходимость. Так, статья 5, пункт 3 гласит: «Каждый имеет право на личную неприкосновенность», пункт 4: «Интересы человека должны превалировать над интересами общества или науки». Действительно, закон — о практической медицине и о лечении, поэтому о применении трансплантации в интересах науки не может быть и речи. Но интересы какого человека «должны превалировать над интересами общества» -умершего или того, которому требуется пересадка? Если родственники не согласны с изъятием органов у умершего родственника или человек при жизни отказался дать разрешение на посмертное изъятие органов, то как быть в ситуации, когда им самим понадобится пересадка органов? Поступать по принципу «как аукнется, так и откликнется»?

С какой целью в проект введен термин «неопознанный труп» – тело (останки) умершего человека, личность которого на момент обнаружения тела (останков) не установлена»? Какое отношение останки имеют к трансплантации?

Нового закона о донорстве и трансплантации органов медики ждали в надежде, что он создаст условия для развития этой отрасли медицины. Произойдет ли это с новыми законодательными нормами?

На этот вопрос «Доктор Питер» попросил ответить главного трансплантолога Петербурга Федора Жеребцова:

– Прежде всего, надо сказать, что действующий закон от 1992 года — хороший закон. Оснований для истерики по поводу необходимости его срочной коррекции нет.

И нельзя сказать, что нам представили на обсуждение плохой проект закона — он очень сырой и однобокий. Может быть, он хорош для некой европейской страны, в которой донорство органов существует уже многие годы, население готово к состраданию и регистрирует согласие на посмертное использование своих органов, а все, что сопровождает донорство и трансплантацию, работает, как должно. Этого нельзя сказать о нашей стране, в которой уровень недоверия ко всему, в том числе к медицине, очень высок, уровень ответственности и сострадания – низок, а развитие трансплантации задержалось на десятки лет. Плюс к этому – характерные только для нашей страны условия, которые затруднят выполнение трансплантаций, если будут приняты нормы, предложенные проектом закона «О донорстве органов, частей органов человека и их трансплантации (пересадке)».

Однако любой даже самый распрекрасный закон о донорстве и трансплантации изменит немногое, если не решить проблемы в смежных областях. Донорство органов не существует само по себе, оно возможно только в результате квалифицированной работы реаниматологов. До того момента, пока наука «анестезиология и реанимация» - первооснова донорства - не достигла определенного уровня, пока не появилась возможность сохранить легкие, сердце, печень при гибели головного мозга, ничего кроме почек не пересаживали.

В наибольшей степени эффективность работы трансплантологов и донорской службы зависит от уровня развития государства и общества, в том числе от развития системы здравоохранения. Представьте себе процесс донорства в виде пирамиды, в которой верхушка – количество операций по пересадке органов. А в основании – общее здоровье населения. В регионе, где распространены заболевания почек, вероятность получить здоровую почку ниже, чем в других. Там, где распространены патологии печени, этот здоровый орган – редкость.

Следующая ступень пирамиды — отношение общества к посмертному донорству, еще выше — отношение врачей, далее — специалистов-реаниматологов и т.д.

Конечный итог — количество выполненных пересадок органов — не столько отражение активности трансплантологов, сколько условий в которых они работают.

Необходимо понимать, что в проекте закона прописано множество технологических условий (например, формирование многочисленных федеральных регистров, для которых нет программного обеспечения и прочее). Эти технологические условия и реальные сроки создания их практической базы сделают невозможным исполнение положений предполагаемого закона с 1 января 2015.

Кроме того, по новому закону, процедура получения согласия на изъятие органов добавляет три часа ожидания. Если в «детском» донорстве это оправдано, то во «взрослом» это расточительство: донорский орган — не египетская мумия, он не может храниться тысячелетия.

Я считаю, что трансплантологи должны донести до авторов проекта закона, какие последствия (снижение доступности посмертных донорских органов) нам грозят после его принятия. Врачи — люди законопослушные, какой закон примет Государственная дума, по такому и будем работать с 1 января 2015 года. Но необходимо информировать законодателей о мере их ответственности перед пациентами, ожидающими пересадку. Хорошо бы, что б они — законодатели, а не врачи, получали бы гневные письма от пациентов и их родственников, не дождавшихся донорского органа.

Ирина Багликова

© Доктор Питер

Рубрики: Общество, Хирургия

33 комментария Оставить комментарий

Хорошая, годная статья. Тема раскрыта. Молодец, Ирина Багликова, садись, 5.
Но истерия тех, кто боится быть разобранным на запчасти убийцами в белых халатах никуда не денется. А таковых немало, тысячи их. Майор Роман Скачков, например. Вот если бы центральная пресса широко и целенаправленно освещала проблему трансплантации, может быть, дело бы и пошло - а то как в 2003-м бахнули одну передачу, так до сих пор целая отрасль медицины оправиться не может, еще и убийцами в открытую называют.

А может, стоило бы сделать донорство органов платным? Как в какой-нибудь Шри-Ланке. и проблема с их недостатком не было бы, родственники умерших в очередь бы встали...

Органы не все парные)))
Хорошая статья

Хорошо хоть здесь обсуждение есть. Обещанное минздравом общественное обсуждение на сайте минздрава не происходит. Федор Жеребцов все правильно сказал, но есть еще два момента:
1. Процедура волеизъявлерия, прописанная в законе, чудовищна: челове должен обратиться к главному врачу больницы или пликлиники с заявлением о своем волеизъявлении, там его рассмотрят и примут решение - какое же это волеизъявление? Оно должно быть простым и доступным, например на сайте госуслуг, где человек со воим СНИЛСом может зарегистрироваться и поставить галочки какие органы он желает чтобы пересадили после его смерти, либо поставить одну галочку что не желает быть донором вообще. Способствовать позитивному волеизъявлению можно если заявить о приоритентном доступе к трупным трансплантациям для тех кто при жизни зарегистрировал согласие стать посмертным донором. Так слелано во многих развитых странах и эффект весьма серьезный.
2. Закон ликвидирует справедливое распределение органов, в частности почек. При распределении трупных почек определяющим должна быть продолжительность ожидания а не совместимоть. Эиа практика введена в Москве после того как Леонид Печатников показал чудовищные цифры - средняя продолжительность ожидания почки среди тех кому сделали пересадку не превышает три месяца, а среди тех кто продолжает ждать - больше трех лет.

Россияне, сограждане, вы забыли в какой стране мы живем - здесь все только продаецца за бабло. Вы не можете забыть о Савейской медицине за ништяк. Охрененнное количество теплых ребят и девочек пасет все с причиной на бабло. Все ваши идейные междометия лишь имение от них гешефта за бакшиш. Для непонятливых - любое левое бурчание по теме оплачиватся левым баблом.

Роман, а кто такую страну делает? Не Вы случайно?

долго не мог понять, что именно написано. перевожу для всех, кто не понял: все несогласные с Романом - враги народа, оплаченные левым баблом от теплых мальчиков и девочек, жаль что суммы не указаны.

OZ, нас здесь, непонимающих Романа, гораздо больше, чем кажется) Мы просто уже как-то абстрагируемся.

Если сам Каабак тут засветился - значит, дискуссия принимает серьезный уровень. Если это сам Каабак, конечно. Проверим: Михаил Михайлович, сколько ОЦП Вы рекомендуете сменить в предтрасплантационной подготовке сенсибилизированных кандидатов на АТТП?

Михаил Михайлович, прошу прощения, даю ссылку для всех остальных: http://nephroliga.ru/publications/227. Там вроде доступно подтверждаются мои мысли.
По поводу: # Павел , 19 мая 2013 г. 16:55
Роман, а кто такую страну делает? Не Вы случайно? - помыслил и согласился. До недавнего времени, как пес войны тупо выполнял приказы. Сейчас, как, пес закона, собираю информацию по заявкам таких же псов закона. Получается, что это я такую страну делаю. Но ведь я больше ничего делать не умею.
Насчет скана портов - настроил фаер и антискан. Что-то мерцает, но,вроде, несерьезно. А скрипты оказались очень интересные, потрошу помаленьку.

Роман, уж извините меня за прямоту, но это ваши проблемы, что вы больше ничего не умеете делать, кроме как тупо следовать приказу.

Статья хорошоя.Комментарий гл.специалиста СПб не только зрелый, но первый смелый и осмысленный ответ на этот проект.Видно, что авторы законы старались.Видно, что появились термины за которые трансплантологическое общество билось многие годы.Видна большая работа по согласованию.Однако в том виде в котором проект закон представлен, он опасен прекращением каких-то бы не было трансплантаций. Похоже текст писался без анализа работы донорских служб страны, в отрыве от практического здравоохранения.Донорство - проблема не трансплантологическая, а реаниматологическая. Необходимо избежать новгородского вече, уклонов в политику и в сторону обвинений, а на страницах этого форума выработать механизм принятия поправок к тексту проекта закона.
Радикальные замечания:
1.Необходимо разделить донорство и трансплантацию.И сделать это финансово и организационно.Возможно это только одним способом - созданием не регистра(?), а федеральной системы донорства. С едиными стандартами, правилами, статстикой, набором требований и финансовым наполнением работ.Во всем мире тяжесть донорской работы ложится на стационары, и на специальных людей- трансплантационных координаторов.Это и выявление доноров и работа и с ними, и разговоры с родственниками(которые требуют специальной подготовки). Во всем мире основой эффективной трансплантационной помощи является фигура трансплантационного координатора.Необходимо создание национальной системы донорства - центральный орган, региональные представительства, госпитальные координаторы.
2.В отношении презумпции согласия.Необходимо дать возможность каждому зарегистрировать свое волеизъявление электронным образов.При наступлении кончины через кодированный доступ должна быть возможность проверкой донорской службы - есть авторизованный отказ - нельзя экплантировать органы, нет- надо действовать в интересах пациентов.
3.Федеральным бюджетом оплачиваются операции трансплантации.Выявление доноров, работа с ними обладает признаками высокотехнологичной помощи, и требует адекватного финансирования- главные врачи не имеют ресурсов для организации такой работы, поэтому не создаются условия для ее выполнения.
Очень важно стараться не упражняться в этих комментариях в сарказме, ерничанье, огульных обвинениях.Надо использовать шанс выразить конструктивные предложения по исправлению отчаянно плохой ситуации с донорством.

По этой ссылке вы найдете единственный(если я не ошибаюсь) ресурс, полностью посвященный донорству органов.Там есть и практические вещи и проекты.
www.rosatco.org

http://nephroliga.ru/publications/227

Очень хорошо, что появилась такая статья, вызвавшая живую дискуссия по столь актуальной теме. Небольшое замечание по тексту — "Правда, врачи все равно спрашивали разрешения родственников, хотя по закону могли бы этого и не делать." Это уже какое-то лирическое отступление. НЕ СПРАШИВАЮТ в подавляющем большинстве случаев, поскольку не обязаны. Может быть только в Н.Новгороде. По крайней мере я это слышал от местных координаторов.
Теперь о законе. Положительные моменты: описана процедура с детьми, в ст.4 дана попытка дать разъяснение основных терминов (очень коряво, порой видишь кальку перевода, не во всем соответствует международным понятиям, есть просто непонятные места типа -- "... у которого ожидается остановка циркуляторной деятельности..." -- это что, процедура withdrawal?), предлагается ввести регистр волеизъявлений, появилось понятие трансплантационного координатора. Все конечно требует соответствующей корректировке.
Теперь, что мне не нравиться.
Если уж в ст.14 озвучена ПРЕЗУМПЦИЯ СОГЛАСИЯ, то, исходя из того что "ПРЕЗУМПЦИЯ это предположение о существовании факта, которое считается истинным до тех пор, пока ложность такого предположения не будет бесспорно доказана", то в регистр следует вносить только НЕСОГЛАСИЕ. Не внес — значит согласен.
Не буду останавливаться на сложностях оформления (по-моему следует при получении паспорта, ИНН, военного билета, авт. прав и т.д. хотя бы предложить человеку ответить на это вопрос). Основной недостаток существующей редакции в том, что закон написан не русским языком и по этому при его прочтении возникает ряд непониманий. Я сам только с N прочтения понял, что в описываемой процедуре общения с родственниками все-таки в большей степени сохраняется презумпция согласия. Поясняю:
В абзаце 2 статьи 14 написано:
«В случае отсутствия … прижизненного волеизъявления … ПРАВО заявить о своем несогласии на изъятие органов … имеет супруг, а при его отсутствии …»
Т.е. супруг и другие (по рангу) имеют только ПРАВО, а не обязаны.
В статье 19 написано:
1.«В случае смерти …, не выразившего при жизни своего волеизъявления … медицинским работником медицинской организации, в которой была осуществлена констатация смерти, в течении 1 часа после подписания протокола УСТАНОВЛЕНИЯ СМЕРТИ информируется об этом супруг, а при его отсутствии …»
2.Супруг, а при его отсутствии … имеют право в течение 2 часов после сообщения им медицинской организацией о КОНСТАТАЦИИ СМЕРТИ заявить о своем несогласии на изъятие органов.»
Т.е. супруг и другие (по рангу) информируются только о СМЕРТИ пациента. Разговора о испрошенного согласия на донорства НЕТ.
3. «В случае если в срок … (2 часа)… супруг … не заявит о своем несогласии на изъятие органов … медицинская организация имеет право признать умершего в качестве реального донора»
Помимо многочисленного повторения в первую очередь сбивает термин «несогласие». Если смотреть толковый словарь (например Ушакова), то СОГЛА'СИЕ, я, ср. 1. только ед. Утвердительный ответ на что-н. — на просьбу что-н. сделать или на просьбу разрешить что-н. сделать, разрешение.
Может быть у юристов «согласие» можно трактовать по другому? Не знаю, может быть «согласие» со стороны родственников следует сменить, например «самостоятельно не высказали желания, чтобы у умершего не были изъяты органы для трансплантации …». Понимаю, что коряво. Просто это провоцирующий жалобы момент.
Непонятно и следующая конструкция. Если прижизненного волеизъявления нет, то о смерти информируем. А если есть, что о смерти не сообщать.

О временных рамках. Если 3 часа (1+2) для донора со смертью мозга в большинстве случаев не критично, то для NHBD это может к потере органов если не проводить экстракорпоральную перфузию. Конечно, это было бы неплохо во всех случаях, но тогда в финансирование следует заложить возможность отказов.


Что еще сказать. Если уж и предполагается создание регистра, то следует быть готовым к тому, что все неизвестные и иностранцы (это ~ 20% от всех потенциальных доноров в Москве) автоматически выпадают из этого списка, т.к. их волеизъявление узнать нельзя. Хотя для иностранцев следовало бы установить такой порядок. Въезжаешь более чем на … дней, оставь запись в регистре. По крайней мере, подобный порядок в Германии. Еще одна группа потенциальных доноров, которая выпадает. Это граждане РФ, но место проживание которых и за одно связь с родственниками на момент смерти не установлена (~10%).
Последнее. В ст. 9, помимо неопознанных включил бы заключенных и военнослужащих срочной службы. Хотя среди доноров их % равен нулю, тем не менее, это положительно повлияло бы на общественное мнение.



Читаю опусы господина Верещагина (кстати, написанные с грамматическими ошибками) и диву даюсь… Сколько невежества и просто животной ярости против, в общем-то, давно так нужного стране Закона. И все это поэтично сдобрено осознанием собственной псевдоэрудированности (я имею в виду ссылку на Метерлинка). Человек, не побывавший в роли пациента, кому сможет помочь лишь трансплантация, или родителя, ребенку которого необходим только данный вид медицинской помощи в определенных конкретных случаях, никогда не сможет ощутить нерва обсуждаемой проблемы. Кто Вы, господин Верещагин?! Дешевый пиарщик, или Вы действительно думаете и проповедуете то, что выложили в Интернете?! Тогда мне Вас искренне жаль, ну, да Бог Вас простит... Я хочу Вас спросить: умирали ли у Вас на руках дети, харкающие кровью, с синяками по всему телу, уставшие жить от мучительных болей, но все же вопрошающие взглядом в сторону матери, отца, деда или других родственников о спасении?! Почему Вы взяли на себя право определять, кому жить или не жить?! Мне даже интересно было бы на Вас взглянуть. Я прямо-таки представляю себе дяденьку, целый день лежащего на диване в трениках с оттянутыми коленками, почему-то с не очень чистыми руками и обилием прыщей на носу, в маленьких очечках, разговаривающего с телевизором, ночами сидящего в Интернете и, по-моему, кем-то очень обиженного. Вы бы подняли свою задницу да сходили бы в отделения нефрологии, гепатологии, кардиологии в трансплантационных учреждениях, пообщались бы с пациентами, их родственниками, просто проявив хоть какую-то позицию. А Вам интересно понаписать откровенной ерунды, оболгать порядочных людей, да еще при этом цинично прогнозировать реакцию парламентариев, а так же не очень грамотных и зачастую мало просвещенных сограждан... Это, конечно же, заслуги перед Отечеством, претендующие на поощрение. Мне Вас жаль, сходите в Церковь, пообщайтесь с Батюшкой... С пожеланиями мира и покоя, Василий Пупкин.

# Василий Пупкин , 30 мая 2013 г. 17:41 - глубоко с Вами согласен, я вижу все это изнутри, когда получаю запросы на проверку большого количества медработников, подозреваемых в преступных нарушениях своих обязанностей и извлекающих из этого корысть. Но, по причине, кривого законодательства по данной теме, тертые адвокатишки отмазывают явных преступников от кичи. И этим зажравшимся псевдоэскулапам и адвокатишкам глубоко диарей на чьи-то там трудности и проблемы. Почти две недели безвылазно собираем инфу по заявкам коллег. Хотя что-то из нашей работы можно увидеть в телеящике.

То что сейчас уже происходит с транс плантацией в Питере хуже некуда. Закрыли 2 больницы - 31б-цу и Джанилидзе. Там в 2013г не было ни одной операции по пересадке. Остался только первый мед.' где было сделано всего 10 операций. В Петербурге 1300 больных, ожидающих почку, при такой ситуации они никогда не дождутся. Нефролига написала открытое письмо Полтавченко ( при Матвеенко такого безобразия со здравоохранением в городе не было). Ответа нет. Так что обсуждать то что будет в 2015г. Бесполезно, денег просто нет в стране, только понять не могут. Что процедуры гемодиализа стоят гораздо дороже, чем пересадка почки. Поражает ментальность нашего народа и законодателей, неужели не принять закон,как во всем цивилизованном мире, где после смерти все готовы отдать свои органы , чтобы спасти других людей!! Ведь на том свете органы не нужны, там только бестелесные души!!!

Вы что, всерьез верите, что органы будут вырезать у умершего человека? У нас в стране, где все покупается и все продается?
У меня другое предложение - давайте изымать органы у тех, кто как раз стоит в очереди на эти органы. Они же все равно почти труппы. Что им жалко что ли! В могиле они им не пригодятся...
А что, есть здоровое сердце, а вот печень помирает. Надо бы печень где-нибудь найти. А может, черт с ней с печенью - пожертвуй лучше сердце тому, у кого с печенью все в порядке, но сердце барахлит!
Так глядишь, 50%-ам из очереди пересадка поможет, ну а остальной половине извините, там больше заплатили...
Так оно может и очередей-то не станет совсем. Здоровая нация, понимаешь. Начнут люди искать альтернативные методы и способы для оздоровления... :)

По любому напишу отказ от трансплантологии и сама и муж мой и ребенку будет запрет. Почему? Да потому что не дай бог рядом никого не окажется и разрежут тебя на куски и все. Выясняй потом что к чему и почему.

Мне бы очень хотелось, чтобы вы оказались в ситуации, когда нужен донор неизлечимо больному вашему ребенку, донором подходила бы я, которая подписала отказ от изьятия органов, пусть мои здоровые органы сгниют в земле........

Не надо желать другим нездоровых детей! Грешите? Грешите сами и получайте расплату за содеянное! А вот лично я и мои родственники предпочли бы уйти на тот свет тихо и без боли. И не кучкой потрохов а цельной оболочкой, служившей вместилищем души. Почему цельной? Да потому что хочется в следующем воплощении на Земле быть здоровым.
А чтобы Ваши дети не болели - не пейте, не курите, не грешите.

Органы изымают только у живого человека, причем без наркоза! Не у трупа! Через пять минут после остановки сердца органы тромбируются и становятся негодными для пересадки. Операция по извлечению, например, почки занимает около 2-х часов, но никак не 5 минут! Таким образом, донор умирает самой страшной смертью - от распила по живому...

Никандра: В августе 2013го в НИИ Джанилидзе делали пересадки. Со слов Ананьева по телеящику в 2013 году было сделано 28 пересадок почки в Петербурге. Со всем остальным согласен.
Специалисты-трансплантологи обещают размещать в больницах города уполномоченных по поиску потенциальных доноров, и по оформлению забора органов в соответствии с законами РФ. Специалистов, которые могут это сделать юридически грамотно, мало. А потенциальные доноры вообще в больницах никого не интересуют, так как местные доктора зачастую в этом ничего не понимают. Все узкоспециализированы. Да и проще у человека зафиксировать смерть мозга и отвезти в морг, чем заморачиваться с донорством. Ни больница, ни доктора в больнице ничего с этого не получают.

Давным давно пора этот закон было принять. Медперсонал, когда человек умирает в больнице проявляют полное наплевательство на умирающего человека. Сдох? Ну и чёрт с ним. Все люди умирают, так этот чем лучше?!
Зато когда появляется возможность поживится органами, тут куча грифов налетает в количестве несколько десятков человек. Тут сердце, тут печень, тут почки, тут костная ткань и роговица. Есть органы-есть заработок.
У меня к Каабак вопрос. Как он отнесётся к тому, что скажем его дочь попадёт в аварию, его не будут подпускать к ней, весь медперсонал его будет его гнать прочь из больницы. А в это время будут проводить мероприятия по изъятию органов из тела его дочери. Ну а потом в морге выдадут пакет обрезков его дочери с хамством медперсонала. Вот этот круглый мешок и есть тело вашей дочери, забирайте давайте. Не задерживайтесь, открывать не надо тут. Давай подпись ставте, и давайте уходите.

Ну и наконец. Когда в 1993-м году расстреливали Белый дом, там стояли машины скорой помощи. На вопрос журналистов, вы кто такие, медики смущённо говорили: мы это врачи трансплантологи, нас тут прислали дежурить. Какой гуманизм и забота о людях.
Я уже не говорю, что там делают у Каабака в клинике гости из Израиля и южных республик бывшего СССР. Видимо в РФ органов так много, что просто не успевают их освоить среди своих сограждан, приходится иностранным гражданам их осваивать. Наивным же гражданам лапшу науши вешают о спасении жизни, хотя де факто это всего лишь бизнес дельцов от медицины. Благо при пьянчуге ЕБН протащили закон, которого нет ни в одной цивилизованной стране, для зарабатывания денег "докторами", а теперь поднимают крик, что бизнес хотят прикрыть. Заставить докторов жить на одну зарплату да без премий.
Я вообще молчу о том, что на улице могут за 1000 рублей зарезать. А когда органы оцениваются в миллионы рублей, вопрос проводить реанимационые мероприятия и спасать чью то жизнь или заработать денег отпадает сам собой. Никому не приходит в голову оставить чемодан незнакомому человеку посторожить его, пока владелец куда то отходит. Однако все почему то просто обязанны безоговорочно доверять свою жизнь доктору, которого человек не знает, и расчитывать на то, что тот не обманет и не убьёт в целях наживы. Видимо в роддомах по специальной программе рожают младенцев, которые потом будут медиками. Они никогда не воруют, не грабят и не убивают. И вообще они не homo sapiens, а homo medicus.

Ну и наконец. У меня предложения насчёт реплик медиков о смерти мозга. Давайте ВСЕХ медиков пропустим через диагностику, жив у них мозг или нет. Контрдоводы не расматриваются, ибо человек без сознания никак не может высказать слово против того, что он не согласен с мнением доктора, что его надо направить в морг.
Сколько медиков в РФ? 100тысяч? Сколько случаев будет при погрешности измерений, пару случаев точно будет. Так значит всех эти медиков надо отправить туда, куда отправляют тех, кого медики посчитали мёртвыми. Сдаётся мне если такое провести, медиков придётся по лесам отлавливать. Одно дело, когда жизнь какого то пациента, и совсем другое, когда это твоя жизнь.
Так что надеюсь закон примут. Давно пора. Если же кто то хочет спасать жизни, пусть требует увеличить финансирование разработок с трансгеными животными и клонирование органов. А тела людей оставте в покое.

Я уже больше года с БОЖЬЕЙ помощью только спасаюсь от охотников на мою жизнь. В прошлом году оказалась с серьёзной травмой в Новосибирской больнице. Я иногородняя и отсутствовала постоянная прописка. Сразу же при поступлении мне стали совать бланки для подписи. Читать полностью я была не в состоянии из-за сильного сотрясения и боли, полученного стресса и тяжёлой дороги. Пришёл пожилой, среднего роста светловолосый мужчина в белом халате и попросил подписать очередную бумагу. Я только прочла то, что написано крупным шрифтом. Увидев название-Новосибирский научно-исследовательский институт ТО, я решила, что это сокращённо-травматологическое отделение. Мужчина, представившийся сотрудником этого института был немногословен. На мой вопрос зачем ответил невразумительное что-то, типа-согласие на сотрудничество. Будем вас наблюдать. Когда я подписала, не читая остального текста, т.к. просто не было сил, я вскоре очень забеспокоилась. Стала спрашивать у соседок по палате. Они меня успокоили-не волнуйся, к нам тоже приходят из института, будут тебе корсет подбирать и прочее. Через несколько дней к ним действительно пришёл сотрудник этого института, тоже светловолосый, невысокий, но моложе. Он беседовал соседок по палате, консультировал-местных жительниц. Ко мне так большне никто не подходил. Я задала врачу вопрос, чем только его разозлила и не получила ответа. А этот сотрудник института ответил, что ничего не знает, что он здесь только один. Я ещё больше взволновалась, т.к. ТО может означать и трансплантацию органов. Через две недели на меня стал врач накладывать гипс из-за компрессионного перелома позвоночника, чтобы отправить меня поездом домой. Хорошо, что ко мне приходила родственница, живущая в Новосчибирске, иначе разговор со мной был бы короче. Хотя мы перед этим сообщили врачу, что постараемся приобрести полужёсткий корсет-он очень дорогой в Новосибирске, родственница бегала, искала по городу подешевле. Внезапно меня, пролежавшую без движения две недели, подняли и доставили в гипсовую. Как только врач стал накладывать гипс, мне стало сразу очень плохо с сердцем. Я молилась всей душой, ноги подкашивались. Я сказала, что сейчас помру, так мне плохо и стоять не могу. Врач злился и заставлял стоять, но я схватилась за столик и начала падать. Пришла медсестра, дала нашатырный, я падала. Врач тогда сунул грубо пузырёк с нашатырный под нос и заканчивал накладывать гипс. Кое-как меня се6стричка довела до палаты. В поезде за трое суток пути меня несколько раз пытались курткой придушить двое парней, когда на станциях мои соседи по плацкарту выходили из вагона. Но всякий раз была помеха, кто-то начинал по проходу вагона проходить. Дважды я даже вскрикивала ночью и обращалась с вопросом, что им надо? Я была по пояс загипсована. Теперь уже хожу без костылей и корсета. Могу даже устроиться на работу, но из-за преследования каких-то людей боюсь выйти из дома. И это реальный факт, а не последствия стресса. Я даже некоторых зафотографировала на сотовый телефон. Меня такая ситуация настолько измотала, что не знаю, что делать. В полицию бесполезно обращаться при работе современных полицейских. Я не БОМЖ, имею высшее образование и веду совершенно здоровый образ жизни, хоть являюсь инвалидом 2 группы по сердечно-сосудистому заболеванию, пенсионерка. Пережив нападение с целью грабежа и убийства в Казахстане из-за проданной наследственной квартиры, я попала в поле интересов других охотников за моей жизнью.

Я против пересадки органов, пусть учатся лечить, а не потрошить!!! Забыли в какой стране мы живем ? Я лично не один раз сталкивалась в больнице с вымогательством взятки. О торговле органами слухи не просто так ходят, иначе не было бы столько охотников за ними. Не успеешь в больницу попасть и начинают бумажки подсовывать, тут некогда читать и соображать, а без этого отказываются помогать. У меня два года назад деда в реанимацию забрали( дедуля умер, очень просил позвать бабушку, но не разрешили проститься, неделю пролежал), пока бабушка не подписала бумаги, что претензий иметь не будет деда не принимали, а вы говорите, что врачи чьи-то жизни спасать хотят и заботятся о здоровье, врач, прежде всего ПРОСТО ЧЕЛОВЕК, который хочет зарабатывать ,это порсто их работа!!!

Вот почему когда поступаешь с обычным(не смертельным диагнозом в б-цу или поликлинику, тебя особо никто не горит вылечить, а такие сложные и ужасно дорогие манипуляции, как изъятие, консервация, хранение, доставка, поиск подходящего реципиента( кому пришивают орган) и.др. процедуры при трансплантации, врачи- хирурги и трансплантологи так хотят осуществить и все-таки помочь умирающему и пересадить нужныц именно ему орган????? Вот почему, а? Даже простая щубная боль не вызывает такого энтузиазма у стоматолога, пока не согласишься, что даже в районной поликл-ке за пломбу и укол и пломбировеу каналов надо платить? А здесь такая щедрость и вернрсть клятве врача????? Ответьте врачи пож-ста.

У каждой медали есть 2 стороны, дорогие защитники закона! 30 декабря 2014 мою сестру (31 год) доставили в больницу на скорой с сильными головными болями, сделали ей трепанацию после чего через 3 дня она пришла в себя, ходила своими ногами, говорила с нами, была в здравом уме и светлой памяти. 12 дней новогодних каникул, дежурный врач, лечить не торопились, когда она жаловалась на головные боли, говорили терпи! Мама ходила к зав. отделению, спрашивала какие лекарства купить, чтобы помочь ей, но врач ответил, что для таких больных у них все есть! В первый рабочий день, после Н.г. праздников ее выписали, через несколько часов мы вызвали скорую, т.к. начались сильные головные боли! Отвезли в ту же больницу! По дороге она была уже не в сознание, но боли были такие сильные, что она руками раздерала себе голову. Когда ее довезли до больницы санитарка начала брить ей голову для операции, как тогда мы думали, станком выхватывала ей из головы куски кожи текла кровь, мы сделали ей замечание на что она протянула нам станок и сказала, чтобы мы брили ее сами. Потом ее увезли, тогда мы видели ее в последний раз!!! Когда приезжали нас не пускали в реанимацию, говорили в коме, шансов мало! Мы верили, что близкого нам человека в это время врачи спасают изо всех сил!!! На третий день, нам сообщили, что она умерла! Только на 4-ый месяц после ее смерти мы узнали, что ей удалили обе почки для пересадки! Что в течение этих трех злосчастных дней врачи собрали консилиум и приняли решение, что она замечательный донор: молодая, здоровая, соц. рисков нет! Провели все необходимые меры по подготовке человека, которому пересадили ее почки, к операции и когда больница, в которой уже ждали почки дала отмашку, моей сестры не стало. Врачи провели ряд действии по подготовке процедуры по изъятию, но для нас, ее родных, эта была большая тайна. Согласия от нас на повторную операцию они не брали, значит не было ее совсем! А уже про согласие на изъятие органов и говорить нечего! Воспользоваться правом, которое дает ей замечательный закон и отказаться от изъятия, она не могла, в больницу она поступила без сознания! А мы даже не могли подумать, да и честно говоря не знали, что такое бывает и что есть такой закон, согласно которому наши близкие просто органы и спасать их не представляет интереса! Когда твоего родного человека везут в больницу ты думаешь, что его спасут, а в это время врачи заняты другим, они умышленно и хладнокровно готовятся к изъятию, а еще как выяснилось, практически заживо режут! Ведь кого то месяцами держат в коме, выводят из нее и люди радостно живут дальше! А она была молодая, красивая девушка, у которой вся жизнь была впереди! После ее смерти, мужа несколько раз вытаскивали из петли, а мать до сих пор не может оправиться от горя, говорит, что ее ребенка зарезали как барашка, вместо того, чтобы вылечить! Дай бог здоровья, тем людям, которым пересадили ее почки, для них они били ТРУПНЫМИ ПОЧКАМИ!

Хорошая статья, пойду теперь к нотариусу, сделаю отказ от донорства всем своим , не хочу стать разобранным в бессознательном состоянии. Учитесь лечить, а не потрошить!!! К врачам доверия нет. Смотрела передачу, где рассказывали, как изымаются органы.Не знала, что на живую, без наркоза, считают, что пациент ничего не чувствует.

Кошмар, куда же мы катимся!
В этой ситуации хочется обратиться ко всем: люди, милые, не болейте, пожалуйста! Не должен человек в принципе ждать почек или сердце от кого-либо, свои надо беречь, уважаемые! Учитесь исцелять себя сами, ведь если задаться целью - можно дожить до старости в добром здравии.
А дети с врожденными дефектами? - скажете вы. Конечно, чтобы дети рождались здоровыми - кончайте пить, курить и кутить. Из поколения в поколение передаются наши болячки и только копятся в каждом следующем внуке, правнуке. Зачем вы намеренно обрекаете их, своих кровиночек, на инвалидность? А все потому, что превращаемся мы в животных, в человекообразных обезьян. Вместо того чтобы быть венцом природы, человек деградирует. Ну почему вы думаете, что вам все сойдет с рук? Живете наслаждениями, днем сегодняшним. Почему вам кто-то должен свою печень отдавать?
Еще раз призываю - берегите себя. САМИ!
Нас ведут по западному сценарию. Неужели, кто-то из одобряющих этот закон действительно рад этому?

С нашими ***** законами и фактическим отсутствием такого понятия, как возмещение морального ущерба, проще держать при себе записку типа "Я такой-то и в случае моей клинической смерти, желаю тем ****, которые вырежут из меня хотя бы один кусочек плоти для пересадки или других мотивов, мученической смерти", а для тех, кому они достанутся, оставить личное пожелание лучше всего на латыне.

Выход проще: человек официально в МЛУ отказывается от посмертного донорства (копии в амбулаторной карте, паспорте и у родственников), а если его волю нарушают - бригада трансплантологов обязана выплатить среднемировую цену за каждый изъятый орган родственникам.

Написать комментарий:

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.




Читать дальше
Читать дальше

Самое читаемое

Самое обсуждаемое

Читать все отзывы
Получали ли вы налоговые вычеты за оплату лечения или лекарств?

Все опросы




Нашли ошибку?

×