Как я выбирал суррогатную мать из 120 кандидаток

11:50, 02.04.2012 / Верcия для печати / 0 комментариев

Нелегкая это работа – выбрать суррогатную мать, которая выносит и родит чужого ребенка. Как это происходит в жизни, «Доктору Питеру» рассказал человек, далекий и от медицины, и от коммерческих фирм – посредников в подборе сурмам. Сергей Терех, экономист по образованию, волею своей приятельницы, в течение четырех лет пообщался со 120 претендентками на роль суррогатной матери.

Как я выбирал суррогатную мать из 120 кандидаток
Фото: фото с clip.dn.ua

В 40-летнем возрасте приятельница Сергея Дмитриевича попросила о помощи: по состоянию здоровья она не может родить ребенка и хочет воспользоваться вспомогательной репродуктивной технологией (ВРТ) – программой суррогатного материнства. Но общаться с женщиной, которая выносит и родит ребенка, категорически не может по разным причинам. Выбрать сурмаму она попросила Сергея Тереха. Сегодня, когда его приятельница благополучно растит близняшек, родившихся благодаря и его участию тоже, он готов составить портрет суррогатной матери.

- В Международном центре репродукции человека, в который я обратился за помощью в проведении программы суррогатного материнства, были удивлены тому, что мужчина занимается таким делом не для своей жены, а для посторонней женщины. Боюсь, в их практике это был первый и последний случай. Однако я имел на это право.

Начало нашего сотрудничества было многообещающим. Мне назвали три претендентки на роль суррогатной матери, я выбрал одну из них. И первая же пересадка эмбриона оказалось успешной. По условиям договора, на 10-12-й неделях беременности проводится пренатальная диагностика. Она выявила у ребенка наследственное заболевание, несовместимое с жизнью, пришлось прерывать беременность.

Только тогда я понял, что ввязался в вовсе не простую работу: сурмама обвиняла меня (!) в том, что у ребенка врожденное заболевание и отчаянно стремилась встретиться с его матерью. Поскольку отсутствие встреч с сурмамой было непременным условием всей этой истории, от услуг этой женщины пришлось отказаться. Из 120 претенденток в общей сложности, только с шестью мы дошли до пересадки эмбриона. Мы заключали с ними договоры поэтапно, и только с одной из этих шести дошли до второй, успешной попытки, завершившейся рождением двух девочек.

Критерии выбора

Я не психолог, поэтому выбирал женщин на роль суррогатной матери интуитивно, как близкого человека, способного помочь решить мою проблему. Поскольку все кандидатки с медицинской точки зрения имели право стать суррогатными матерями, меня интересовали:

  1. Психологическое состояние: адекватность и стрессоустойчивость.
  2. Гигиена (может, я предвзят, но с одной из претенденток я расстался только потому, что от нее пахло потом).
  3. Окружение (семья). Наличие мужа, как выяснилось в процессе этого нелегкого занятия, было большим минусом. Проживание вместе с родителями тоже.
  4. Мотивация: что побудило женщину жертвовать своим здоровьем, чтобы выносить и родить ребенка чужому и незнакомому ей человеку.
  5. Степень доверия к биологическим родителям, с которыми заключается договор.

Кому-то нужны деньги, кому-то – искупление грехов

Лишь четверть из них честно говорили о том, что суррогатное материнство – способ решить материальные проблемы. Одна семейная пара пришла с калькулятором и считала при мне, сколько я должен заплатить, чтобы они смогли купить бензоколонку. «Но вы же курите?» - удивлялся я. «Подпишем договор, начнется рабочий процесс и я брошу», - уверяла меня трезвая половина этой семьи – жена.

Еще, наверное, не меньше четверти стеснялись признаться в том, что решились на участие в программе, чтобы заработать. Они вели себя так, будто хотели, чтобы положенное им вознаграждение за вынашивание и роды я им навязывал, убеждал бы в том, что они его заслужили. А сами они просто решили сделать хорошее дело для людей, лишенных возможности иметь детей.

Редко, но встречались и уникальные экземпляры. Как они попадали на собеседование, непонятно. Одна из претенденток отказывалась от вознаграждения вообще: «Я должна помочь безвозмездно – этим я искуплю свои грехи».

Авантюра не бывает с гарантией

Подавляющее большинство подозревали в самой программе суррогатного материнства авантюру, но готовы были рискнуть. За исключением, конечно, тех, кто уже второй раз решился на участие в ней. Эти женщины рассказывали, какими бывают матери детей, которых они вынашивают. Одни настаивали на том, чтобы они жили вместе с биологическими родителями, другие врывались в квартиру в 3 часа ночи, чтобы проверить, не занимается ли их суррогатная мать сексом, а заодно заглядывали в холодильник – правильно ли она питается (деньги на питание женщина получает согласно условиям договора)…

И практически все ждали подвоха. Я – как посредник между семьей, пожелавшей иметь детей, и суррогатной матерью опасался за то, что в какой-то момент женщина откажется от обязательств (тогда еще не было статьи закона о суррогатном материнстве). Поэтому особенно придирчиво относился к замужним: для мужчины, у которого жена ждет его ребенка, беременность – испытание. А каково это выносить, когда она вынашивает чужого? Не ровен час – сорвется. Когда посещал претендентку, что живет вместе с родителями, оказывалось, что они считают такой заработок дочери аморальным (то, что она расплачивается за это здоровьем, было вопросом десятым), и у меня не было уверенности в том, что они не смогут ее в этом убедить со временем. И даже врачи предупреждали о том, что нет гарантий того, что женщина выполнит условия контракта. Материнский инстинкт – дело тонкое. А это повод задуматься: «Точно ли она отдаст новорожденного биологическим родителям?»

Чего боятся сурмамы

Суррогатные матери в свою очередь опасались, что взятых обязательств не выполню я. Причем чаще всего это сомнение вселяло их окружение: точно оплатят все, что обещано? Точно заберут ребенка или самой придется его растить?

Из шести женщин, прошедших по одной неудачной попытке пересадки эмбриона, у нас осталась одна. Незамужняя, можно сказать, среднеобеспеченная. Мы о ней искренне заботились, когда она лежала в клинике, купили телевизор, чтобы находилась в комфортных условиях. А когда она только забеременела, выяснилось, что у нее есть друг, уверенный в том, что на каком-то этапе она должна ждать надувательства. И она ждала: вплоть до получения вознаграждения не верила, что мы выполним обещание и условия договора.

К счастью всех участников этой истории все закончилось хорошо: моя приятельница растит своих девчонок, женщина, выносившая и родившая их, получила все, что ей было обещано по контракту, а я теперь имею удивительный и никак больше не применимый опыт общения с кандидатами на роль суррогатной матери…

И еще один штрих к портрету сурмамы. Все 120 человек, с которыми я общался, были жительницами Петербурга, в крайнем случае, Ленинградской области. И практически у всех хоть небольшие проблемы со здоровьем, но были. За исключением единственной – самой взрослой, 35-летней кандидатки. Она была идеально здорова. Но к моменту, когда мы собрались приступить к программе, оказалась беременной. Это к вопросу о возрасте, который я не включил в качестве критерия отбора суррогатной матери.

Ирина Багликова

© Доктор Питер

Рубрики: Гинекология, Права пациента

Нет комментариев Оставить комментарий

Ещё нет комментариев

Написать комментарий:

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись






Читать дальше
Читать дальше

Самое читаемое

Самое обсуждаемое

Читать все отзывы
С какими проблемами вы чаще всего сталкиваетесь летом в отпуске?

Все опросы

Нашли ошибку?

×