В Петербурге умерла 19-летняя девушка - врачи четырех клиник не сумели поставить диагноз

09:50, 09.10.2017 / Верcия для печати / 39 комментариев

Четыре петербургских медучреждения должны заплатить более 4 млн рублей матери погибшей 19-летней девушки. Несмотря на многочисленные обращения к врачам ни один из них на протяжении двух недель не смог заподозрить у студентки смертельное осложнение, развившееся на фоне приема гормонального контрацептива.

В Петербурге умерла 19-летняя девушка - врачи четырех клиник не сумели поставить диагноз
Фото: freepik.com

Выборгский районный суд Петербурга вынес решение по иску матери 19-летней девушки, умершей два года назад в Клинической больнице №122 им. Л.Г. Соколова. В течение двух последних недель жизни юную петербурженку по полису ДМС осматривали специалисты сразу нескольких медучреждений города – Петербургского многопрофильного центра (бывший Многопрофильный центр им. Пирогова, в феврале 2015 года передан СПбГУ), Покровской больницы, «Петербургской неотложки», а также 122-й больницы, но никто из врачей не смог поставить ей верный диагноз и распознать признаки смертельно опасного заболевания. Более того, медики даже не видели необходимости в госпитализации пациентки.

Мать девушки уверена, что «каждый из них действовал в русле стереотипа о невозможности серьёзного заболевания у молодой активной девушки, никто из них не насторожился, не предпринял никакого диагностического поиска, каждый ставил формальный диагноз, не соответствующий действительности…, не думая, не сопоставляя анамнез, жалобы, ухудшающуюся клиническую и лабораторную картину, полагая, что болезнь пройдёт сама собой или ею займутся на следующем этапе».

Читайте также: Bayer отказался от продажи своего скандально известного контрацептива почти во всех странах

На протяжении второй половины 2015 года Ира (имя изменено - Прим. ред.) принимала выписанный ей акушером-гинекологом поликлиники Петербургского метрополитена комбинированный оральный контрацептив «Джес». В середине октября произошел сбой в приеме препарата, начались кровянистые выделения, но особого беспокойства не вызвали. 22 октября девушка почувствовала боли в области спины, которые со временем локализовались в области ягодицы — девушка начала прихрамывать. 27 октября боли усилились, начала болеть левая часть поясницы, температура поднялась до 38 градусов. С симптомами, похожими на проявление гинекологического заболевания, девушка по полису ДМС была направлена в ту же самую поликлинику. УЗИ не показало гинекологической патологии, однако анализ крови говорил о воспалительном процессе.

В тот день девушку с болями доставили по «Скорой» в Петербургский многопрофильный центр. После осмотра хирург поставил диагноз «миозит большой ягодичной мышцы слева», назначил прием болеутоляющего «Аркоксия», антибиотика «Цифран СТ», «Вольтарен-эмульгель» и «сухое тепло» и отправил пациентку на амбулаторное лечение. Выполненная в том же медцентре компьютерная томография малого таза выявила в мягких тканях левой ягодничной области нечеткость наружного контура большой ягодичной мышцы на протяжении 45 мм и инфильтрацию подкожной клетчатки в этой зоне (проникновение и скопление в тканях веществ или частиц, которые не являются их нормальной составной частью — Прим. ред.), а сама ягодичная мышца была несколько утолщена по сравнению с правой. После КТ девушку осмотрел акушер-гинеколог. И тоже поставил диагноз «миозит большой ягодичной мышцы слева, нарушение менструального цикла в репродуктивном периоде».

«Как следует из инструкции по медицинскому применению комбинированного орального контрацептива «Джес», к серьезным побочным реакциям на прием указанного препарата относится тромбоэмболия (артериальная и венозная). Тем не менее, несмотря на осведомленность о регулярном приеме указанного препарата пациенткой, врачом акушером-гинекологом Санкт-Петербургского многопрофильного центра никакой настороженности в отношении побочных нежелательных реакций, связанных с регулярным применением препарата, проявлено не было», - говорится в исковом заявлении матери.

Благодаря анальгетику боли немного стихли, Ира смогла передвигаться по дому, сидеть за столом и готовиться к занятиям. 31 октября она отправилась в университет сдавать зачет. Но выйдя из метро, начала задыхаться, ощутила сильное сердцебиение. На «Скорой» ее увезли в Покровскую больницу. Там девушке сделали электрокардиографию, УЗИ брюшной полости и почек, рентгенографию лёгких в одной проекции, а также клинический и биохимический анализы крови и анализ мочи. По результатам рентгенографического исследования лёгких, очаговых и инфильтративных изменений не обнаружили, каких либо патологий лёгких и сердца не выявили. На врачебном осмотре тоже ничего не обнаружилось. Однако результаты нового анализа крови говорили о развитии острого воспалительного процесса на фоне снижения иммунитета. Как рассказала мать погибшей, несмотря на результаты лабораторных анализов и жалобы дочери на сильный болевой синдром, сильное сердцебиение и ощущение нехватки воздуха, спустя несколько часов пребывания в приёмном отделении ей установили новый диагноз - «астенический синдром, синусовая тахикардия» и отправили под наблюдение гинеколога по месту жительства. Девушке также рекомендовали прийти на следующий день в поликлинику и повторно сдать клинический анализ крови через 10 дней.

Следующий день, 1 ноября – воскресенье, поликлиника не работала. Иру по-прежнему мучила тахикардия, боль в левой ягодичной мышце усилилась и уже распространилась на спину, но за помощью днем она не стала обращаться. Вечером вновь поднялась температура. Приехавшая около 20.00 «Скорая» сделала пациентке электрокардиограмму, но вновь никаких показаний к госпитализации не обнаружила. В эту же ночь боль распространилась на всю спину справа и весь правый бок. Болеутоляющие перестали помогать и около 6 утра опять вызвали «Скорую». Приехала бригада «Петербургской неотложки» (ООО «ЕР Сервис»). После рассказа о предыдущих обращениях и описания жалоб врач неотложки заподозрил у Иры остеохондроз позвоночника и поставил уже третий диагноз - «дегенеративно-дистрофическое заболевание позвоночника в поясничном отделе». А также рекомендовал её «самостоятельно по состоянию» сходить на консультацию невролога.

После отъезда «Скорой» состояние стремительно ухудшалось. Переговоры со страховой компанией затянулись (напомним, Ира была застрахована по ДМС) и только около 17 часов 2 ноября девушку направили на прием эндокринолога в ту же поликлинику петербургского метрополитена. После осмотра эндокринологом и неврологом поликлиники, очередного рентгенографического исследования Ирине поставили следующий, уже четвертый диагноз - «внебольничная левосторонняя пневмония, инфекционный миокардит». Хотя за несколько часов до этого врач неотложки не выявил у нее никаких изменений в лёгких. Около 22 часов с приема девушку, наконец, госпитализировали в Клиническую больницу №122 им. Л.Г. Соколова — там она провела несколько дней, со 2 по 7 ноября.

Ее лечили на терапевтическом отделении 122-й больницы от пневмонии. Как рассказала мама, самочувствие дочери незначительно, но улучшалось. 5 ноября вместе с друзьями Иры она навестила дочь: «Была активна, жалоб не предъявляла, общалась с друзьями, гуляла по этажу».

6 ноября, в пятницу, разрешили принять душ. «В этот день я её не навещала, мы созвонились вечером, она находилась в палате, предъявляла жалобы на повторное повышение температуры и отсутствие врачебной помощи, и мы договорились, что я приеду к ней в первой половине дня в субботу, - вспоминает женщина. - Утром в субботу, 7 ноября, я долго не могла дозвониться до дочери. Через некоторое время телефон взяла её соседка по палате, которая сообщила мне, что у Иры в палате начались судороги и её перевели в реанимацию. Через час, когда я смогла доехать до больницы, дочь находилась в отделении реанимации, меня к ней не допустили. Через непродолжительное время мне сообщили, что дочь умерла».

Эксперты городского Бюро судебно-медицинской экспертизы, назначенной уже в 2016 году, установили, что смерть девушки наступила в результате прогрессирования имевшегося у неё патологического процесса — илеофеморального тромбоза, ставшего источником формирования тромбов, которые под действием тока крови мигрировали по венозной системе по направлению к сердцу и далее в лёгкие, что проявилось в виде рецидивирующей тромбоэмболии лёгочной артерии и вызвало закупорку её ветвей. Это привело к нарушению дальнейшего кровотока в этих ветвях, развитию в пораженных лёгочных сегментах инфаркт-пневмонии, что в совокупности привело к развитию сердечной и дыхательной недостаточности, ставших непосредственной причиной наступления смерти. При этом давность образования тромбоза левой внутренней подвздошной вены и венозного сплетения малого таза, по заключению судмедэкспертов, составляла не менее 14 суток, а давность образования тромбоэмболии лёгочной артерии (множественных тромбов) — ориентировочный срок от «свежих» тромбов (до суток) до тромбов давностью до 4-7 суток. Судебно-медицинская экспертиза установила, что все четыре медучреждения-ответчики имели возможность выявить илеофеморальный тромбоз и лёгочную тромбоэмболию, если бы они верно оценили совокупность данных о состоянии пациентки (в том числе приём комбинированного гормонального контрацептива «Джес»), ее жалобы и продолжили диагностический поиск. Однако этого не произошло. Более того, экспертная комиссия отметила: «наличие илеофеморального тромбоза, осложнившегося тромбоэмболией лёгочной артерии, является абсолютным противопоказанием к проведению общего массажа тела, поскольку выполнение массажа может явиться фактором, провоцирующим отрыв тромбов от места их локализации (левая внутренняя подвздошная вена) с последующей тромбоэмболией лёгочной артерии». Массаж девушке назначили в Клинической больнице №122.

Как рассказала «Доктору Питеру» Ольга Зиновьева, управляющий партнер Адвокатского бюро «ОНЕГИН», судебно-медицинская экспертная комиссия установила многочисленные дефекты диагностики, допущенные в каждом из медучреждений, в которые обращалась девушка, и причинно-следственную связь между этими дефектами и наступлением смерти.

- Как известно из резолютивной части судебного решения, оглашённой 5 октября, судом с Петербургского многопрофильного центра взыскана компенсация морального вреда, причинённого матери, в размере 1 млн рублей, с Покровской больницы - 1 млн рублей, с «Петербургской неотложки» – 100 тысяч рублей, с Клинической больницы № 122 им. Л. Г. Соколова» ФМБА России – 2 млн рублей, - сообщила Ольга Зиновьева. - Кроме того, пропорционально удовлетворенным требованиям о компенсации морального вреда с клиник также взысканы расходы на погребение девушки.

Трагедия в петербургской семье случилась осенью 2015 года. В конце сентября умер глава семейства, а всего через месяц, 7 ноября — дочь Ирина. После похорон дочери мать провела несколько месяцев в Клинике неврозов. Девушка не дожила до 20-летия всего 3 недели.

© Доктор Питер

Рубрики: Гинекология, Диагностика, Фармакология

39 комментариев Оставить комментарий

Это ужасно... Да. к диагностике сейчас часто подходят формально и да, как только заканчивается скудный поиск с умным видом отправляют к неврологу, иногда это бывает оправданно, но надо понимать, что это не диагноз, а просто врачебный футбол.

Это называется -залечили!И не только девушку!Формализм и стандарты,равнодушие и тупизм белых халатов.

залечила нищета, если врачам нормально не платить, нормальных врачей не будет.
по статистике - ежегодно 10% врачей уходят из профессии.
при ежегодном снижении затрат на медицину - ничего другого ждать не приходится.

Простите, а поступая на работу в ЛПУ врач не знает какую зарплату ему будут платить? Свою работу нужно выполнять хорошо. Или не работать.

Надо быть профессиональным востребованным врачом практиком, а не теоретиком, тогда и заработки будут иные. А если не дано, дак может быть и не стоит быть тем самым, кто испортит чью-то жизнь...

Это называется коррупцией.

Приятно видеть, что у вас, domna, все хорошо:-)))

Поучительный случай. Я бы хотел, чтоб его разобрали в каждом ЛПУ Петербурга. Илеофеморальный тромбоз- очень сложная патология. В частности мне известен случай, когда пациент доставлялся к урологу с болью в яичке и лишь на третий день отекла нога и стала ясна истинная причина страдания.
Хотелось бы, чтобы "астенический синдром" и "нейро-циркуляторная дистония" ставились как можно меньше. У 25-летнего бодибилдера причиной АД 180/100 не может быть не ГБ-2, не НЦД. Я бы вообще запретил ставить астенический синдром и НЦД не неврологам и не психиатрам. Золотое правило психиатрии: "О эндогенной причине псих. заболевания нужно думать тогда и только тогда, когда исключены все возможные соматогенные причины".

Тут видимо по причине тромбоза внутренней подвздошной вены, а не наружной была нетипичная клиника без характерного отека ноги и болей в ноге. Посему и диагностика застопорилась. УЗИ в тазу слабовато в плане тромбоза, а на ноге наверно все в порядке было. КТ, МРТ могло бы помочь наверно, и то еще надо разобраться. Есть множество вещей в медицине, которые никогда не найдешь, если не знаешь точно что искать. А у нас все делают исследование, чтобы "просто посмотреть". Все думали о банальном - типа почки, позвоночник. Но так оно и бывает обычно.

Через полгода после приема гормонального препарата "Жанин" я начала чувствовать учащение сердцебиения после пробежек и затрудненное дыхание. Дальше начались обмороки. Диагноз тромбоэмболия легочной артерии мне поставили только врачи НИИ им. Джанелидзе, когда я попала к ним по "Скорой"! Огромное им спасибо! Они меня и спасли фактически от смерти, потому что врачи других клиник Петербурга говорили, что у меня аневризма сердца или вообще последствия стресса на работе(((

Так и неврологам так же надо бы аккуратно ставить эти диагнозы.Они их тоже направо и налево выставляют.

статья в общем и целом о состоянии российской медицины... ПЛАТНОЙ медицины...

По ДМС легче попасть на приём, а качество лечения ровно такое же как и по ОМС.

Сарсания тоже принимал Джес и Жанин? Это просто роковая случайность, если уже в 122 медсанчасти не могут поставить диагноз, то что тут говорить. А что должен был сделать доктор скорой помощи? Экстренную КТ ягодичной области? Как он мог поставить такой диагноз? Где медицинские адвокаты? Так можно любого доктора засудить.

Мужчинам не обязательно принимать ОК, достаточно быть спортсменом, сушка (обезвоживание) и курение вдобавок - вот вам и тромбоз. Сколько бодибилдеров по этой причине умирает. А у доктора скорой помощи как минимум есть глаза, как и у врачей клиники, где лежала девушка, при развивающемся тромбозе меняется цвет ноги и появляется отек видимый, температура ноги так же повышается, как и тела.

Попадались не раз такие пациенты. Типичные пациенты - Молодые женщины на фоне приема КОК, пожилые женщины на фоне варикозной болезни вен, молодые мужчины на фоне качалки и сушки. Без типичной клиники очень сложно диагностируется. Иногда после осмотра кажется ничего нет, а на УЗИ неокклюзивный тромбоз бедренной вены. Нет окклюзии и нет отека, а стрельнуть тромб может запросто. А если тромбоз не на ноге, а в тазу, то и УЗИ не поможет. А в некоторых ситуациях на УЗИ и тромба-то не видно, хотя он есть и только специальными приемами можно определить, что он есть. Тема реально сложная и действительно каждый врач может на этом проколоться, даже тот, кто с этим сталкивался ранее. Но защищать медиков у нас не принято. У нас почему-то лечить и судить каждый может.

Любимый диагноз у врачей, если есть трудности в постановке диагноза, это УМЕРЕННЫЙ АСТЕНИЧЕСКИЙ СИНДРОМ (или НУ). Сначала была ошибка при постановке диагноза, а что потом??? - почитайте мою историю. Очень хочется, чтобы такое не повторялось. Мозгами работайте, люди в белых халатах. Вы действительно вторые после БОГА. На вас надеются. А вы??? Я не обо всех говорю, есть настоящие ДОКТОРА.
Я писала много жалоб в разные инстанции - результат был нулевой (первоначально это не была жалоба, а просто просьба о консультации, а жалобщицей меня сделали сами врачи). Почитайте мой отзыв от 24.12.2013 г.

См. Отзывы о Ленинградской областной клинической поликлинике.
24 декабря 2013 г.
Надежда.
Отрицательный: В 1985 году я консультировалась в этой больнице. Меня так проконсультировали, что и по сегодняшний день я остаюсь без медицинской помощи (сейчас 2013 год). Жалоба была одна: не могла после сна разгибать 5-й и 4-й пальцы после чрезмерной нагрузки на кисти рук (поднимала руду лопатой на конвейер - завод "Фосфорит"). Пальцы отскакивали как "пружина", при этом резкая боль при разгибании. Когда приходила на работу, то от нагрузки пальцы постепенно разгибались и вели себя обычно. Но после сна все повторялось снова. Из поликлиники г. Кингисепп меня отправили на консультацию вот с этой единственной жалобой. Консультанты невропатолог и травматолог поставили диагнозы: мионеврогенная контрактура и умеренный астено-невротический симптом (Ну-?). Сделали электродиагностику кистей - патологии не нашлось. Через несколько дней нетрудоспособности - выход на работу, после чего картина заболевания повторилась, добавился 3-й палец, позже все повторилось на левой руке. Повторно на консультацию отправлять не хотели («Мы с таким диагнозом - т.е. "Ну" - на повторную консультацию не отправляем»). ЭТО БЫЛО МОЕ ПЕРВОЕ УДИВЛЕНИЕ. Но я настояла на консультации. Приехала. Мне невропатолог говорит: "Вы или работайте, или идите к психиатру. Вам можно работать". ЭТО БЫЛО МОЕ ВТОРОЕ УДИВЛЕНИЕ. Удивившись, я говорю: "Дайте мне направление на консультацию к психиатру". За свою психику я была уверена, ничего не подозревая, пошла в областной ПНД (своими ногами, да, да). НО ЕСЛИ БЫ Я ТОЛЬКО ЗНАЛА, ЧЕМ ЭТО ДЛЯ МЕНЯ ОБЕРНЕТСЯ. Консультировали двое (мужчина и женщина). Так как диагноз был неясен, то предложили клинику неврозов (предварительно нахвалив эту клинику, что туда очень трудно попасть). Не хотелось соглашаться, но другого выхода не было. Очень надеялась на отборочную комиссию, но я им, видите ли, понравилась и меня взяли. Я была там несколько дней. Очень правильное определение для больных этой клиники (позже я об этом прочитала) - "это нормальное поведение человека в ненормальном обществе". Нормальному человеку там очень неуютно, противно. Я потребовали выписку через несколько дней. Заведующему я сказала: "Я очень надеялась на отборочную комиссию, что вы меня туда не возьмете". Он хлопнул по столу кулаком и крикнул: "Вон отсюда". Меня выписали на работу (причем без выписки). Купила медицинскую литературу, читаю, пытаясь что-то понять. Читаю клинику умеренного астенического симптома. И не знаю - плакать или смеяться. Голова не болит, сплю хорошо, плаксивости нет, настроение нормальное. Из какого пальца (или еще откуда-то) врачи высосали этот диагноз? Стала, по возможности, консультироваться у платных врачей, приезжая в свои выходные в Ленинград. Хирург-гомеопат, наконец-то, поставил верный диагноз (болезнь НОТТЭ) СТЕНОЗИРУЮЩИЙ ЛИГАМЕНТИТ кистей, исключить нагрузку на кисти рук. Позже я прочитала клинику этого заболевания - один к одному! Так почему же мне не хотели поставить правильный диагноз? Потому что это профессиональное заболевание? Я говорила, что в детстве что-то было с пальцами, они были согнутыми. Консультант невропатолог отвечала: "Забудьте то, что было в детстве. В таком возрасте это давно бы проявилось". Работу я бросила. Всеми правдами и неправдами приехала устраиваться в Ленинград, так как работать как специалист в лесном хозяйстве больше не хотела. Прошла медкомиссию на крановую машинистку на заводе "Большевик" (Обуховский завод). Выучилась, работаю. Стала ходить на занятия аэробикой. И вот в спортивном диспансере (было очень холодно той зимой 1987 года) врачи услышали шумы в сердце, попросили, чтобы я принесла разрешение от ревматолога. Сделали ФОНО-ЭКГ - диагноз ревматический порок сердца - МС больше МН. Читаю, что это для меня значит? Стало ясно, а именно: была в детстве ангина, после ангины было осложнение на кисти рук (я ведь говорила, что-то было с пальцами). Это была первая атака ревматизма. "Ревматизм лижет суставы, но больно кусает сердце". Значит сердце давно в процессе. Но я этого не знала, так как всегда считала себя самой здоровой. У врачей впервые появилась в 1985 году (в возрасте 34-х лет). Не было необходимости ранее обращаться, так как специалисты не проходят медкомиссии. С крана меня не сняли и к моему счастью, и несчастью (в литейном цехе). Работала пока не появились жалобы теперь со стороны сердца. Как только мое сердце послушают, так сразу к кардиохирургам отправляют. Я была (за 4 месяца – сентябрь-декабрь 1989 г.) в стационарах 1-го мед. им. Павлова (госпитализацию предложил сам профессор Углов), затем у Лейченко (1-й мед), чуть позже в ГИДУВ у Васильева. Все брали, чтобы решать вопрос о хирургическом лечении (лично для меня этот вопрос еще не стоял, мне хотелось почувствовать себя здоровой. Но увы!). Все дружно через какое-то время меня выписывали, советовав "ЛЕЧИТЬСЯ НЕ У НИХ". Все выписывали меня на работы, на кран. Уму трудно это понять, но так было. Без моего ведома психиатры с Невского ПНД (врач Попова) поставили меня на учет, хотя я к ним за медпомощью не обращалась. Пришлось обращаться на телевидение в 1991 году. Была создана комиссия 01.03.1991 г. во главе с психиатром Дунаевским В.В., была я приглашена, и эта несчастная Попова. Мне были принесены извинения со стороны председательствующего, сказали, что с учета меня сняли. Но и по сегодняшний день эта гнусная ложь тянется за мной. У меня сейчас 3 группа инвалидности (с 1992 г. проходила только кардиологические ВТЭК - сначала в Невском районе, затем из-за конфликта - в Московской кардиологической ВТЭК (председатель Чубакова - с 1998 г. бессрочно 3-я группа). Невская кардиологическая ВТЭК умудрилась запачкать мои втэковские документы опять же о якобы моем учете в ПНД. И ГорВТЭК подхватывал эту информацию и по телефонному радио медики продолжали лгать в моем анамнезе, в жалобах на состояние здоровья, редактируя все по-своему. Во все это трудно, конечно, поверить. Но медкарты с г. Кингисепп и из областной пол-ки у меня на руках. Я один раз в жизни заболела - и вот так меня опустили ниже плинтуса, оболгали мою Историю болезни. Я не говорю, что все медики такие, но их много. Я была в стационарах не один раз, везде была круговая порука. Я могла с активностью ревматического процесса не получать лечения, а быть выписанной. Сейчас у меня уже куча пороков: вторичный пролапс МК, МН 3 стадии, АоН 1 ст., ТК-1-2 ст. + приклапанная недостаточность пульмонального клапан, ИБС 2-3, нарушения ритма сердца (фибрилляция предсердий). В поздней стадии заболевания уже не может быть жалоб на отеки ног, сердцебиения, перебои, человек как бы заново здоров, но это не так и медики это знают. ВОТ ТАК МЕНЯ ПРОКОНСУЛЬТИРОВАЛИ В ОБЛАСТНОЙ ПОЛИКЛИНИКЕ НА ЛУНАЧАРСКОГО в 1985 ГОДУ. И как же мне после всего этого относиться к врачам? Стараюсь быть вежливой, не с них же брать пример. Но хочется обозвать их самыми жуткими словами, какие только есть в русском языке. Я вот, к сожалению, не ругаюсь матом. К счастью, не курю, не пью. Может мое послание кому-то из медиков пойдет на пользу.

P.S. Операцию мне сделали в 03.03.2015 г. в центре им. Пирогова на Фонтанке, 154. Одномоментно выполнено протезирование МК, пластика ТК + АКШ (2 шунта). Мне, наконец-то, встретился кардиохирург от Бога. Это Шматов Д.В. Я успела заскочить в последний вагон.

Все направо-налево хаят Институт Скорой помощи Джанелидзе, но в моем случае, я так же осталась жива в свои тогда 30 лет принимая всего 3 мес Джес, именно благодаря сотруднику выездной бригады, который поставил на глаз и по жалобам (!!!) правильный диагноз, тут же отвез в приемное отделение, где диагноз подтвердил уже на дуплексе практикант, даже не врач (тоже илеофеморальный тромбоз слева). За это им огромная благодарность, а так же моему гематологу Вавиловой Т.Н. и ее ассистентке Ольге Олеговне (Диагностический центр №1), которые действительно врачи с большой буквы и занимаются своим делом - лечат и спасают людей!
За две недели до этого обращалась в районную поликлинику №56 фрунзенского р-на с жалобами на боли в крестце и боль в ноге, уже появилась хромота, но врач Клишина И.Ю. решила, что сдать кал и мочу - это лучшее, что может ей помочь поставить диагноз, молодая, какие там болезни! Далее первый вызов скорой, после выстрела тромба от колена, диагноз ущемление седалищного нерва, прописаны уколы, мази и таблетки, от которых практически теряла сознание. Еще через неделю та самая роковая ночь 13 апреля 2013 года, которая так изменила жизнь.
Пройдя через это все я одно не могу понять - как врачи могли пропустить заметный невооруженным глазом отек в паху, цвет ноги, ведь при тромбозе она пятнами и багровеет? Создается стойкое впечатление, что увидев ДМС перечисленные в статье клиники просто напросто решили заработать проведя как можно больше исследований, не особо вникая в их показатели. Халатность в полном ее проявлении! И как объяснить тот факт, что в тот же Джанелидзе, по их же словам пачками везут девушек и женщин принимавших ОК с тромбозом, они много лет уже знают об этой проблеме и предупреждают, что ОК это главная причина, а врачи других клиник разводят на деньги и залечивают женщин?
P.S. Соболезнование маме девушки и близким, и дай Бог вам сил в борьбе с прикрывающими друга друга "врачами" нашей системы здравоохранения. Все останутся на своих местах, увы, как и в случае с Кириллом Юдиным, где реаниматолог довел ребенка до комы, а медсестра вывернула ножки, все это подтвердила экспертиза, но они как работали в Педиатричке, так и продолжают, а ребенок какой год подряд проходит реабилитацию на собранные ср-ва в Испании, так как наши рос.врачи не хотят признавать и исправлять свои ошибки! (Простите, что не по теме, накипело.)

Заработать на ДМСных пациентах? Да вы, наверное, просто не знаете о чем пишете. Если пациент лечится по ДМС, то необходимо согласовывать каждый шаг со страховой, вплоть до каждого показателя в анализах и каждой назначенной таблетки по отдельности. Если страховая отказала, то исследование не проводится, или становится платным для пациента. То же и с препаратами. Многое зависит от страховой компании и самого договора страхования, что в него входит. Иногда - это только более комфортная палата, чем по ОМС, и не более того. Самый лояльный страховщик - СОГАЗ, эти отказывают редко. Бывают не компетентные страховые агенты, которые просто не знают стандартов диагностики. Лично знаю случаи, когда в интересах больного, поступившего по ДМС, переоформляли историю болезни на ОМС (у пациентов может быть 2 полиса), чтобы провести необходимую диагностику, например коронарографию или МСКТ с контрастом, которые ДМС оплачивать отказывалось. Исследования дорогостоящие, большинство пациентов их оплатить не в состоянии, ДМС тоже хочет платить как можно меньше, поэтому во многом и отказывают. Что касается девушки, то МСКТ, скорее всего, проводилось без контрастирования сосудов, в таком случае тромбов не видно. УЗИ тут тоже - слабый помощник. Возможно, ДМС отказалось оплатить контраст (эти препараты очень дорогие, 3-5 тыс. рублей за флакон). Возможно, ДМС отказывало и в других исследованиях. Так что, ДМС порой никак не помогает докторам зарабатывать, а только лишь усложняет работу.

К теме о квалификации докторов:
Приехала в клинику Медем с разрывом связки.
Говорю доктору-"на тренировке порвала связку, что делать?"
Травматолог посмотрел на мои каблуки и небрежно поставил диагноз:
"да у вас проблемы с венами, как можно на таких каблуках ходить..."
Пришла на УЗИ- диагноз: разрыв связки...
Ну что тут скажешь...

Эти диагнозы друг друга не исключают. Возможно, у вас есть и то, и другое. Вы пришли с разрывом связки, а врач обратил внимание еще и на ваш варикоз. Если это заметил даже травматолог, а не только флеболог, значит, есть на что смотреть, и проявления начальными уже не назовешь. Чем же плох этот доктор? Тем, что обратил внимание не только на свое, но и на сопутствующее?

Хм. Контрацептивы в 19 лет. 19-летняя незамужняя девушка с нерегулярной половой жизнью. Спокойнее пользоваться презервативами. Зато молодой человек жив, здоров и радуется новым контактам.

Контрацептивы часто используют не для предохранения, а для лечения некоторых заболеваний. Скорее всего, это и есть тот самый случай. Врачи особо не назначают ОК нерожавшим.

Вы абсолютно правы.У меня была такая ситуация.Но я сразу поняла ,что ухудшение состояния связано с приемом этих средств.И вовремя прекратила принимать,поставив в известность врача.

Марьянов тоже контрацептивы пил?

Нет. Он просто пил.

По вашему тромбы от пьянства образуются? Забавно. Может в водку аспирин добавлять?Это открытие на докторскую тянет.

При употреблении значительных количеств алкоголя происходит сгущение крови за счет выхода жидкости в мягкие ткани (например, бывает отек лица на утро при массивных возлияниях с вечера), отсюда и возможность тромбозов, особенно на фоне генетически обусловленной предрасположенности к тромбозам, что заранее не известно. Поэтому удел алкоголиков - это тромботические инсульты, инфаркты, тромбоэмболия легочной артерии, тромбозы нижних конечностей. Особенно, если такой товарищ набрал градусы перед длительной поездкой на машине или полетом. Кроме того, из-за обусловленного приемом алкоголя нарушения электролитного состава крови (снижение уровня калия), возможно развитие пароксизма фибрилляции предсердий, что, в свою очередь, также является мощным фактором риска тромбообразования с последующими тромбоэмболическими осложнениями. Так что, думайте сами, решайте сами, пить или не пить. И аспирин тут не поможет, нет точки приложения для препарата, механизм тромбообразования другой... И ничего открывать не надо, все и так давно известно. А если не в курсе, так лучше воздержитесь от подобных комментариев.

Очень сочувствую и понимаю, как никто! Вот моя история. В августе 2016 г. в больнице им. Костюшко умерла девушка в возрасте 22 лет, подруга моего сына, также от тромбоза вследствие приема противозачаточных (Новоринг). Больница отказалась признать свою вину, мать девушки подала в суд, ждем его. Попала девушка в больницу в выходные с тошнотой,рвотой, отнимались ноги, периодически теряла сознание. Никто не спросил о противозачаточных, никакого обследования проведено не было, не осмотрена хирургом и неврологом, короче никто ничего не делал. Когда она уже была в коме, у нее взяли анализ на генетику, оказалось, что совпали 3 гена из 5! Ей даже рожать нельзя было...
Гинекологи повсеместно назначают гормональные лекарства без анализов, не выясняя наследственность, не делая коагулограмму. В инструкции к лекарству не указываются симптомы, при которых нужно срочно обращаться к врачу (как у препарата "Мирена" например). Я писала на сайт Минздрава, ответа не получено. Обратилась в Комитет здравоохранения, они только ответили, что анализы не предусмотрены по ОМС. Это и без них ясно, а почему не ввести их в практику? Сколько девушек еще должно погибнуть? Почему хотя бы не предупредить о необходимых платных анализах и симптомах, не выяснить анамнез? Бабушка моей знакомой умерла от тромбоза, например.
Сколько раз мне самой назначали гормоны для лечения! И даже при упоминании о тромбофлебите у моей матери и удаленной вене у меня в 45 лет, никаких сомнений у врачей не возникало! Вывод один: всем нужно самим разбираться в медицине, критически относиться к врачам, а лучше всего вообще не принимать гормоны. Слишком мало врачи в них понимают!

Как у вас все легко и просто получается! А что если данных о наследственной коагулопатии нет? Может вы не в курсе, но бывают и впервые возникшие мутации, когда все родственники во всех поколениях здоровы. У меня такие пациенты были. Коагулограмма выявляет далеко не все нарушения и не всегда, бывает вовсе не информативна. Анализы крови на генетику тромбофилий не входят в ОМС и не во всех ЛПУ их делают. Все генетические исследования весьма дороги, это суммы в тысячах рублей, а иногда и в десятках тысяч, не все могут их оплатить. Ввести их в практику? Назначать всем подряд? А кто оплачивать будет? Бюджет ОМС и каждого ЛПУ в отдельности сильно ограничен. На повышение налогов, оплату за свой счет, никто, в том числе и вы, не согласится. В очень далеком будущем, может быть и введут, но в данный момент это не возможно. Про гормоны " вообще" уже все сказано ранее, добавить тут нечего.

margonatal, правильно, вы погуглив один раз сразу стали профи и разбираетесь во всем лучше врачей! Сколько раз, я объясняла пациентам и пациенткам с массивной ТЭЛА в анамнезе, с повторными тромбозами, что необходимо сдать кровь на генетику (тем более, что этот анализ можно выполнить в нескольких мед учреждениях СПб, а не как раньше, только в НИИ Гематологии), так вот, соглашаются единицы! Из 10 которым нужно, сделает 1, в лучшем случае 2. А это люди, у которых уже были тромботические катастрофы!, пациенты с подозрением на антифосфорнолипидный синдром.! Всем нужна халява, свои кровные предпочитают тратить на сигареты (которые в сочетании с некоторыми контрацептивами увеличивают риск тромбоза). Так что перспектива проводить (или предлогать пройти) генетическое исследование перед назначением контрацептивов - утопия. А по поводу гормонов "вообще", то, что вы написали - просто смех, даже комментировать не хочется. А лучше всего вообще к врачам не обращаться, тогда и гормоны не назначат.

Ну вот появился первый человеческий диагноз- антифосфолипидный синдром. Вы предлагаете всем женщинам перед приёмом КОК сдавать генетику? Какую? Сколько это стоит? За чей счёт этот банкет?

Ёжику понятно, что пациенты хотят проводить исследования за чей угодно счет, но только не за свой. Генетика тромбофилий - это комплексный анализ, целая панель показателей на все основные виды (их 5). Во всех лабораториях так и называется - "генетика тромбофилий". Стоит очень дорого, порядка нескольких тысяч рублей, как и все другие генетические исследования. В ОМС не входит. ДМС найдет 10 причин для отказа, чтобы не платить за дорогой анализ. ЛПУ оплачивать всем подряд дорогостоящие анализы из своего бюджета не могут, врачи из своего кармана тоже платить не обязаны. Проблема должна решаться на уровне Минздрава.

Послушай ёжик. Тебе все понятно, а 4 клиники нагнули на 4 миллиона рублей. Спрашивается за что? Только ты один такой умный?

Считаю бессмысленным продолжать дискуссию с трамвайным хамом(-кой) , который(-ая) позволяет себе тыкать не знакомым людям.

Клиники были оштрафованы за несвоевременную диагностику тромбоза и его осложнений, приведшую к смерти пациента, при наличии условий и возможностей это сделать. Инфаркт-пневмонию можно заподозрить на обычном рентгене + другие клинические проявления, которые выясняются путем тщательного сбора анамнеза, что, видимо, сделано не было. После Рг, при подозрении на ТЭЛА пациент отправляется на МСКТ с контрастом (МСКТ- ангиография) - и все, диагноз в кармане, можно назначать необходимое лечение. Если бы в самой первой клинике грамотно собрали анамнез, сделали МСКТ таза с контрастированием сосудов, увидели тромбы, сразу дали антикоагулянты, то всего остального можно было бы избежать, девушка была бы жива. При этом для диагностики тромбоза дорогостоящий анализ на генетику тромбофилий не нужен. Другие клиники допустили не менее серьезные дефекты диагностики, и как следствие, проводили неверное лечение, при наличии всех возможностей правильной постановки диагноза и достаточного количества времени на это. Особенно отличились там, где лечили от ДДЗП. То, что они сделали, называется расхождением диагнозов 1 степени. Вот за что они поплатились штрафами, и это еще мало. За это проводится разбор полетов на уровне министерства и назначается городская ЛКК, по результатам которой кто-то из "участников" может лишиться должности, а кто-то отправится на переобучение, а потом будет работать "до первой ошибки". Не зная и не понимая суть вопроса, вы хамите и тыкаете незнакомому человеку. Считаю бессмысленным продолжать дискуссию, больше писать не буду.

Всего-то остался невыясненным вопрос- было у девушки наследственное заболевание или нет, был или не был фосфолипидный синдром? К экспертам нет вопросов? Всегда стрелочник виноват?

За чей счет не сдавай, вероятность развития побочных эффектов все равно останется. Надо просто об этих эффектах знать и быть настороже. Тогда вероятность подобного развития событий будет ниже, но все равно будет.

Это правда.Пациенты тоже должны это знать.

Написать комментарий:

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись






Читать дальше
Читать дальше

Самое читаемое

Самое обсуждаемое

Читать все отзывы
Как вы принимаете антибиотики?

Все опросы



Нашли ошибку?

captcha Обновить картинку
×